Глава 1

«Вот твои деньги на этот месяц. Смотри, не потеряй.»

«Спасибо, отец!»

Балуд радостно воскликнул, получив серебряную монетку от своего отца, Игниса.

Большую часть земель занимал лес. Поэтому семья графа лишь немногим богаче своих подданных.

Всего у Балуда было уже 72 серебряных монет. В переводе на японские иены — около 1.4 миллиона (около 13 000 долларов)

Начиная с того момента, как Балуду исполнилось пять, Игнис стал давать тому карманные деньги. Он делал это, чтобы обучить Балуда обращаться с деньгами.

Хотя, благодаря памяти предыдущих жизней, Балуд и так прекрасно понимал ценность денег.

Так что эти деньги всего лишь удовлетворяли фетиш одной из личностей внутри Балуда.

«Ха-ха-ха… О, блестяшка!»

«Никак не могу привыкнуть к выражению лица молодого мастера, возникающего каждый раз при получении монетки»,- произнесла Сейрун, видя, каким взглядом Балуд смотрит на монетку.

(Молодой мастер был бы идеальным, не будь этого фетиша…)

Пять лет назад Сейрун была нанята в качестве горничной.

Не то, чтобы Игнис давал какие-то особые указания, но, похоже, он просто хотел, чтобы у Балуда был друг, близкий ему по возрасту.

Поэтому она выросла, считая Балуда своим младшим братиком.

Она вспомнила свои ощущения, когда впервые встретила Балуда.

Ему тогда было около шести лет, и он был симпатичным молодым мальчиком.

Но она быстро подметила, что иногда он ведет себя не в соответствии со своим возрастом.

Точнее, было просто невозможно не заметить.

«Какая симпатичная мордашка!»

Произнес он и ухмыльнулся так, как всегда усмехался дедушка Сейрун. Потом вдруг…

«ОТЛИЧНО! ПЕРСОНАЛЬНАЯ ГОРНИЧНАЯЯЯ!»

С этим криком Бард начал кататься по полу, как любил делать тридцатилетний брат Сейрун, прославившийся в столице своими странными увлечениями.

Этими своими действиями и с немного покрасневшим лицом он выглядел отвратительно.

Ей было всего восемь. Так что неудивительно, что её смутило подобное поведение.

Да, уже тогда она была очень красивой. От матери в наследство ей достались золотистые волосы и карие глаза.

«Ты поиграешь со мной, Онее-тян?»

Сейрун окончательно запуталась, поскольку прямо сейчас он опять походил на маленького, миленького мальчика.

Совсем не такой, какими были её дед или брат.

Она почувствовала, что, несмотря на странные личности, проскальзывающие в нем, Сейрун желает защитить Балуда. Поэтому она произнесла:

«Конечно».

Видя одиночество, которое проскальзывало во взгляде Балуда, Сэйрун начала ощущать его скорее не как господина, а как члена своей семьи.

С того дня Сейрун стала для него охранником, сестрой и просто очень хорошим другом.

Балуд был очень чувствительным ребенком, неспособным самостоятельно уснуть.

Иногда Сейрун сомневалась, что ему на самом деле 11 лет.

«Сей-нее, расскажи мне что-нибудь интересное.»

«… А ты и вправду любишь слушать старые истории».

Они все время проводили вместе. От рассвета и до заката.

«Сей-нее, ты такая теплая…»

Она всегда ощущала себя матушкой, когда Балуд устраивался у нее на руках.

(если бы у меня на самом деле был младший братик, был бы он таким же миленьким?) — думала она.

Чувствуя его тепло, она крепче сжимала Балуда в объятьях.

Сейрун сама не заметила, как полюбила его.

А вот другим личностям, иной раз проступавшем в пареньке, доставалось от нее по-полной.

«Объятие женского тела, не одевшего бюстгальтер!.. Ав! Оуч! Бафу! Гофу!»

«Непослушные должны быть наказаны!»

«А это по своему мило!..»

Сейрун бросало в дрожь от Масахару, который, видимо, наслаждался даже наказанием.

«А ну-ка пошел вон из Юного господина! Извращенец!»

Проснувшийся утром Балуд недоуменно потирал лицо.

«У меня болят щеки…»

Чувствуя себя виноватой, она только молча смотрела.

Всего два года назад они стали спать в разных кроватях. Просто тогда Сейрун начала ощущать разницу между мальчиками и девочками.

Примерно в те времена они и ванну перестали принимать вместе.

Иногда Масахару просыпался и кричал что-то вроде:

«Реальные горничные — это моэээээ!»

Но, после заслуженного наказания он удалялся.

Однако…

Бывало время, когда его лицо искажалось ухмылкой старика.

Правда, помимо Сейрун, никто не был в курсе об этом его фетише.

Она с печальным вздохом вспоминала, каким милым малышом был в детстве Балуд.

«… Ладно, сдаюсь…»

Но не успела она сказать, что-то типа: «надеюсь, ты никогда не пересечешь черту», как лицо Балуда искривила ухмылка, и он прижал монетку к щеке.

«Ах… Эта приятная прохлада серебра!»

«… Беру свои слова назад. Немедленно сядьте, юный господин!»

Увидев выражение лица Балуда, крутящего в руках монетку, Сейрун поняла, что поспешила с выводами.

(Я должна обучить его, чтобы он стал достойным приемником)

Ну, его фетиш до денег начался довольно давно.

Если все припомнить, то скорей всего с самого его рождения.

Даже в то время, пока остальные его личности еще не пробудились, он предпочитал играться именно с монетами, а не с обычными игрушками.

Он еще не умел ходить, но уже тогда его руки тянулись к золотым и серебряным монеткам.

Но никто в семье Маггот в то время не понял, что это именно фетиш. Они посчитали, что его просто привлекают блестящие вещи.

Вместо монет они давали ему маленькие мечи и обучали использовать их.

Даже в том юном возрасте Балуд сообразил, что лучше не демонстрировать взрослым свой фетиш.

И с тех пор никогда не демонстрировал перед родителями свое нездоровое увлечение деньгами.

Исключением стала Сейрун, с которой он проводил целый день.

Естественно, это был фетиш не самого Балуда, и не личности, по имени Масахару.

Это было пережитком прошлой жизни другой личности. Ока Санаи. Самурай, живший эру Сэнгоку.

Он родился в семье бедного самурая и, поэтому, появилась эта жажда денег.

Ока Санаи прославился в ту эпоху, как сумасшедший с манией… точнее, окружающие его люди верили в это.

Он родился в местности Вакаша. Служил Ниве Нагахиде, который был подчиненным Оды Нобунаги.

Потом он перешел под руководство Гамоу Уджисато.

После смерти своего господина он перешел в подчинение Уесуги Кагекатсу, одного из пяти великих старейшин.

В то время он был известен, как военный эксперт. Но история сохранила память о нем, как о величайшем скряге эпохи.

Он не редко действовал, как ростовщик, стремясь получить как можно больше прибыли.

Однако его нельзя было назвать жадным. Он просто любил сами деньги, как предмет.

Но ему пришлось выйти с 150 солдатами против 15 000 солдат Дате. Но и в том бою он был всего в одном шаге от того, чтобы насадить на копье голову Дате Масамуне.

Еще до смерти он прославился тем, что оплатил все долги своего друга, Уесуги.

Когда он покинул ряды войск армии Уесуги, прославленный Наоэ Канетсуги сказал: «Руки победителя не должны быть запятнаны деньгами». И тогда никто не понимал, насколько ценного человека потеряла армия.

В реальности, после эпохи сэнгоку пришла эра развития. И в те времена люди, подобные Санаи, умеющие использовать деньги, стали цениться гораздо выше прославленных полководцев прошлого.

Благодаря личности Масахару, Балуд понимал, что его фетиш к деньгам сродни помешательству.

Однако эта любовь была настолько сильна, что даже в раннем детстве, еще не сформировавшаяся личность Санаи проявляла себя.

«… Беру свои слова назад. Немедленно сядьте, юный господин!»

Балуд с трудом сдерживался. Ему хотелось не просто прижать монетку к лицу, но и облизать её.

Но… он понимал, что этим только сильнее разозлит Сейрун.

«Я осознал свою вину. Пожалуйста, прости меня.»

«Хорошо… если так.»

Сейрун тяжело вздохнула. Она лучше, чем кто-либо понимала, что эти его извинения совсем не искренне.

Но она не могла долго сердиться на Балуда. Особенно, когда он стоял с таким виноватым видом.

Все-таки Сейрун слишком сильно любит своего непослушного младшего братца.

«Ладно, я пошел!»

«Молодой мастер! Постойте! Я еще не закончила с вами!»

«Прости, но я спешу. Выскажешь мне все, когда вернусь!»

Она могла только тяжело вздохнуть, глядя вслед убегающему Балуду.

Очевидно, что Балуд что-то задумал.

Он постоянно куда-то убегал с группой детишек из города, но никто из них так и не проговорился.

«…Как Балуд вернется, я обязательно накажу его!»

Но, несмотря на волнение, Сейрун была уверена, что Балуд не занимается ничем противозаконным.

«Сей-нее и вправду добра ко мне…»

Ему повезло, что именно она была его горничной.

Только благодаря этому он мог сбегать и тайком проворачивать свои делишки.

Любая другая горничная уже давно бы доложила его родителям.

Но Сейрун была не только горничной, но и другом детства. Она для него была как сестра.

«Балуд-сама! Мы ждем вас!»

Тайрос радостно поприветствовал Балуда, только что выбравшегося в город.

Для своего тринадцатилетнего возраста он был довольно крепким и высоким. Он мечтал, когда вырастет, стать солдатом.

Он был третьим сыном в семье известного портного города. Симпатичным, добрым и озорным ребенком. И Балуда он считал скорее другом, а не сюзереном.

Его поведение скорее напоминало охранную собаку Балуда.

Естественно, Балуд добился этого благодаря памяти предыдущих жизней. Ведь он мог думать и планировать не как ребенок его возраста.

«Отлично. Отправляемся в наше секретное место»

Балуд пошел вперед, а Тайрос шел чуть позади, как ходят подручные босса.

На свои деньги Балуд купил уединенный участок плодородной земли около 100 квадратных метров. И сейчас там кое-что выращивал.

«Эй! Балуд-сама! Посмотрите, какая большая!»

«А разве они вкусные?»

На ферме их встретили еще пара ребяток, которые игрались и, заодно, поливали грядки.

Порко был сыном торговца. А Марго — дочерью торговки.

«Время сбора урожая почти настало. Хорошо, что за ней не требуется пристальный уход»

— пробормотал Балуд, осматривая ферму.

«Я спрашивал отца, но он сказал, что она несъедобна».

«А? Это правда, Балуд-сама?»

Похоже, Порко не смог сдержать любопытства и попытался сам все разузнать.

Ну а вечно голодная Марго… думала только о еде.

«В сыром виде — да. Но… пусть и не вкусная, но она очень полезная для организма»

Балуд, посмеиваясь, смотрел за реакцией той парочки.

Хотя они и родились раньше, но, благодаря воспоминаниям других личностей, Балуд воспринимал их, как детей.

«Так что вы планируете делать с ней?»

Самый старший из них, Тайрос, с любопытством смотрел на Балуда.

В глазах всех троих горела надежда. Ведь вырастить её поручил Балуд, которому они полностью доверяли.

От этих преданных взглядов он почувствовал себя немного неловко.

«Итак, займемся сбором чуть позднее. А сегодня я вам все расскажу, зачем она нужна.

«О, ДААААА!»

Даже Тайрос, обычно спокойный, казалось, загорелся.

Похоже, их любопытство уже на пределе.

(Многие годы она росла в близлежащих горах, но все игнорировали её.)

Вытащив парочку крупных плодов, Балуд с ребятами зашел в небольшой домик на краю участка.

«Марго, порежь их на мелкие ломтики. Тайрос, Порко, принесите и нагрейте кастрюлю воды».

«»»Есть!»»»

Балуд с усмешкой наблюдал за суетой троих детишек.

«Хухуху, Итак, момент настал. Пришло время воспользоваться моей чит-способностью: современными знаниями, чтобы получить хорошую прибыль».

Год назад жажда наживы Оки Санаи и чунибье Масахару впервые объединились и выдали гениальную идею.

До тех пор каждая личность как бы «тянула одеяло на себя».

Ведь трудно ужиться таким сознаниям, как средневековый ребенок, ученик средней школы и пожилой ветеран-самурай.

Наверняка по многим вопросам их мнения будут не совпадать.

Он не сошел с ума еще в детстве лишь благодаря любви родителей. Заботе Сейрун. А, также, изнуряющим тренировкам от матери, которые отнимали все его силы и большую часть свободного времени.

Тяжелые тренировки, в которых не редко даже его жизнь висела на волоске, заставили сознание самого ребенка окрепнуть, а двум остальным личностям прийти к согласию работать совместно.

Что бы уйти из-под демонической руки Маггот в те дни родился «Новый Балуд».

Эх… как бы ему хотелось навсегда выкинуть из головы воспоминания о тех кошмарных днях.

Он считал, что эти посевы гораздо важнее тех изнурительных тренировок.

(Если все пройдет успешно, то прибыль выйдет немаленькой. Тогда можно будет прикупить еще земель, нанять побольше рабочих, открыть торговую компанию… Проклятье, сколько всего откроется!)

Видя странное выражение лица Балуда, Марго, Порко и Тайрос зашептались.

«У Балуда-сама опять то самое выражение на лице».

«От этого у меня мурашки. Я даже начинаю сомневаться, что он такой же ребенок, как и мы».

«Нет-нет. Наверное, он просто думает о чем то настолько великом, что мы и вообразить не можем»

На ферме Балуд выращивал сахарную свеклу.

В корнях этого растения содержится много сахарозы.

Однако в эту эпоху об этом никто не знает. Поэтому листья свеклы иногда используют для салата, а корни отдают на корм домашнему скоту.

На земле сахар из свеклы догадались начать извлекать только в середине 18-го века.

В Аурелии же сахарный тростник, из которого тут добывали сахар, рос только в южных частях континента, ближе к морю.

И никто не подозревал, что сахар можно получить из дешевой свеклы.

«Вы все мелко порезали? Отлично! Как вода закипит, скиньте эту нарезку туда. Так мы избавимся от неприятного запаха»

Приказы сыпались от Балуда один за другим.

«Вперед! Уверен, вам понравится вкус!»

«Хммм… а я слышал, что вкус у нее отвратительный…»

***

Свекла варилась уже около часа. Марго стало скучно, а вот Порко ходил вокруг кастрюли, с трудом сдерживая нетерпение.

Порко был очень упрям. И, в будущем, это вполне поможет ему стать достойным торговцем, как и его отец.

«Хорошо. Теперь слегка сожмите плод и дайте еще немного покипеть. Так мы извлечем щелок».

«Так?»

Уточнила Марго, слегка склонив голову и приступив к действию.

«Да. Хотя получится и немного, но результат вам определенно понравится».

«То есть, нам нужна только эта выделяемая жидкость?»

Нетерпеливый Порко с трудом сдерживался те десять минут, пока вещество, выделяемое из корня, вытекало и начало сгущаться.

Вскоре слегка коричневатая густая жидкость предстала перед ними. Марго нетерпеливо спросила:

«Эй, оно готово? Уже можно кушать?»

» Пока что мы сделали совсем немного, так что каждому буквально по чуть-чуть. На кончике пальца».

Тайрос и Порко немедленно опустили в жидкость по пальцу.

«Спасибо за угощение!»

«Слаааааааадко!»

В едином радостном порыве все трое ребятишек смаковали сладкий вкус сахара.

Сахар был очень дорогим, и, потому, семьям большинства горожан был не по карману.

Пчеловодство тоже не было развито. И потому в основном людям приходилось довольствоваться фруктами.

«Ох! Проклятье! Балуд-сама! Я никогда еще не пробовал ничего столь сладкого!»

«Это же сахар? Да? Но откуда тут взялся сахар?»

«Раньше я немного сомневался, но… это восхитительно!»

Марко, Порко и Тайрос с восхищением смотрели на Балуда, в ком еще недавно усомнились.

Под их восхищенными взглядами Балуд расцвел в улыбке.

(Отлично! Я уже прямо вижу груду монет! Еще! Хочу еще больше золота! Его будет столько, что за всю жизнь не потратить! Ах… Я буквально в шаге от несметных богатств!)

«Что-то случилось, Балуд-сама?»

На вопрос Марго, вместо Балуда, ответил Балуд.

«Не мешай. Наверняка он обдумывает очередную великую идею!»

Порко же тихо пробормотал:

«А, по-моему, он думает о какой-то глупости…»

Но никто из них и представить не мог, что Балуд, в лице Санаи, мечтает усыпать полкомнаты монетами и, обнаженный, плавать в них.

Уже упоминалось, что у этого, погибшего от руки Дате Масамуне (в бою, когда численность противника была более чем в сто раз больше) самурая был этот фетиш.

Были и другие самураи, которых можно было назвать скрягами.

Например, Фукушима Масанори, или Като Киёмаса, чьи экономические успехи вошли в историю.

Однако у Санаи в его особняке была тайная комната, в которой он раз в месяц проводил тайный ритуал.

Он рассыпал монеты по полу и, нагишом, купался в них.

«Проклятье, как здорово! Ради этого и стоит жить!»

Должно быть Санаи был единственным человеком в ту эпоху с подобным увлечением.

Возможно, в появлении этого фетиша частично виновата частая смена «господ», которым он служил и трудное материальное положение в детстве.

(Проклятье… магическое притяжение денег вновь пытается поглотить меня! Борись! Ты должен бороться, Балуд!) [Санаи]

Балуду потребовалось около пяти минут, что бы выиграть тяжелый ментальный бой.

«Никому не рассказывайте об этом сахаре, ясно? Это — ваше испытание. Если проговоритесь, то я прогоню вас и в будущем не позволю служить мне!»

«Конечно!»

«Хорошо!»

«Доверься мне!»

Порко, Марго и Тайрос согласно кивнули.

Сейчас они жаждали приступить к сбору сахарной свеклы. Оставив сбор им, Балуд направился на торговую улицу.

***

Пройдясь по оживленной улице Балуд оказался перед нужной ему торговой лавкой.

Несмотря на небольшой размер, лавка была очень изящной и аккуратной. Над ней висела вывеска «Корпорация Саварин».

«Денежки капают?»

«Более-менее».

Персона, ответившая на вопрос Балуда, была менеджером этой фирмы, Селина Саварин.

«И у тебя, Балуд, кажется все складывается неплохо».

Улыбка 18-ти летней Селины напоминала распустившейся красивый цветок.

«Тонкий нос и очень красивые глаза делали её похожей скорее на «элегантную леди», чем на «красивую девочку».

Но взгляд Балуда, как всегда, зацепился за её макушку. Там располагались два собачьих ушка, плавно спускающиеся по краям головы.

Она была териантропом. Или, по простому, зверочеловеком.

Каждый раз, видя её шелковистые, меховые ушки, Балуд жаждет зарыться в них лицом.

Так же он хочет получить ответ на вопрос, мучающий Масахиру. Чьи ушки приятней — собачьи или кошачьи.

Но, сколько бы он не просил, Селина всегда отказывала ему.

Кстати, здесь, в землях Алуэрии, зверолюди встречаются довольно часто.

Говорят что они — потомки героя Броккуса, заключившего контракт с зверобогом. В основном их два вида — с кошачьими и собачьими ушками.

Помимо строения тела они мало чем отличаются от людей. Может быть, чуть-чуть более чувствительны и сильны.

Так что, проще говоря, они те же люди, но с хвостами и ушами животных.

Селина — дочь торговца. После смерти отца она приняла семейный бизнес и чуть было не была похищена своим дядей.

Когда-то Балуд спас её. Его героическая фигура навсегда отпечаталась в её памяти.

С тех пор при виде его она ощущала чувства, которые вспыхнули бы в любой девушке в подобной ситуации.

На тот момент Балуду было всего девять, но его отвага была как у легендарного героя.

Корпорация Саварин была основана отцом Седины, Массоудом, на тот момент бывшим мелким торговцем, и её матерью, Лилией — обычной домохозяйкой.

Хотя поначалу лавочка была маленькой, но, благодаря связям отца, имевшим знакомых по всей стране, они довольно быстро раскрутились и обрели известность в землях Корнелиуса.

Если бы не инцидент, то непредсказуемо, каких высот могли они достигнуть.

Лилия внезапно заболела болезнью, при которой её внутренние органы начали гнить, и Массоуд начал метаться по всему континенту в поисках лекарства.

Узнав, что даже божественная магия бессильна, он обратился к черной магии. Масоуд попытался перенести свои собственные органы больной жене.

Должно быть, он совсем отчаялся.

Ради любимой жены он был готов на все.

Ну и, после этой «пересадки» он умер.

Организм Лилии оказался не способен принять новые органы. И она так же скончалась.

Ну, мог бы Массоуд мыслить разумно, то он бы догадался, что если бы такое лечение могло быть успешным, то им пользовались во всем мире.

Наверняка на небесах ему неплохо досталось от жены.

Может он и был хорошим торговцем, но ему не хватило твердости и благоразумия.

Спустя пару дней после похорон 16-летняя Селина встретила своего дядю.

Он предложил потренировать её, чтобы она могла стать «достойным приемником». Но она отказала, сказав: «Эта компания и так принадлежит мне. И я уже получила одобрение от гильдии».

После этого дядя стал похож на демона и разразился долгой речью.

Он кричал, что «нельзя доверить дело в руки сопливой девчонки!»

И «Я — широко известный торговец в столице. Так что лучше все доверить мне!»

Селина, знавшая, что её дядя на самом деле очень плохой торговец, решительно отклонила его предложение.

На её взгляд он больше походил на гиену, пытающуюся урвать лакомый кусочек.

Поняв, что уговоры бесполезны, он, кипя от злости, удалился из «Компании Савариан».

Селина считала себя сильной и была уверена, что справиться с любыми трудностями. Но, спустя несколько дней она узнала, насколько была не права.

«Мелкая девчонка. Тебе лучше было послушаться меня. Тогда бы я просто продал тебя в бордель!»

«Прости, но меня не интересуют жирные свиньи. У меня высокие стандарты к мужчине, которого хочу видеть рядом»

Сейчас она поняла, насколько была небрежна.

Приняв очередной заказ, она направлялась в сторону складов за нужным товаром.

Там её схватила группа людей во главе с её дядей. На их лицах были злые усмешки.

«Неужели ты думала, что я оставлю тебя в покое?»

Она понимала, что все бесполезно, но все равно надеялась на чудо.

По закону, убийство, как и кража, были примерно равны и наказывались смертной казнью.

В случае её смерти подозрение сразу падет на её дядю.

«Я всем расскажу, что ты была в отчаянье от смерти родителей. И могла покончить с собой. А тебя утоплю. Твое тело никогда не найдут, и не будет никаких доказательств моей вины».

«Ублюдок!»

Селина понимала, что сейчас её жизнь висит на волоске. Но она не сдавалась.

Если бы тут был только дядя, то она вполне могла с ним справиться, поскольку была сильна. Но помимо него было еще восемь других людей, двое из которых явно были опытными убийцами.

Против такого количества людей у нее не было шансов.

«Хм… Толпа мужиков запугивает милую девушку…»

Все обернулись на звонкий голос, который внезапно раздался из-за их спин. Там стоял ребенок, внешностью больше напоминавший ангела.

Хоть они не понимали язык, на котором говорил Балуд, его тон явно говорил о пренебрежении, которое он испытывал. Балуд пытался спровоцировать бандитов.

«Ах ты, сопляк!»

Любой другой на месте Балуда был бы просто неудачником, оказавшимся в неподходящем месте в неподходящее время.

Но, взглянув в глаза Балуду, Селина поняла, что он знает, что делает.

Его взгляд был как у хищника, загнавшего в угол свою жертву.

Её более развитые, чем у людей инстинкты отчетливо подсказали ей это.

«Эй, сопляк. Тебе крупно не повезло. Убить его!»

«Хмм… вы начинаете меня раздражать. Вы настолько не цените свои жизни?»

Скорей всего они считали, что убить ребенка будет очень просто. Трое из бандитов бросились на него.

Но стоило им уже протянуть руки к нему, как Балуд резко ускорился.

Скорость его была сравнима с молнией.

Мгновенно оказавшись возле ближайшего ублюдка Балуд полоснул того по горлу.

Еще миг, и он смещается к следующему бандиту и наносит удар тому в сердце.

После чего, выдернув кинжал, он метнул его в третьего, стоящего чуть поодаль, впереди.

После чего вытащил длинный, немногим меньше него самого, меч и с усмешкой посмотрел на остальных ублюдков.

«Таким мечом трудно орудовать! Вперед, убейте его!»

Балуд же продолжал абсолютно равнодушно смотреть на них.

В его взгляде читалось, что он считает их не более чем назойливыми насекомыми.

Бандиты привыкли иметь дело только со слабаками, которые до ужаса боялись их, и сейчас прибывали в замешательстве.

«Убить! Вперед, убейте этого сопляка! Убейте его!»

Но двое из бандитов прекрасно понимали, что Балуд — не простой ребенок. Они ощущали угрожающую ауру вокруг него.

Остальные же еще ничего не поняли и всей толпой бросились вперед.

В следующий миг Балуд просто исчез.

Проскользнув по полу, Балуд широким взмахом подрезал троим бандитам ноги.

«Гияяяяяя!!»

С перерубленными ногами те повалились на пол.

Ни на миг не замедлившись, чтобы взглянуть на упавших, Балуд метнул нож в дядю Силины.

«Ох…неееее…»

Крик раненого дяди Селина услышала прямо у себя за спиной.

Похоже, он укрылся за ней и планировал взять её в заложники.

«Я заплачу вам, сколько захотите! Только убейте сопляка!»

Едва избежав смертельной раны, дядя кричал, обращаясь к двоим, оставшимся людям.

Они явно отличались от остальных бандитов.

Но… Балуд по-прежнему был уверен в своих силах.

Он чувствовал, что даже эти «профессионалы» привыкли иметь дело только с теми, кто слабее их.

«Маггот в сто раз страшнее, чем вы все вместе взятые!»

Он не колебался.

Неспешной походкой он направился прямо к бандитам.

Провокация удалась. Один из них попытался резким ударом убить его.

Увернувшись, Балуд схватил того за руку и перебросил через себя. После чего нанес удар пяткой по горлу.

«Гухаах!!»

Оно явно было сломано и бандиту осталось жить считанные минуты.

Другой, увидев столь быструю и беспощадную смерть напарника, отскочил назад.

«С ним не справиться! Он просто монстр!»

Дядя быстро подскочил к Селине.

«Стой! Или ты хочешь, чтобы она умерла?!»

Второй убийца тем временем медленно отступал.

Стоило Балуду переключить внимание на Селину, как тот мигом бросился наутек.

Он уже подумал, что спасся, поскольку был уже вне радиуса поражения меча, а кинжалов, похоже, у паренька не осталось, но…

— Кланк! —

«Люди могут умереть не только от меча…»

То, что сразило бандита, было обычным, крупным камнем, брошенным Балудом.

В умелых руках и самые бытовые предметы становятся оружием.

Человек упал, и кровь из его пробитой головы окропила землю.

Неизвестно, умер он сразу или пока просто потерял сознание — теперь это не имело никакого значения.

«Н..Не двигайся!!!»

Селина, пораженная быстрыми движениями, уже успела забыть, что дядя прикрывается ею.

Глупец.

Попытайся он сразу сбежать, может у него и вышло бы.

«Брось меч! Или девчонка умрет!»

(Неужели он думает, что неизвестный заложник как-то повлияет на парня, который говорит на неизвестном языке?) — подумала она.

Ну, сейчас, от страха её дядя явно плохо соображал, что делает.

«Дурак. Я убью тебя до того, как ты успеешь прикоснуться к девчушке».

«Я не понимаю, что ты говоришь! Брось меч, а не то…»

В следующий миг раздался резкий свист. От удара в лоб дяди брызнула кровь и тот мгновенно умер.

Все произошло настолько быстро, что он ничего не успел понять.

Даже Селина толком не уловила момент, когда Балуд метнул свой меч.

Проще говоря, наличие заложника никак ему не помогло.

«С..Спасибо…»

Сирена низко поклонилась.

( Похоже, я в безопасности. Но… я не понимаю, что он говорит. Лучше постараться не раздражать его…)

Внезапно силы покинули её ноги, и она упала на землю.

Она вся дрожала.

Похоже, её разум наконец-то осознал, что лишь чудо уберегло её от смерти.

«Ха?»

Балуд, мигом оказавшись рядом, приподнял её голову.

«Прости, я испугал тебя?»

Внезапно заговорив на общем, Балуд продолжал поглаживать её по голове.

Она не знала, что в первую очередь его очень заинтересовали её собачьи ушки. Правда, он не решился прикоснуться к ним.

«Собачьи ушки… Настоящие собачьи ушки… Это так удивительно!»

Внезапно Балуд вновь заговорил на незнакомом языке. Но сейчас от него исходила другая аура, не та, которая была, когда он сражался с бандитами.

От облегчения слезы потекли из глаз Селины. Балуд, видя слезы, запаниковал, не понимая, что натворил. Видя его панику, она была не в силах сдержать смех.

***

Сейчас, глядя на одиннадцатилетнего Балуда, Селина вновь вспомнила события первой встречи.

Сейчас его уже можно было назвать красавчиком. Он явно будет популярен у девушек.

«Эй! Попробуй-ка это!»

«Что это…»

«Не спрашивай, а просто попробуй. Сразу все поймешь!»

С некоторой опаской Селина положила небольшой шарик в рот.

Уникальный, сладостный вкус растекся у нее по нёбу. На её лице проступило выражение высшего наслаждения.

«мммммммм… Сладкий камушееееек!»

Её торговля шла успешно, но даже она не могла позволить себе сахар.

Он стоил слишком дорого, и его редко доставляли в такие отдаленные провинции.

«Ну, как тебе?»

«Кому-то может показаться слишком сладким, но я определенно в восторге!»

«ДА!»

Радостный Балуд вскинул сжатую в кулак руку.

Селина не понимала, что это значит, но, однозначно, он счастлив.

«Я хотел бы сделать из этого уникальный товар нашего графства Корнелиуса, но это невозможно. Рано или поздно найдутся подражатели. Поэтому сейчас мне надо как можно быстрее получить максимальную прибыль, чтобы перейти к следующему шагу».

«Поэтому ты хочешь, чтобы мы продавали это для тебя?»

«Да. Если ты позволишь мне трогать свои ушки…»

Он протянул руку к её голове, но Селина хлопнула его по ней.

«Я не такая дешевка!»

Зверолюди позволяют лишь своим возлюбленным прикасаться к ушкам.

Хотя… если уж говорить откровенно, в глубине своего сердца она была не против позволить ему прикоснуться к ним. Но… не могла принять это его игривое настроение.

Если он согласиться, чтобы она стала его единственной возлюбленной, то…

«Проклятье. А я так хотел, чтобы все запасы этого товара продавались только через тебя».

«..хм?»

От слов Балуда её жилка торговца зажглась вновь.

С самой первой встречи она не могла поверить, что Балуду всего одиннадцать.

И чем дальше, тем её подозрения только укреплялись.

«Я хочу, чтобы все продавалось от твоего имени. Ты можешь вести дела, как пожелаешь. Мне же просто нужны свободные деньги, которыми я смогу распоряжаться, как захочу».

«Насколько вы собираетесь принимать участие?»

«Просто общие указания. Что покупать, во что инвестировать и т.п. — все это я полностью предоставлю тебе».

«И сколько я буду иметь с этого?»

«Ты получишь славу, известность и… 10% прибыли».

Селина наклонилась вперед и впилась своим взглядом в него.

«Ты меня недооцениваешь! Я хочу 30%!».

«Все расходы были на мне! Как насчет 15%?».

«Без меня тебе все равно будет очень тяжело продать! Так что 30%! И, может, я смогу выполнить какую-нибудь твою просьбу?»

Балуд задумчиво почесал затылок. Селина была гораздо более упертой, чем он ожидал.

У него и вправду не было других знакомых торговцев.

Он полагал, что с Селиной ему будет просто вести дела, поскольку он спас её… наивный.

30%.. это очень много. Он не хотел терять столько прибыли, но… проклятье!

Ну, раз так….

«Хорошо. Я согласен на 30%… если позволишь прикасаться к своим ушкам!»

«А?»

От неожиданного условия Селина отступила назад и покраснела.

Она была уверена, что Балуд согласится. У него не было других знакомых торговцев.

Но, если бы, пусть даже один шанс на миллион, но Балуд откажется и уйдет, её потери будут гораздо больше.

Она уже поняла, что он — неординарный юноша. И знакомство с ним может принести немалую прибыль.

И сейчас речь шла о 30%… плюс, она подумала, что может немного сблизится с ним. Покраснев, как помидор, Селина произнесла:

«Только в этот раз… и чуть-чуть…»

Она слегка наклонила голову к Балуду. Еще недавно она сказала, что не дешевка, но…

(Это не то… Дело не в 30%… Просто… я сама хочу, чтобы он потрогал мои ушки.)

«…Ааах?»

Пальцы Балуда слегка погладили её ушко, заставив непроизвольно застонать.

Немного щекотно, но и очень приятно… Непроизвольно Селина зажмурилась, сосредоточившись на ощущениях в ухе.

Не обращая внимания на её дрожащие плечи, Балуд полностью сосредоточился на ощущении от ушек.

Память Масахару проснулась в его сознании.

Собачьи или кошачьи… Кошачьи или собачьи… Он полагал, что никогда не найдет ответа на этот вопрос.

(Такие пушистые… Это потрясающе!!!) [Масахиру]

«Ммммммм… Кьююююю»

Сейчас Селина явно от удовольствия виляла хвостиком и была похожа на большую, довольную собаку.

Не в силах сдерживаться, Балуд потер розовую внутреннюю часть уха.

Забывшись, он, лицом, вплотную приблизился к ушкам Селины.

«ТЫ ЗАШЕЛ СЛИШКОМ ДАЛЕКО!!!»

«Гфууу…!»

Неожидавший подвоха Балуд от резкого удара отлетел метра на три.

Даже высокое мастерство Балуда не помогло тому увернуться или блокировать удар.

«Я же… Я же сказала, что немного… Но ты совсем не сдерживался!.. А ведь это был мой первый раз!»

Селина смотрела на него. Она покраснела, а на глазах выступили слезы. Балуд понял, что и вправду зашел слишком далеко.

Пушистость правит миром! Но слезы женщины меняют приоритеты.

«Я виноват. Прости меня, пожалуйста».

«Хорошо. Но только сегодня. Если в следующий раз ты не будешь нежнее, то не жди прощения»

«О даааа! Я ждал два года, и наконец-то вытащил счастливый билет!!!»

«Но… кто сказал, что ты сможешь прикасаться к ним, когда захочешь? Это я каждый раз буду решать, можно или нет!»

«… Можно узнать, чем это вы тут занимались?»

«…а?»

Оглянувшиеся на голос, Балуд с Селиной увидели секретаря корпорации Саварин, Ророну, лицо которой было слегка красным. Похоже, она была слегка в шоке.

«Ааахххх!»

Балуд с Селиной, поняв, что секретарь уже довольно давно стоит там, ощутили неловкость и чуть-чуть вскрикнули.

«Вы уже достаточно взрослые для этого… но должны понимать, что столкнетесь с недовольством правителей страны».

«Мне нечего на это возразить».

Родители Селины наняли Ророну довольно давно, чтобы сделать из нее достойного представителя корпорации.

Она — красивая женщина с черными, длинными волосами и хорошей фигуркой. Возраст Леоны — около 26 лет.

Многие мужчины пытались ухаживать за ней, но никто не добился успеха.

По мнению Селины, Ророна упустила много прекрасных возможностей удачно выйти замуж.

«… Это не твое дело!»

«Я вообще молчала».

Селину нельзя было назвать глупой. Но против Ророны она была не противник.

Нынешние успехи корпорации Саварин во многом именно её заслуга.

«Молодой мастер Балуд. Похоже, вы взялись за интересное дело. Если вы желаете работать с нами, то мы согласны на 20%»

Селина почти договорилась и на больший процент, но сейчас промолчала. Что касается дел — то она полностью доверяла Ророне.

«Все риски вы берете на себя».

«Хорошо. Мне потребуется десять минут, чтобы все подсчитать».

Похоже, Ророна гораздо лучше умеет оценивать ситуацию, чем полагал Балуд. Такими темпами корпорация Саварин может всецело захватить бизнес.

С их возможностями это не составит труда…

«Пожалуйста, не волнуйтесь. Мы никогда не обманываем своих партнеров».

Она смотрела на Балуда с усмешкой. Похоже, она умеет читать мысли.

Если задуматься, то, подключи он связи своей семьи, то Балуду будет просто найти уйму торговцев, желающих сотрудничать с ним.

Поэтому Селина или Ророна вряд ли решат обмануть его, имеющего подобные связи.

Немного успокоившись, Балуд вновь посмотрел на Ророну.

«Давайте с этого момента станем хорошими партнерами».

Внезапно она пробормотала «о, да» и произнесла:

«В качестве ответной уступки я надеюсь, что вы воздержитесь от игр с ушками президента. Зверолюди позволяют прикоснуться к своим ушкам лишь тем, кому доверили свое тело. Правда, если вы согласитесь взять весь бизнес нашей корпорации в приданное к свадьбе с президентом, то другое дело».

«…Э?»

«…правда?»

Селина, посмотрев на Балуда, покраснела до кончиков ушей.

«…Похоже, наша президент будет рада такому развитию событий…»

«Р…Ророна! Я разозлюсь, если ты немедленно не замолчишь!»

«Похоже, я сказала о чем-то вне моей компетенции».

Со стороны было видно, что победа полностью досталась Ророне.

Перед Балудом Селина ведет себя как взрослая леди, но рядом с Ророной, которая знает её с детства, она не более чем неопытная девчонка.

«Вернемся к делам. Вы можете продать этот сахар? На мою часть выручки я бы хотел, чтобы вы купили кое-что… так много, как получится».

«Ты где пропадал?»

Игнис встретил Балуда у входа, когда тот вернулся под вечер домой.

На нем, как всегда, был элегантный черный костюм. У Балуда при виде его вырвалось «упс…»

«Я совсем забыл… что сегодня ночью у нас прием в мою честь…»

«Не «Забыл»-кай мне тут! Немедленно иди и переоденься! Проклятье, а ведь ты — главное сегодняшнее событие!»

«Прости. Я быстро!»

Сегодня утром тренировка прошла как обычно, и Балуд напрочь позабыл про ночную вечеринку.

А что бы Маггот делала, если бы Балуд получил синяк?

Хотя… зная её, она бы просто заявила: «Эта рана — доказательство твоего усердия!».

Легко представить, как в этом случае у Игниса скрутит живот*.

(П.п. Не все знают, но от переживаний у многих начинает болеть живот. Это — Медицински-доказано.)

Балуд почувствовал приступ жалости. С другой стороны — это полностью вина Игниса, что влюбился в подобную женщину.

(Я должен поспешить и спасти Игниса от лишних болей в желудке)

Вернувшегося в комнату Балуда встретила Сейрун. Лицо её было мрачным.

«Кажется, вы должны были вернуться раньше, молодой мастер Балуд?»

«Ммм… Мне очень жаль…»

Он чувствовал себя виноватым.

Он стоял, втянув голову в плечи и опустив взор.

«Вы знаете, как мне трудно было объяснить госпоже причину вашего отсутствия?»

Взгляд её, казалось, говорил «Будь ты проклят». Балуд еще сильнее втянул голову и рассыпался в извинениях.

Хорошо, что в семье Игнис все господа были добрыми людьми. В любой другой знатной семье горничную за подобное незнание местоположения господина наверняка бы уволили.

Он понял, что слишком сильно полагался на Сейрун.

Она не просто его горничная, но и друг детства. К тому же она ему близка, как сестра.

Без её помощи со своим растроением личности он вполне мог сойти с ума.

Осознав все это, он со всей искренностью произнес:

«…Я сильно сожалею. Я все тебе объясню».

Ну… он понимал, что рано или поздно она все узнает.

Поэтому лучше самому обо всем рассказать Сейрун, чтобы заручиться её помощью.

В глазах Балуда она была скорее не служанка, а отличный помощник.

«Обещаешь, что в будущем будешь выполнять обещания? Хорошо. Тогда переодевайся поскорее».

Сейрун не могла долго сердиться, когда видела своего младшего братца, стоящего с таким виноватым видом.

В очередной раз подумав, что она слишком мягка с ним, она протянула руки, чтобы помочь Балуду переодеться.

Сегодня его дебютная ночь, когда он будет представлен широкой публике как наследник семьи Корнелиус.

Как правило, первый выход в свет совершался в районе пяти лет.

Но с Балудом решили подождать до одиннадцати. Официальная причина была «из-за его слабого здоровья».

Для остальной знати было важно оценить потенциал будущего наследника семьи Корнелиус.

Население графства Корнелиус многократно уступало количество жителей большинства других провинций королевства.

Графство Корнелиус располагалось на границе с королевством Хаурелия.

И пускай официально подписан мирный договор, это герцогство важный оплот обороны.

Но вот репутация графа сильно упала после того, как он женился на иностранной наемнице.

Поэтому приглашенных и пожелавших прибыть на званый вечер дворян было очень мало.

«Давно не виделись, Игнис».

«Я рад, что ты все такой же, Матисс.»

Двое мужчин обменялись крепкими рукопожатиями.

Матисс Блуудфорд был одним из немногих настоящих друзей Игниса, с кем он знаком еще со времен войны.

Сейчас он стал членом семьи виконта с северо-востока королевства, но во время войны Матисс был членом Рыцарей Голубого Пламени.

Семья Блуудфордов была не большой, но их влияние, благодаря их успехам в военных делах, нельзя было недооценивать.

Игнис повернулся к невысокой девочке, смотрящей на него с немым восхищением.

«Вы сильно выросли, леди Тереза».

«Я рада, что у вас все хорошо, господин. А где Балуд? Я давно его не видела и хотела выразить свое почтение».

«Он переодевается и скоро подойдет».

Волосы Терезы были малинового цвета, и всем своим телосложением она была похожа скорее на паренька, чем на девушку.

«С нетерпением жду завтрашнего утра. Тогда я с Балудом сражусь и в этот раз победа обязательно будет за мной! Вот увидите! Я намного сильнее, чем раньше!»

Игнис недоуменно посмотрел на Матисса. Тот печально вздохнул и пожал плечами.

Хотя она и выглядела мило, но, похоже, за последние годы её характер стал еще более задиристым, чем раньше.

Матисс, глядя на подобные интересы дочери, мог только печально вздыхать.

Похоже, Тереза всячески старалась подражать именно ему.

Матисс надеялся, что поражение от Балуда разобьет её мальчишеский задор, и она станет обычной милой девушкой. После чего он сможет отдать её замуж за того же Балуда.

С точки зрения знатности было бы идеальным решением свести в браке Терезу и Балуда.

Но… все надежды рухнули уже в тот день, когда Тереза случайно увидела каким нагрузкам подвергался Балуд, который был моложе её, во время своих тренировок с Маггот.

С того дня догнать его стало навязчивой идеей Терезы и целью её жизни.

Она и сама не понимала, почему так сильно хочет одолеть его.

«Господин Игнис. Господин Матисс, мое почтение. Я счастлив видеть, что ваш сын вырос в гордого, молодого юношу».

При появлении этого пожилого мужчины, Игнис с Матиссом вытянулись по струнке, после чего почтительно поклонились.

«Генерал Рамиллис, рад вас видеть в добром здравии! Я счастлив, что вы посетили нас сегодня».

Хотя официально у него не было высокого ранга, но благодаря военным достижениям у генерала было много власти. К тому же он являлся непосредственным начальником Матисса и Игниса во времена войны.

И хотя ему уже было за шестьдесят, генерал по-прежнему находился в прекрасной форме.

Его седые волосы говорили о его возрасте. Но глядя на накаченное тело было ясно, что его рано списывать со счетов.

«Я был немного огорчен, когда лорд Матисс принял титул и земли под управление. Я надеялся, что он останется одним из Рыцарей Голубого Пламени и в будущем заменит меня, возглавив их.

«Для меня честь слышать эти слова, генерал».

Матисс скромно поклонился.

Раньше о генерале ходила слава, что в бою он неудержим, подобно демону.

И даже сейчас у Матисса мало шансов выстоять в поединке с ним.

Точнее, ни у него, не Игниса совсем не было шансов в противостоянии с человеком, ранее известным как «Синигами».

В то же время…

«Эй! Старик! Похоже, ты еще жив?!»

«Ха-ха-ха. А я то надеялся, что «Серебряная Вспышка» сейчас стала вести себя, как подобает знатной леди».

«Эй-эй. Сегодня я веду себя вполне прилично. Просто с тобой нет нужды придерживаться этикета».

«…И все равно, до сих пор не верится, что эта пацанка стала графиней сэра Игниса…»

«И тут я полностью с тобой согласна…»

Маггот рассмеялась, после чего пнула Игниса, совершенно игнорируя стоящих вокруг людей.

«Что ты творишь? Оглянись, вокруг люди!»

«В.. Верно».

Рамиллис знал о взаимоотношениях Игниса и Маггот когда те еще не были официально признаны парочкой.

Игнис подозревал, что именно Рамиллис добился от короля для них разрешение на свадьбу.

Официально Рамиллис отказался от всех титулов, и у него, на первый взгляд, не было подобной власти.

Но, в реальности, по одному его слову вся армия была готова взяться за оружие и пойти против того, на кого он укажет.

Поэтому его власти было достаточно, чтобы заставить даже короля выполнить практически любую просьбу.

«Кстати, старик, можешь оценить моего сына? Мне кажется, что у него есть потенциал стать неплохим солдатом».

«Если бы это сказал кто-либо иной, я бы посчитал это обычным преувеличением родителями способностей своего отпрыска»

Несмотря на расслабленный тон, взгляд, который он бросил на Маггот, казалось, пронзал насквозь.

Он знал, что Маггот редко признает чью либо силу. Такими, насколько он знал, были ли лишь он сам, Игнис и Матисс.

Он знал, что благодаря опыту многократных сражений сейчас даже он не смог бы долго противостоять Маггот.

Поэтому её мнению в этом вопросе смело можно было доверять.

«Не беря во внимание копье, я бы хотела, чтобы ты оценил его владение мечом и магией»

«Буду рад помочь в этом».

Если Балуд и вправду силен, то он может стать очень ценным для королевства.

Хотя официально и мир, но королевство Хаурелия не отказалась от желания захватить королевство Маурисию.

Их привлекали их богатые залежи ресурсов и плодородные земли.

И хотя леса, окружающие графство Корнелиус мешали продвижению больших армий, вторжения можно было ожидать в любую минуту.

Поэтому король отдал Рамиллису тайный указ оценить способности Балуда.

Сейчас нет необходимости спешить, но в случае чего король может сам вмешаться в дела семьи Корнелиус и назначить другого наследника.

Знати это не понадобится, но в связи с важностью этого графства они, скрепя сердцем, согласятся с таким решением.

Конечно, если Балуд покажет себя достойным наследником, то подобного вмешательства не потребуется.

А если его способности превосходят родителей, то перед Балудом откроются и иные возможности.

Довольная тем, что удалось заинтересовать Рамиллиса, Маггот, одетая в элегантное, малиновое платье, отошла к супругу.

Тем временем появилась Сейрун, одетая в красивое, голубое платье.

Заметив её, Игнис предположил, что Балуд закончил переодеваться.

«Похоже, приготовления завершены. Уважаемые гости, пожалуйста, поднимите ваши бокалы»

***

Балуд нервно осматривал себя в зеркале.

Сейрун была довольна его внешним видом, но сам Балуд считал, что выглядит как разодетый манекен.

Санара во время схватки предпочитал Басара-подобные одежды. А в обыденное время предпочитал одеваться как можно менее вызывающе.

Ну а для Масахиру нынешний костюм Балуда был чем-то подобным чему он видел во время Харуми-футо косплей вечеринки.

(п.п. ХЗ что это)

В обычное же время он обычно носил школьную форму.

«Нуу… у меня нет выбора. Такова участь всех знатных людей».

С глубоким вздохом Балуд направился в зал приемов.

«Спасибо вам, что посетили нас сегодня. Позвольте представить вам моего сына, Балуда. Надеюсь в будущем вы сможете помочь ему».

Игнис подал сигнал Балуду, только что вошедшему в зал.

«…Рад познакомится с вами всеми. Меня зовут Балуд Корнелиус. Я — старший сын в семье. Возможно, пока я еще не опытен, но в случае чего я готов приложить все свои силы ради защиты семьи и страны. Если возникнет нужда — то я стану щитом и мечом простых граждан. Клянусь, что не опозорю имя отца».

Тут он заметил, что Игнис смотрит на него открыв от удивления рот.

(Проклятье! От того, что слишком нервничаю, я дал волю Санаи!..)

Маггот же с улыбкой указывала на него пальцем.

(Нормальная мать, в подобной ситуации, не будет так себя вести!)

«Хмм… а это прозвучало очень нагло и самоуверенно, Балуд»

— чуть слышно пробормотала Тереза.

«Тебе стоит поучиться у него властному поведению, Тереза».

«Фи! Я и сейчас, если захочу, могу себя вести так же…»

Терезу представили другим знатным людям когда той было шесть лет.

Но сейчас она с неохотой признала, что её конкурент обогнал её.

Маттис, глядя на надутые от обиды щечки Терезы, вынужден был признать, что Игнис лучше него воспитал своего отпрыска.

А зал тем временем наполнился шумом. Ведь все считали, что у Балуда очень слабое здоровье. И подобное заявление было слишком вызывающим для него.

Однако большинство полагало, что речь была продумана заранее.

Они не верили, что подобные слова могут быть придуманы одиннадцатилетним мальчишкой, выросшим в глубинке.

«Это была отличная речь!»

«Этого паренька ждет светлое будущее».

«В семье Корнелиуса родился достойный наследник».

«Надеюсь, что под этими громкими словами есть хоть какое-то основание».

Хотя некоторые по-прежнему смотрели на графство Корнелиус с пренебрежением, общее впечатление от речи Балуда было положительным.

Но для Матисса и Рамиллиса было очевидным, что речь не была подготовлена заранее.

А Рамиллис на миг уловил от Балуда скрытую силу, которой не может быть у столь юного ребенка.

Только генерал, с его многолетним опытом сражений, мог почувствовать эту силу.

Он ощутил, что несмотря на возраст, этот ребенок очень хладнокровен и рассудителен.

Проще говоря, он уже успел ощутить вкус крови врага.

Несмотря на свою детскую внешность в нем чувствовалась сила взрослого, умудрённого опытом, человека.

В нем не чувствуется любви к убийствам, но если возникнет необходимость, то Балуд не будет колебаться.

Любой дворянин, желающий стать воином, должен пройти через препятствие первого убийства.

Насколько бы не был умел человек, если он не сможет убивать то не станет настоящим воином.

Поэтому в некоторых странах даже принцы иногда выполняют работу палача.

Но неожиданно, что у одиннадцатилетнего ребенка уже есть подобный опыт.

«Ну… я не знаю подробностей, но он потерял свою девственность (впервые убил) около двух лет назад».

Со смешком произнесла Маггот, заметив вопросительный взгляд Рамиллиса.

Два года назад три личности еще иногда конфликтовали друг с другом.

Маггот считала, что тогда был момент, когда Санаи захватил власть над телом и убил какого-то противника.

В принципе она была недалека от истины. Ведь тогда произошел случай с Селиной, когда Санаи в теле Балуда спас её.

«Как мать, ты должна точно знать, когда твой сын потерял невинность!»

Рамиллис со вздохом отвернулся от Маггот, которая за все эти годы ничуточки не изменилась.

Какая другая мать не переживала бы, когда узнала, что её ребенок совершил убийство?

Сам факт убийства наносил моральную травму нормальному человеку. А уж для ребенка это могло привести к неисправимым проблемам.

Он мог сойти с ума и стать просто маньяком, жаждущим крови.

«Ну, у меня свои причины. Уверена, что я узнаю, если вдруг мой сын запятнает свой меч кровью невинных.

В улыбке Маггот не было ни капли сомнений.

Её тренировки на грани жизни и смерти отличались от тренировок других людей. И она, благодаря им, смогла хорошо изучить своего сына.

Она знала, что он убил исходя из собственных понятий о справедливости. И не сомневалась, что на кривую дорожку он не ступит.

К тому же она приказала одному из своих слуг разузнать, какие отношения между Балудом и Селиной.

Маггот, которая на первый взгляд была равнодушной женщиной, оказалась цундере с явным комплексом матери.

«Эта семья — отрада для моей души»…

(Но такая трата потенциала) — произнес, после чего подумал Рамиллис.

Балуд, как старший сын семьи Корнелиус, рано или поздно унаследует местные земли.

И хотя семья Корнелиус являлась древней, сейчас она занимала только около 40-го ранга в королевстве.

Их влияние было средненьким и у них практически не было никакой политической власти.

Если бы Балуд не был наследником, то генерал прямо сейчас забрал бы того в столицу и произвел в рыцари.

***

После окончания обязательных приветствий, группа дворян столпилась вокруг Балуда.

Сейчас, убедившись, что слух о его слабом здоровье был не совсем правдивым, многие захотели завести с ним знакомство.

«Я бы хотел, чтобы вы навестили нас в нашем поместье. У меня дочь примерно вашего возраста…»

«Недавно я приобрел редкое копье у одного заезжего торговца. Мне бы хотелось, чтобы вы посмотрели на него…»

«Не желаете посетить наш сад? Скоро наступит время цветения и там будет редкостная красота…»

Пускай их семья и оставалась лишь в четвертом десятке в ранге королевства, но они все равно были достаточно известны. К тому же, как считали окружающие, раз глава семьи и женился на наемнице, то тут не смотрят на знатность кандидаток.

Проще говоря, тут можно удачно пристроить дочь.

У Балуда явно были проблемы, но тут появилась красивая девушка.

Подойдя вплотную, она подняла руку и сказала окружающим дворянчикам:

-Пожалуйста, не могли бы вы немного расступиться?

«Да что ты… Ох… Постойте… это же леди из семьи Блудфорд»

«Я бы хотела немного поговорить со своим другом детства. Вы позволите?»

«Ано.. да, конечно…»

Поскольку она была дочерью виконта, мелкие дворянчики не смели перечить и быстро разошлись.

«Ух… Я спасен. Спасибо тебе, Тереза».

«Похоже ты сильно возмужал со времени нашей последней встречи»

«Возмужал… нельзя сказать, что я нарочно стремился к этому».

Несмотря на немного слишком вежливые слова, они смотрели друг на друга с радостными улыбками.

Впервые Тереза встретила Балуда когда тому было шесть лет. В то время он сильно страдал от растроения личности.

Она была на год старше его и пребывала в восторге от встречи с Игнис и Маггот, известных как «Сильнейшая пара королевства».

Она слышала, что у них в семье есть ребенок. Но из-за слухов о его слабом здоровье и когда её попросили «позаботиться о нем», Тереза ощутила разочарование.

Узнав, что ребенок её героев слаб, она почувствовала, как её мечты были расколоты.

Но все резко изменилось, как она один раз увидела тренировку Маггот и Балуда.

«Что с тобой? Если не постараешься, то быстро сдохнешь!»

«… Проклятье! Какая другая мать будет так обходиться со своим сыном?»

Балуд, пусть и с трудом, но уворачивался от копья и еще умудрялся бормотать слова на незнакомом языке.

Если он хоть на миг расслабиться, то вполне может и умереть. Не стоит недооценивать «Серебряную вспышку».

На взгляд Терезы копье намного превосходило скорость реакции Балуда.

Она не понимала, как он способен уворачиваться от ударов.

«Молодец! Нельзя увеличивать дистанцию, если сражаешься против копья! Коль хочешь выйти, тебе надо держаться к противнику как можно ближе!»

«Это — дерьмовая игра! Я хочу читы!»

Маггот атаковала, не давая тому и мига передышки, чтобы применить магию. Балуд же мог только уворачиваться, пытаясь приблизится на расстояние удара.

Когда он смог-таки сократить дистанцию и приготовился нанести удар, Маггот, внезапно, вместо укола нанесла размашистый удар копьем, откинув Балуда прочь.

«Хорошо! На сегодня достаточно!»

Глядя на дергающегося в конвульсиях Балуда, который поднял вверх дрожащую руку с поднятым к верху большой палец, Маггот удовлетворенно кивнула.

Тереза же, хоть и не понимала значения жеста, почему-то очень задел этот довольный вид Балуда.

К тому же сейчас она, до этого момента считавшая себя превосходящей мужчин, была полностью ошарашена, столкнувшись с реальностью.

И тогда же она впервые почувствовала интерес к Балуду.

Она впервые видела, что бы ребенок примерно её возраста обладал таким мастерством.

(Интересно… Раз Балуд смог такого добиться, то и я смогу.)

В тот день Балуд стал её первым и единственным другом среди знати.

Вот только… вопреки надежды Матисса, их взаимоотношения так и не переросли ни во что, кроме дружбы.

Причина этому…

«Сейрун. Вы стали еще красивее с прошлого раза. Не желаешь переехать ко мне в поместье?»

«Вы мне льстите, леди Тереза. Ваше предложение — это честь, но я всегда буду прислуживать молодому господину.»

«Ты такая скучная… как насчет повеселиться вместе со мной?»

«Какая двусмысленная фраза…»

Сейрун же вообще спряталась от Терезы к Балуду за спину.

И хотя он понимал, что сейчас его используют как простой щит, Балуд всегда был готов поддержать Сейрун.

«Тереза. Можешь не приставать к моей миленькой сестренке?

«М..миленькой…?»

От этих слов Сейрун покраснела до самых кончиков волос.

Тереза же, совершенно очарованная этой реакцией, распахнула объятья.

«Твое покрасневшее лицо похоже на лик богини! Просто расточительство оставлять такое сокровище в лапах Балуда!»

Проще говоря… поведение Терезы очень напоминало лесбийское.

Тереза пыталась обойти Балуда и обнять Сейрун. Та же бегала вокруг нее, по-прежнему используя Балуда как щит.

Глупая игра с Балудом посредине.

«…Эта твоя стеснительная сторона тоже очень милая!»

«Фуээ… Молодой господин Балуд! Пожалуйста, спасите меня!»

Сейрун всячески уворачивалась, пытаясь не попасться в руки Терезе.

В прошлом сексуальные домогательства Терезы нанесли ей глубокую детскую травму.

«… Маттис, она все еще ведет себя так?»

«Может твой сын просто возьмет ее и превратит в женщину?»

«Думаю, сейчас это еще невозможно».

Игнис пытался утешить Маттиса, у которого, от поведения своей дочери, на лице проступило печальное выражение.

Ну… в знати подобные увлечения не так осуждались, как Игнис, взявший в жены простую наемницу.

К тому же поскольку у Терезы не было никакого сексуального интереса к Балуду, то и свести их вместе представлялось невозможной задачей.

«Эх… Я так завидую тому, как ты смог воспитать Балуда.»

Хм… можно ли сказать, что он вырос воспитанным юношей?

Ни Матисс, ни даже Игнис еще не поняли, каким на самом деле был Балуд

***

Следующим утром после званного ужина, на утреннюю тренировку помимо Балуда пришли Тереза и Рамиллис. Тереза была одета в легкий, кожаный костюм для тренировок. Рамиллис был облачен в простую, повседневную одежду голубого цвета и латные рукавицы. Также от него ощущалась мощная аура истинного воина.

Маггот каждым своим движением, казалось, говорила: «Покажи, чему ты научился». ОТ этого Балуду хотелось разрыдаться.

«…Почему тут генерал?»

(От него исходит ощущение, что он жаждет крови… Алло? Он же шутит, так?)

«Когда-то Рамиллис был моим начальником. Сейчас он генерал и может помочь тебе. Так что не вздумай валять дурака.»

«Я сделаю все, что в моих силах, мама!»

(Уже было столько событий уровня сложности вери-хард, что очередное я могу и не пережить… Я точно родился в знатной семье?) [Масахиру]

«Балуд! Сперва сразись со мной!»

Похоже, Терезе не терпелось показать, чего она добилась.

Черная одежда очень выразительно гармонировало с её малиновыми волосами, превращая её в настоящую красотку.

Балуд в очередной раз с печалью подумал, что такая красотка просто тратит свою жизнь.

«Тереза, ты собираешься использовать этот деревянный меч?»

«Да. Мой учитель сказал, что с мечом я обращаюсь лучше, чем с копьем»

«Тогда я тоже буду сражаться мечом»

«Хмм… твои слова очень дерзкие!»

Основным оружием на поле боя считались копья, но лишь немногие дворяне осмеливались выходить на передовую.

Поэтому среди дворян было принято использовать мечи, как более «элегантное» оружие.

Кстати, Балуд умел прекрасно обращаться с обоими этими видами оружия.

Тереза же не зная этого, посчитала, что Балуд поддается, но не стала слишком долго возмущаться.

«Вы готовы? Тогда, начинайте!»

Как только Маггот дала отмашку, Тереза сразу же бросилась вперед.

Она попыталась нанести удар, и, чтобы компенсировать слабость женского тела, вложила в удар ускорение.

Её учитель сказал правду, и она очень хорошо умела обращаться с мечом.

…Но она двигается скорее красиво.

Все её движения наполнены красотой и изяществом. В настоящем бою надо двигаться, стараясь подловить противника на ошибке.

А, если требуется нанести удар всей силой, то нужно быть уверенным, что противник не увернется, иначе окажешься в невыгодном положении.

Её же красивые действия сработают только против противника, равного или уступающего ей по силам.

Поэтому для Балуда, ежедневно ставящим свою жизнь на кон в тренировках с Маггот, она была легким противником.

Он легко увернулся от удар Терезы, после чего, используя правую ногу как опору, нанес той с разворота удар мечом в живот.

«Гуфуу!»

Балуд, конечно бил не в полную силу, но даже такого удара хватило, чтобы Тереза согнулась от боли.

Однако, несмотря на пропущенный удар, она смогла мгновенно увеличить дистанцию между ними.

«Эй! Хватит мне поддаваться!»

«…прости».

Хотя от удара должен был остаться синяк, Терезу больше волновало то, что она явно видела, как Балуд жалеет её.

Одновременно с этим она поняла, что простыми ударами ей его даже не поцарапать.

Сильным ударом она просто не сможет попасть по нему.

Она была не настолько глупа, чтобы не понимать, что он совсем на ином уровне.

Она принимала реальность, но все равно хотела увидеть его полную силу.

Так как ей попытаться достать его?

Забыть о защите.

Забыть о комбинациях.

Не думать о выносливости.

Атаковать и больше ни о чем не заботится!

Покрепче сжав меч, она со скоростью молнии вновь метнулась вперед.

(Как шустро!)

Балуд не ожидал от нее подобной прыти. На миг ему показалось, что перед ним совсем иной человек.

Возможно, Тереза была гением с рождения. И это сейчас проявилось.

Но… даже сейчас она намного уступает в скорости Маггот.

Поэтому данная атака не представляла для Балуда большой угрозы.

Тереза была уверена, что ему не увернуться. Она даже ухмыльнулась, но… внезапно земля ушла из-под её ног, и она увидела небо.

«…Что?..»

Она не понимала, что происходит, как Балуд вновь оказался в зоне её видимости?

За миг до этого Балуд поймал Терезу за руку, держащую меч, и подсек её.

По инерции она подлетела, после чего, не сумев сгруппироваться, со всего размаха упала на землю.

От сильного удара воздух вылетел у нее из горла.

Сознание помутилось, и встать она не могла.

«Достаточно!»

Маггот вскинула руку, что означало окончание схватки.

Тереза от сожаления закусила губу, пока Балуд помогал ей подняться.

На сердце её, по непонятной самой Терезе причине, было неспокойно. Но она смогла произнести ровным голосом:

«В следующий раз я обязательно одолею тебя!»

«А ты стала гораздо сильнее. Ты меня очень удивила».

Балуд не ожидал, что она добьется такого прогресса. Должно быть, она встретила по-настоящему достойного мастера.

Она была девушкой. И не смогла бы вынести тренировки, которым подвергали Балуда. Но все равно её прогресс просто изумлял.

«…наглец».

Пробормотала Тереза и отвернулась.

Она понимала, что Балуд все равно обошелся с ней помягче, но не смела возмущаться.

Сейчас она полностью осознала разницу между собой и им.

Её было тяжело это признать. Ведь в первую встречу, когда у Балуд сильно страдал от растроения личности, она посчитала себя старшей сестрой.

«…Ну как он?»

«Я бы не поверил, если бы не видел собственными глазами».

Маггот и Рамиллис лучше Терезы оценили разницу в мастерстве между ними.

Тереза даже воспользовалась магией усиления. Балуду же хватило собственных сил, чтобы легко справиться с ней.

Мало кто из рыцарей мог бы похвастаться подобным мастерством.

Рамиллис не смог сдержать негромкий смешок.

(Как интересно. Насколько же редкий материал я повстречал!)

Внезапно он ощутил, что, как и в былые времена, кровь вскипела в его жилах.

«Хорошо. Моя очередь. Но поскольку я и рядом не стою с Маггот в мастерстве управления копьем, я тоже буду использовать меч, господин Балуд.»

«Пожалуйста, будьте со мной полегче…»

Хотя он и улыбнулся, радости совсем не испытывал. Наоборот, Балуд ощутил, как по его спине заструился холодный пот.

(Проклятье… этот старик не шутит!)

Видя, как Рамиллис направил меч в его сторону, Балуд ощутил мурашки на коже.

Пусть генералу и было за 60, его стальные мускулы, похоже, были такими же крепкими, как и в юности.

Его колоссальный опыт и дьявольская интуиция превращала его в воина высоченного уровня.

Сейчас противники замерли друг перед другом, подобно статуям, и пристально следили за движениями, чтобы не упустить момент атаки.

…Это — основы схваток на мечах.

«Хмпх!»

Не было заметно никакого движения, но, внезапно, Рамиллис казалось, вырос перед ним.

В следующий миг Балуд краем глаза заметил меч, летящий ему в голову.

Чисто на интуиции он изогнул шею, сумев избежать удара.

«О! А ты смог увернуться, не прибегнув к магии!»

Рамиллиса восхитило движение юноши.

Есть много способов, чтобы предвидеть, куда противник нанесет удар.

И это зависит не только от навыков, но и опыта. А так же интуиции.

Интуиции не так просто научиться. Это не то, что можно осмыслить.

Увидев, как Балуд именно на интуиции увернулся от атаки, Рамиллис испытал скорее симпатию, чем изумление.

«И это в столь юном возрасте… Насколько же жестока «Серебряная вспышка»…»

Даже Рамиллис полагал, что для юноши одиннадцати лет его опыт был слишком страшным.

Он не знал, что большая часть этого «опыта» — это заслуга Санаи.

«Хахаха. Может, мне стоит стать чуточку серьезней?»

«Пожалуйста, не надо. Вы и так слишком увлечены».

«Не переживай. Я — всего лишь, старый человек…»

С этими словами Рамиллис вновь нанес удар.

Несмотря на его огромное тело, движения генерала были невероятно быстрыми.

Множество быстрых ударов обрушилось на Балуда.

Балуд, понимая, что сил отбить их всех у него не хватит, старался уклоняться.

Внезапно он резко сократил расстояние. Но Рамиллис не видел опасности в том, что маленькое тело приблизилось к нему. Скорее наоборот…

(Проклятье! Я ошибся!)

Балуда, посчитав, что лишь в ближнем бою у него есть шанс, реакция Рамиллиса застала врасплох.

Он понимал, что ему будет непросто одолеть Рамиллиса, но надеялся таким образом хоть немного сковать его.

Сейчас он уклонялся только благодаря интуиции.

И времени продумать атаку у него не было.

Сейчас он каждый свободный миг пытался обдумать вход из этой ситуации.

(Сейчас он не прибегает к магии усиления. Даже если я применю её, он, скорей всего не станет. Но это не значит, что он совсем не будет использовать её. Сейчас у него преимущество. И как только он решит использовать магию — я проиграю.)

Проще говоря, Балуду нужно было победить до того, как Рамиллису наскучит играться и тот применит магию усиления.

Если же он проиграет, то ему скорей всего не поздоровится. Маггот просто загоняет его до смерти своими тренировками.

«Ух ты… Балуд настолько силен…»

Тереза с изумлением смотрела, как Балуд уклоняется от атак, любой из которых было бы достаточно, чтобы одолеть её. Теперь она окончательно убедилась, что она с ним в разных лигах.

Она с неохотой вынуждена была принять это.

«Мой сын тренируется гораздо усердней, чем ты думаешь… Было бы очень обидно, если его можно было легко догнать, леди Тереза».

Хотя она и признает уровень мастерства Терезы, нет другого учителя, который может тренировать так же, как и Маггот.

90% других людей сошли с ума или умерли от подобных тренировок.

К тому же гордость Маггот никогда не допустит, чтобы Тереза хотя бы близко подобралась к нему по способностям.

Но Тереза внезапно улыбнулась.

«От этого я только сильнее хочу одолеть его!»

Тереза была одной из немногих вне семьи Корнелиус, кто был в курсе истинной силы Балуда.

В детстве Балуд был очень застенчивым, и практически не общался с другими детьми.

В те времена его растроение часто проявлялось и он боялся, что другие люди могли принять его за сумасшедшего.

Чувства же Терезы к нему в те времена были не отвращение, а желание защитить его. А, возможно, были какие-то еще, которые она и сама не понимала.

***

«Проклятье!»

Начав уставать, Балуд начал пропускать удары.

Движения на пределе скорости быстро истощало выносливость Балуда.

Балуду хотелось еще немного изучить привычки Рамиллиса.

(Проклятье… неужели у меня почти не осталось времени?)

Он понимал, что с каждой секундой ситуация будет становиться все хуже и хуже.

Решившись, Балуд наконец-то запустил магию в себя.

Физическое усиление — основная магия, применяемая практически всеми воинами.

Маггот благодаря собственным навыкам и подобной магии прославилась как «Серебряная вспышка».

(Как я и думал, у тебя такая же магия, как и у «Серебряной вспышки». Посмотрим, насколько ты умел в ней)

Рамиллис все еще недооценивал Балуда.

Он ощущал, что его кровь впервые за долгое время кипит, наслаждаясь схваткой. Но он считал, что нет нужды применять собственную магию.

Но он понимал, что если Балуд сможет достичь скорости Маггот, то будет вынужден применить усиление.

Но… он считал, что если его вынудят прибегнуть к магии, то, каким бы не был результат, сам генерал будет считать, что проиграл.

(Посмотрим, какова сейчас истинная сила моего сына)

Маггот пристально следила за парочкой.

Хотя он был её гордостью, назвать Балуда истинным приемником своего стиля сражений Маггот не могла.

Многие из навыков и умений, применяемых им, были унаследованы от Санаи. А совместив то мастерство с магией, которой его обучила Маггот, он развивал свой, неповторимый стиль.

Его можно было назвать «Стиль Балуда».

А раз Рамиллис до сих пор этого не понял, то ситуация могла сложиться очень интересной.

Сейчас Балуд был похож на истинного воина. Пот градом катился с него.

«Хайааааа!» — внезапно взревел Балуд.

Сделав вид, что собираешься грубо броситься вперед, и подловить отвлекшегося противника…

Благодаря памяти Санаи он прекрасно понимал, насколько эффективной может быть эта тактика.

Рамиллис, ощутив от Балуда эту вспышку ярости, на миг ощутил приступ страха.

Подобное он ощущал только на поле боя, когда сталкивался с опытными, прошедшими много сражений, ветеранами.

Так кричали те, кто уже смирился со смертью и просто хотел забрать врага вместе с собой.

Рамиллис по опыту знал, насколько опасными могут быть такие противники.

(Удивительно, что этот ребенок смог напомнить мне времена кровавых схваток…)

Балуд резко пригнулся к земле, как хищник, готовый броситься на жертву.

Рамиллис посчитал что Балуд собирается, подобно Терезе, нанести удар, используя помимо силы и вес тела.

Балуд быстро бросился к Рамиллису, вставшего в защитную стойку.

Рамиллис был уверен, что удар будет нанесен в корпус.

Поэтому удар Балуда застал его врасплох. Это был удар из стиля Рю-Го-Рю, который был широко распространен в Эдо в эпоху Санаи. Он наносился в область колена противника.

Но, несмотря на неожиданность, даже такого удара было недостаточно, чтобы одолеть опытного генерала.

(Отличная атака… можно сказать, что ребенок одиннадцати лет, способный придумать такой удар, ужасает.)

Он знал не более пяти человек, способных провести столь искусный удар.

Учитывая, что Балуд еще молод, то его потенциал и вправду ужасает.

Немного времени осталось до того момента, как он сможет сражаться с Маггот на равных.

Испытывая некоторое разочарование, Рамиллис согнул руки в локтях, чтобы отбить удар Балуда, но…

«…что?»

С приступом паники Рамиллис ощутил, как его правая нога погрузилась в землю.

(Проклятье! Магия типа земли!)

Балуд, вместо удара, направил магию под ноги Рамиллису.

Если бы он просто атаковал заклинанием, типа магической пули, то Рамиллис с легкостью бы отбил его.

Поэтому, используя меч как катализатор, он направил магию под ноги генералу.

Рамиллис попытался восстановить равновесие, используя другую ногу, но новый удар Балуда уже достиг цели.

Потерявший равновесие генерал не смог заблокировать его.

И с зажатой ногой уклониться тоже не было возможности.

Со всей силы удар обрушился на левое колено Рамиллиса.

Стиль сражения Хиза-караме, разработанный в эпоху сенгоку. Этот стиль специально разработан, чтобы одолеть противника в ближнем бою.

Санаи был специалистом в этой технике. В те времена сражения в ближнем бою были распространены.

Используй Рамиллис свою магию, наверняка смог бы увернуться, но гордость не позволила генералу прибегнуть к ней.

Его тело с громким шумом, похожее на падающее дерево, отлетело назад и упало на землю.

«Ха! Ты и вправду подловил меня! Не ожидал, что окажешься настолько сильным!»

«Нет. Вы же не применяли магию усиления. Поэтому у меня впереди еще долгий путь, прежде чем смогу сравниться с вами».

После поединка они обменялись любезностями.

В этот раз Балуд смог застать генерала врасплох. Но подобный трюк больше никогда не сработает на нем.

К тому же сам трюк сработал лишь потому, что генерал изначально недооценил Балуда.

Но теперь Генерал окончательно убедился в высочайшем потенциале паренька.

«Ты меня удивил. Не ожидал, что магию земли можно использовать подобным образом».

Сейчас генералу было немного стыдно, что он недооценивал магию.

Времена, когда маги могли кидаться огненными шарами или вызывать ледяные столбы, давно прошли.

Причина в том, что чем магия дальше от рук заклинателя, тем она слабее.

И сейчас дальнобойная магия практически не применяется, поскольку требует слишком много сил и чрезвычайные навыки самого заклинателя.

Не надо говорить, что подобные люди встречались крайне редко.

Другой причиной было широкое распространение защитных заклинаний.

Подобные заклинания могли защитить от заклятий, содержавших в пять раз больше энергии, чем сами потребляли.

К тому же заклинание защиты от магии было настолько простым, что практически любой солдат знал его.

Поэтому-то сейчас поля сражений и не освещались вспышками заклинаний.

Вместо той магии, сейчас очень распространена магия усиления тела.

В любом человеке содержится сколько-то магической энергии. И ею можно обучиться управлять.

А поскольку заклинания противодействия магии на усиление практически не действовали, данный тип магии стал очень распространен.

Все солдаты, в том числе рыцари, уделяли много времени на изучение и совершенствование данной магии.

Маггот «Серебряная вспышка» была одной из самых умелых людей в мире в использовании магии усиления. Она даже умела уменьшать чувствительность тела.

Однако данная магия не так и проста.

Были те, кто пытался уменьшить чувствительность тела, а, в результате, теряли контроль над телом.

Поэтому большинство ограничивалось усилением физической силы и выносливости.

Поэтому сейчас атакующая магия используется в основном для развлечений или в быту.

Хотя заклинание Балуда было по-своему уникальным, его можно было отнести именно к атакующей магии.

Многие считали, что подобная магия теперь бесполезна.

И лишь гений, подобный Балуду, смог оценить её потенциал.

Рамиллис подумал, что армии стоит вновь вернуться к изучению магии.

«Ты смог спастись, Балуд.»

«Большое спасибо, мама!»

(Я и вправду спасен… в разных смыслах этого слова)

Балуду хотелось просто лечь и не двигаться.

Он смог не опозорить свою семью, и, похоже, мать позволит пережить ему еще один день.

Маггот же, которая на первый взгляд была равнодушна, в душе была очень рада успехам своего сына.

Но даже Рамиллис, хорошо знавший её, не мог уловить этой радости.

«Но, ты все еще слишком наивный. Хорошо, что смог повредить его колено, но лучше бы ты целился ему по яйцам!»

… это и было её обычным поведением.

Ну а Рамиллис был кое чем озабочен.

Пускай он и сын Маггот, но в его поведении все еще много необъяснимого.

Тот рев… так мог реветь только человек, познавший ужасы войны.

И пускай у Балуда уже есть опыт убийства, невозможно представить, что он успел побывать и на войне.

Даже Маггот не решилась бы взять сына на какую-нибудь приграничную стычку.

К тому же та магия… Она совершенно отличается от той, что знает Маггот.

Если это его собственное изобретение, то тот миг, когда он превзойдет мать, наступит уже очень скоро.

Сейчас это особо и не важно, но если разразиться война, подобный талантливый человек может изменить ход многих сражений. А то и стать главным оружием победы.

Рамиллис чувствовал изумление и… возбуждение.

К тому же сейчас он ощущал сильную зависть к Маггот, имеющей в своем распоряжении столь редкий материал.

У любого воина в жизни есть две основных задачи: Первое — найти достойного противника. И второе — отыскать талантливого ученика.

Масахару, в отличие от Санаи и Балуда, был рожден в самой обыкновенной семье.

Он довольно рано заразился «чуньством»*.

—————————

(п.п. Синдром восьмиклассника. Синдром геройства на родную задницу. Когда ведешь себя как какой-то герой или, наоборот, злой демон и т.п.)

—————————

Совпадение или нет, но он изучил много вещей, которые ему бы пригодились в случае, если бы он оказался в ином мире.

Поэтому для него перерождение в Балуда стало чем-то вроде судьбы.

Сразу после его смерти в аварии перед Масахару появилась незнакомая парочка.

Разочарование от невозможности поступить в университет быстро сменилось радостью.

Ведь он понял, что это его горячо ожидаемая «реинкарнация».

Он думал, что это начало «Легендарный протагонист — Ока Масахару — и его легендарное приключение. Часть первая».

Но… все его мечты мгновенно пошли крахом.

Ведь помимо него существовал еще и Санаи. А также были зачатки личности самого Балуда.

В то время Балуда спасло только то, что его собственное «Я» еще не было развито.

Будь он полностью сформировавшейся личностью, то появление сразу трех дополнительных сознаний наверняка свело бы его с ума.

Санаи, как умудренный опытом, сразу понял, что не стоит пытаться подчинить себе тело. Для Масахару это заняло больше времени, но потом он смирился и решил, что лучше сотрудничать.

Это решение далось ему непросто. Но… он все равно наслаждался жизнью в ином мире.

… точнее, надеялся наслаждаться. Если выживет.

«Я умру! Я точно умру! ТАК ЧТО ХВАТИТ ТЫКАТЬ В МЕНЯ ЭТИМ КОПЬЕМ!» [Масахару]

«…О! Так у тебя есть силы кричать? Наверное, стоит еще чуть-чуть ускориться…»

«НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!» [Масахару]

В данный момент все три личности, живущие в Балуде, находились на грани жизни и смерти от этой тренировки.

Пусть Маггот и действовала по-своему аккуратно, но для шестилетнего Балуда и обычного школьника Масахару все равно было через-чур.

«Почему я вынужден бегать марафон, подгоняемый копьем?» [Масахару]

«Тебе лучше не отвлекаться, а то в животе появится лишняя дыра»

«Эта мать неисправима!» [Масахару]

Возможно, именно благодаря подобным изнуряющим тренировкам все три личности смогли начать действовать как один человек.

И хотя из-за этого память Санаи казалась более полезной, от воспоминаний Масахару пользы было не меньше.

Более того, в долгосрочной перспективе от Масахару пользы должно было быть гораздо больше.

Благодаря увлечению чуньством, у Масахару было много полезных знаний, которые он подчерпнул в сети, готовясь к подобному «перерождению».

«Продажи идут хорошо, но уже просочилась информация, что сладости делаются не из сахарного тростника. Так что уже скоро секрет будет раскрыт…»

Селина, вернувшаяся из города, радостно улыбалась.

Её радость была и понятна. Ведь продажи сладостей оказались гораздо более выгодными, чем она ожидала.

Благодаря Балуду, Корпорация Саварин разрослась.

Во всей империи было мало фирм, способных предложить что-то эксклюзивное.

Многие крупные фирмы, базирующиеся в столице, послали шпионов разузнать источник появления сахара в землях Корнелиуса.

«Не страшно. Это только начало. У меня есть и иные идеи как заработать много денег».

***

«И я уже купила около пяти гектар земли».

«Правда…? Пять гектар — это как-то слишком…»

Она похожа на ракету. Балуд планировал прикупить всего лишь около одного гектара.

А вот пять гектар… это было слишком много. Особенно в землях Корнелиуса где и так мало плодородной земли.

«Считай это моим взносом», — произнесла Селина без тени сомнений.

Прибыль, полученная от идей Балуда, была лишь ненадолго.

Селина прекрасно понимала, что деньги должны постоянно крутиться, чтобы приносить прибыль.

И она считала, что имеет полное право так поступать.

Ведь сейчас она рискует только своими деньгами. Но подобное не могло повлиять на её решительность.

«…И какой процент ты хочешь теперь получать?»

Селина прекрасно понимала, что, хотя сейчас её материальный взнос больше, чем Балуда, но она по-прежнему не может запросить слишком много.

Для Балуда было выгодно, что корпорация Саварин зарабатывает репутацию.

Но он не собирался отдавать слишком много прибыли Селине.

Его новым девизом стало «копейка рубль бережет!»

«Как насчет тридцати процентов? Ведь объем продаж возрастут и в итоге прибыль будет гораздо больше, чем раньше».

«Звучит неплохо. Ведь теперь мой риск потерять деньги минимален. Но я буду счастлив, если еще добавишь разрешение гладить твои ушки».

«Н..Н.. Ни за что! Т… Только по особым случаям! И только с моего согласия!»

Покраснев, Селина закрыла ушки руками.

Но вот её хвост полностью выдавал её, махая от радости так, что даже под длинной юбкой это было заметно.

«…Если не перестанешь домогаться президента, я точно заставлю тебя жениться на ней».

«Ах, прости-прости. Я сказал то, чего не должен был».

Услышав слова Ророны, Балуд принялся немедленно извиняться.

За два года он понял, что она не понимает шуток.

Селина же ощутила разочарование от того, что Балуд принялся извиняться без тени колебания.

«Как ты и просил, мы купили несколько золотых слитков так дешево, как только возможно. Но зачем они тебе?»

Золотые слитки требуют еще очистки и чеканки, прежде чем превратятся в монеты.

А, поскольку в этом мире это довольно трудное занятие, то сами слитки можно приобрести сравнительно дешево.

Но все равно даже такое золото считается стратегическим ресурсом, и купить его не так-то и просто.

«Неужели ты собираешься заняться изготовлением золотых украшений?»

Золотые изделия могут принести большие деньги.

Но это возможно только при исполнении трех условий:

1) Богатые дворяне

2) Хороший мастер, умеющий работать с золотом

3) Известность компании, через которую будут их продавать.

Пусть Балуду и удастся сделать красивые вещи, продать их будет непросто.

Корпорация Саварин пока не настолько известна, чтобы в нее заходили богатые клиенты. А продавать по дешевке — себе в убыток.

Но Селина верила, что Балуд не настолько глуп, чтобы допустить такую глупость.

«Да. Но мне требуется сперва кое-что подготовить. Со временем я все тебе расскажу».

«Что?»

Селина подумала, что, возможно, она слишком верит в Балуда.

Да и Ророна давно говорит, что она чересчур доверяет ему.

Тут она заметила, что он усмехается, глядя на нее. И только после этого поняла, что от нетерпения сжала его руки.

«Ты — грубиян! Тебе нравится насмехаться над такой милой девушкой, как я?»

«Верно. Сейчас выражение на твоем лице было очень необычным. Ведь ты всегда так серьезна».

«Ууу… грубиян».

«… если мне покажется, что президент ни за кого иного не сможет выйти замуж, то я сломаю тебе ноги, но заставлю жениться на ней».

«Ророна! Ты по-настоящему пугаешь!»

(Так весело играть с Селиной, но, пожалуй, с этого момента надо быть осторожным. А то это может стоить мне жизни)

Четко ощущая угрозу со стороны Ророны, Балуд вздрогнул.

«…»

Селина же, на миг представив будущую супружескую жизнь с Балудом, сильно покраснела.

Ророна сильно волновалась за нее. Селина способна на равных разговаривать с крупными купцами, но в некоторых вопросах была совсем еще ребенком.

(Она… вся в отца. Ребенок в душе с неиссякаемым запасом энергии).

Она знала, что из-за этого Селина вполне может упустить что-нибудь важное.

Ророна решила, что должна внимательно приглядывать за ней.

Тем временем, неловкая пауза затянулась.

Наконец-то Балуд кое-что достал из мешочка.

«Вот пример того, что я изготавливаю на своей новой фабрике…»

От увиденного предмета глаза Селины полезли на лоб.

В центре ювелирного изделия был большой цветок, а вокруг него как будто летали пчелы.

Точность и аккуратность исполнения показывала, что он создан настоящим мастером своего дела.

К тому же он был изготовлен из золота.

«И сколько… стоило его изготовление?»

Ророна, обычно хладнокровная, сейчас с благоговением смотрела на руки Балуда.

Он пожалел, что нет камеры, навек запечатлеть столь редкое зрелище.

Ну, их вполне можно было понять.

Обычно подобная работа стоила бы в районе ста золотых.

А многие из знатных людей не поскупились бы приобрести её и за двести.

В землях маркиза Корнелиуса подобные вещи были крайне редки.

«Ну… мне она обошлась менее, чем в половину золотой монеты»

«ЧТО?!»

Они не верили услышанному. Ведь только такое количество золота, необходимое для изготовления, должно было стоить более десяти монет.

Слова Балуда казались настолько фантастическими, что Селина на миг усомнилась в его разумности.

«Просто это всего лишь позолота».

«Как это?!»

«Внутри она сделана из бронзы и просто покрыта золотом.

«Но даже если так… как цена может быть столь низкой?»

В этом мире позолоту делают с помощью серебра. Сперва серебро и золото расплавляют, после чего наносят на предмет. Далее нагревают, до тех пор, пока серебро не испарится и останется только золото.

И хотя это дешевле, чем делать чисто из золота, но цена подобных предметов все равно крайне высока. К тому же требуется опытный мастер, способный проделать все это и не допустить ошибки.

Именно поэтому итоговая цена подобных предметов лишь немногим уступает тем, что сделаны из чистого золота.

И мало кто из торговцев рискнет продавать подобные вещи.

Чтобы окончательно добить девушек, Балуд с улыбкой произнес:

«Ну… изготовить эту вещичку было очень просто».

«Чтооооо?!»

Как он и думал, на лицах Селины и Ророны появилось выражение крайнего изумления.

***

Девушки вернулись к делам фирмы, ища способы реализаций нового товара.

Они довольно много потратили на покупку новой земли для свеклы, а также найма людей для ухода за полями. И окупиться это должно было не скоро.

Интуиция подсказывала, что они ни в коем случае не должны упустить эту возможность.

Эти изделия давали возможность для не очень обеспеченных дворян приобрести красивые, дорого-выглядящие вещи.

К тому же это должно было хорошо сказаться на репутации Корпорации Саварин.

Ни один купец не упустит такую возможность.

(Может, и вправду стоит поискать способ женить его на Селине…)

Селина вся пылала от предвкушения, не подозревая, какие мысли взбредают в голову Ророны.

«О, да! С этим я точно добьюсь успеха! Просто приглядывайте за мной, папа, мама!»

Если все удастся, то их компания прославиться по всему королевству.

Её молодое сердце торговца просто бешено колотилось, и мысли о замужестве даже не мелькали в тот момент у нее в голове.

***

Так называемая «фабрика», располагалась в паре минут ходьбы от фермы по изготовлению сахара.

На здании, для придания солидности, была большая вывеска «Фабрика Гаута».

Несмотря на маленький размер, изделия, производимые здешним мастером, уже прославились за неповторимое качество.

«Шеф Гаут, как дела?»

«О, юный господин! Все отлично. Готово еще двадцать штук».

«Хватит звать меня юным господином…»

Балуда это обращение раздражало, поскольку звучало как-то по-детски.

Хотя сперва Гаут вообще звал его просто «паренек». Но после того, как Балуд обучил его делать позолоту, Гаут стал гораздо более уважительным.

Видимо, среди таких работников существует негласная иерархия.

Гауту было около тридцати лет, и он являлся старшим братом Тиросу.

Он был известен тем, что мастерски выполнял даже самую трудоемкую и тонкую работу.

Балуд попросил Тироса познакомить их, когда в одном из магазинов увидел образец работы Гаута.

Однако, первая их встреча прошла совсем не гладко.

«Эй, паренек. Я делаю только то, что мне самому нравится. Понял?»

«Конечно-конечно. Но позвольте вам сперва кое-что показать».

Балуд слышал от Тироса, что его брат не только очень умел, но и крайне любопытен.

Именно из-за любви к экспериментам учитель Гаута прогнал его, после чего тот стал работать самостоятельно.

Видя, что Гаут заинтересовался, Балуд выставил перед ним несколько горшков, около тридцати сантиметров в высоту.

«И что это?»

«Ну… можно назвать источником питания для кое-какой методики».

«… Источник питания?»

Гаут непонимающе смотрел на горшки.

В качестве источников питания в этом мире применялись ветровые или водяные мельницы. Ну и иногда магические приспособления.

Однако эта урна никак не походила на магический предмет.

«Нужно всего-навсего подключить электроды от урны к ванне медным проводом…»

Бормотал Балуд, заливая кислоту в небольшую ванночку.

После чего опустил туда небольшую, золотую пластинку.

«Эй, эй, паренек! Где ты раздобыл это золото?»

У самого Гаута было немного золота, применяемого для некоторых работ. Но он очень удивился, что оно есть у ребенка.

Только теперь он заметил, что одежда паренька выглядит слишком дорого для простого горожанина.

(Неужели он из знати?Но что ребенок богатеев забыл в моей лавке?..)

«Теперь возьмем одну из ваших работ, шеф…»

«Эй! Я сделал её для Мессины!»

«Отлично сделана. И идеально подходит для моей цели».

Крупная оловянная брошка в форме цветка полностью погрузилась в жидкость в ванночке.

Единственной слабостью Гаута было… рисование. Ну, это и не удивительно. Он был ремесленником, а не художником.

Если ты в чем-то хорош, то должен быть плох в чем-то другом.

Для Гаута это было рисование или раскрашивание.

«Итак, теперь немного подождем».

«Что ты хочешь сделать? Эй? … что это за пузыри? Разве жидкость была горячей?»

Гаут неверующе смотрел на происходящее.

Он знал нескольких мастеров, что используют магию при работе. Но даже его знаний хватало понять, что сейчас не было никакой магии.

(Интересно, что он делает?Давненько я не чувствовал в себе столько интереса к чему-либо.)

Урны Балуда представляли собой древние батареи.

Подобные были найдены при раскопках в Багдаде, столице Ирака. Естественно, это были знания Масахару.

Принцип устройства прост: Плотно закрытый горшок, внутри которого расположен медный цилиндр и железный стержень. Так же урна залита электролитом.

Даже в этом мире найти все необходимое труда не составило.

В свое время чуньство Масахару заставило того обратить внимание на статью, что электричеством, возможно, пользовались еще за четыре тысячи лет до того, как оно было вновь открыто в 18 веке.

Эксперимент ученых, прошедший в 1938 году доказал, что подобные урны могут вырабатывать до двух вольт.

Так же ходит легенда, что, благодаря ему и делалась позолота у древних египтян.

Еще во время жизни Масахару пробовал этот метод и у него все получилось.

Итак, спустя тридцать минут…

Гаут в шоке смотрел на то, что Балуд вынул из ванночки.

«Что… КАК ЭТО ВОЗМОЖНО?»

Неудивительно, что Гаут был ошарашен.

Сейчас изготовленный им цветок сверкал золотым блеском.

«Может, хотите сами попробовать сделать подобное?»

Гаут немедленно воскликнул «Да», после чего Балуд понял, что тот у него в руках.

С тех пор уважение перед Балудом у Гаута просто взлетело.

Ведь тот стал его спасателем, поскольку помог избавиться от самой большой слабости — визуального оформления.

«Я принес слитки»

Внезапный голос Балуда вырвал Гаута из воспоминаний.

«Ого. Их так много!»

«Можешь смело их использовать. Если будет мало — то я смогу раздобыть еще».

Балуд улыбнулся, поскольку реакция мастера была один в один, как у двух девушек совсем недавно.

Он был уверен, что стоит ему попросить, как компания Саварин одолжит ему денег на это дело.

«Проклятье, это настоящий вызов для меня!»

После чего с улыбкой Гаут указал на подготовленные заготовки.

«Клянусь, что к концу месяца я закончу еще пятьдесят штук».

«Отлично. Для начала этого должно хватить».

В данный момент слишком много не надо, поскольку данные украшения — довольно специфичный товар. И не предназначен для массовых продаж.

Но это все пока. Если продажи будут успешны, то…

Комната Балуда была около 36 квадратных метра. И есть все шансы полностью усыпать пол золотыми монетами.

Стоило ему представить это, как у Балуда непроизвольно потекли слюни.

Балуд понимал, что если эта мечта осуществиться, то он не сможет сдержать себя.

(…Монетки.Мое золото!)

***

(Балуд что-то от меня скрывает)

Поняв это, Сейрун ощутила, как её сердце сжалось.

Она уже вполне четко понимала, что чувства к нему превышают те, что обычно испытывают горничные.

За последние несколько лет Балуд сильно изменился.

Пять лет назад, когда Сейрун впервые встретила молодого господина, он не мог четко контролировать себя, и ему трудно давалось общение с другими людьми.

Но сейчас он такой же отважный, как и его отец. Более того, мать Балуда, Маггот, испытывает проблемы, во время его тренировок с оружием.

А после недавнего приема репутация Балуда взлетела до небес, и многие дворяне захотели женить его на своих дочерях.

Что же до самой Сейрун.

Она задумчиво крутила на пальце локон волос, которые за последние три года отросли и уже достигли талии.

Хотя Балуд и выглядел довольным, сама она понимала, что всееще сильно уступает главной горничной — Эмме, прислуживающей Маггот.

Серо, отец Сейрун, был главой семьи, которая прислуживала семейству Корнелиус на протяжении многих поколений. Более того, он уже много лет был начальником охраны родового замка, Хохен.

Он был очень дружен с Игнисом. И много раз говорил Сейрун, насколько дорожит этой дружбой.

Но, в отличие от отцов, у нее с Балудом было одно обстоятельство, которое мешало им стать такими же друзьями.

Просто… Сейрун была девушкой, а Балуд — парнем.

Незадолго до её четырнадцатилетия, когда она очередной раз размышляла об этом, одна из её коллег, Матильда, заметив напряжение на лице, спросила:

«Что с тобой? Что-то наклевывается между тобой и молодым господином?»

«…Твои слова звучат очень пошло».

«Не говори глупости. Ты уже вполне созрела как женщина. И молодой мастер достаточно взрослый. В ваших отношениях уже должен быть какой-то прогресс».

«Что—?!»

Сейрун сильно покраснела.

Она заметила, что взгляд Матильды устремлен на её грудь, довольно сильно округлившуюся в последнее время.

От сильного смущения Сейрун прикрыла их рукой.

Она не привыкла к подобным, оценивающим взглядам, поскольку в семействе Корнелиус было принято с уважением относиться к любой девушке.

«Мда… наверное, я поспешила, и для тебя еще слишком рано».

«Молодой господин совсем не смотрит на меня в таком ключе!»

«Пока, может и нет. Но что насчет завтрашнего дня? Или следующего года? Уверена, что очень скоро молодой господин начнет смотреть на тебя, как мужчина на женщину! Как мне говорили, его отец очень рано начал интересоваться подобным».

«!..»

Сейрун ничего не могла возразить.

Ведь прежде, чем Игнис женился на Маггот, он прославился как герой-любовник, не пропустивший ни единой симпатичной девушки.

Хотя сейчас он уже не изменяет жене (понимает, чем это ему грозит).

Так что вероятность того, что Балуд унаследовал распутность отца и пойдет по его стопам, очень высока.

«Я к тому, что ты главная претендентка на роль первой любовницы молодого господина. Честно говоря, завидую тебе. Эх, была бы я лет на пять помоложе…»

«ЧТООООООООООООО?! Я? Любовница? Нет, нет. Невозможно! Мы просто друзья детства! Молодой господин зовет меня Сей-нее… того просто не может быть…»

«Не говори, что ты не в курсе. Например, у наших соседей, в семействах Флаги и Дхака. Подобных тебе подруг детства, тамошние главы семейств используют как любовниц. Более того, назначили их главными над остальными своими любовницами. И точно так поступают любые дворяне».

«Но… Но… Я…»

Слова Матильды поразили Сейрун как гром среди ясного неба. Она не могла четко думать. В её разуме не укладывалось, что её отношения с Балудом могут перерасти в такое.

«Господин очень добрый, так что он не будет насильно принуждать тебя. Но уверена, что виды на тебя имеет. Возможно это твой единственный шанс!»

(Неужели, это правда?Он на самом деле имеет на меня виды?)

Хотя её отец, Серо, наверняка не будет пытаться уговорить её стать любовницей.

Он не из тех людей, кто ради карьерной лестницы будет жертвовать счастьем своей дочери.

Хотя… если его дочь по своей воле станет возлюбленной сына своего господина, то Серо будет счастлив.

Даже её мать, Раселла, похоже, лелеет надежду на связь между Сейрун и Балудом.

На это четко указывает то, что родители не собирались подыскивать для нее жениха.

(Однажды я могу стать любовницей Балуда…)

Эти мысли мешали ей смотреть на Балуда как раньше.

До сего дня она думала о Балуде только как о младшем брате. И сейчас она не знала, как среагирует, если Балуд предложит что-то подобное.

«Что-то случилось Сей-нее?»

«Аххх!»

От внезапности Сейрун непроизвольно вскрикнула.

Балуд, похоже, только-что вернувшийся, подошел к ней сзади и, когда она обернулась, его лицо оказалось практически вплотную к её.

«Слишком близко! Молодой господин, ваше лицо слишком близко!»

«Ох, прости-прости. Не думал, что ты испугаешься»

Сейрун отшатнулась, когда лицо того «кто такой почти такой же смелый, как и отец» оказалось практически в упор к её.

(Проклятье, я не могу взглянуть ему в глаза…)

«Сей-нее, я должен тебе кое-что сказать».

«Ч-Что?!»

Сейрун, которая еще не отошла от предыдущего разговора о любовницах, на миг с паникой подумала, что Балуд собирается признаться ей в любви.

«Я хочу рассказать, чем занимаюсь в городе».

«А? Вот ты, о чем! А то я уж было подумала…»

Она запнулась и взглянула в его глаза.

Даже с её опытом было понятно, что сейчас он не испытывает к ней никаких романтических чувств.

Сейрун почувствовала сильное смущение из-за своих переживаний.

«Проклятье! Это все Матильда виновата!»

Балуд недоуменно посмотрел на нее.

Он не понимал причины её детского поведения, но подумал, что это из-за того, что скрывал от нее, чем занимался в последнее время.

«Я вместе с некоторыми городскими детьми выращиваю свеклу. И использую её, чтобы сделать сахар…»

«Сахар из свеклы?»

Сейрун, от удивления, вмиг позабыла о недавних романтических переживаниях

В землях Корнелиуса невозможно вырастить сахарный тростник.

Если бы кто-либо другой, а не Балуд, сказал ей что производит тут сахар, она бы ни за что не поверила.

«Сей-нее, ты же знаешь, что во мне живут другие личности?»

Сейрун молча кивнула.

Это была одна из причин, почему её назначили личной горничной.

В детстве Балуд иногда говорил на незнакомом языке или вдруг начинал, как и нормальный ребенок играть с игрушками. Это были признаки, что он немного не в себе.

Но познакомившись поближе, она узнала, что внутри него живут еще две личности.

И, честно говоря, те две личности, живущие в Балуде, сильно её раздражали.

В то время она почти все время была неразлучна с Балудом, пытаясь помочь ему оправиться. Во время сна, приемов пищи и, даже, в ванной. Она никогда не расставалась с ним.

Она хотела, чтобы он стал нормальным ребенком.

Не заметив, что Сейрун погрузилась в воспоминания, Балуд продолжил:

«Используя воспоминания одной из тех личностей, я пытаюсь принести пользу нашим владениям. Папа сказал, что не против, до тех пор, пока использую только личные сбережения».

Тогда Балуд сильно насел на отца.

Через некоторое время Игнис сдался и сказал: «Делай, что хочешь. Но используй только личные деньги». Но он и не подозревал, что задумал его сын.

«Почему ты сразу мне все не рассказал?»

«Прости меня. Я боялся, что ты будешь смеяться. Ведь мало кто поверит словам ребенка».

Он сказал не совсем правду. Больше Балуд боялся, что она случайно проболтается Игнису.

А так, он полностью доверял Сейрун.

(А вот отец… он очень плохо умеет распоряжаться деньгами.)

Возможно, он и был великим воином, но в экономике он совершенно не разбирался.

Он считал, что должен все силы отдавать защите границы. И никогда не пошел бы на то, чтобы урвать прибыльное дело у соседей.

Просто действуя толерантно по отношению к другим, эти земли никогда не смогут выбраться из нищеты.

«Но сейчас все наладилось. Заниматься земледелием не трудно и Селина вполне с этим справиться».

«… Кто такая эта Селина?»

Голос Сейрун, казалось, замораживал.

Она сама не ожидала, что так отреагирует, услышав имя другой женщины из уст Балуда.

Балуд не понимал почему, но услышав её тон, интуиция Балуда громко закричала, что он в опасности.

«О-Она — президент Корпорации Савариан. Я встретил её два года назад и с тех пор мы общаемся…»

«Ясно… Сколько ей лет? Она симпатичная?»

«Думаю, ей около восемнадцати. И она красивая. А уж эти её собачьи ушки…»

Заметив выражение лица Сейрун, он замолчал на полуслове.

(… Вот оно как… пока я разбиралась тут с проблемами, юный господин развлекался с другой девчонкой…)

«Я счастлива, что ты наконец-то все мне рассказала. И в будущем тебе не нужно ничего от меня скрывать».

«Да… я буду рассчитывать на твою помощь».

«Доверься мне».

Похоже, все прошло гладко, но Балуда обуревали плохие предчувствия.

Это чувство посетило его, когда он смотрел на выражение лица Сейрун. От него ощущалась угроза.

Вскоре он поймет, что предчувствие его не подвело.

(Сейчас не время думать о любовницах. Я должна убедиться, что никакая аферистка не завлечет юного господина).

Сейрун и сама не понимала, почему так переживает. То ли по любви, то ли потому, что воспринимает Балуда как члена своей семьи.

В одном она была уверена наверняка: она никогда не позволит какой-то подозрительной женщине заполучить Балуда.

***

Как Балуд и надеялся, позолоченные безделушки великолепно продавались.

Изделия из чистого золота могли позволить себе только очень богатые дворяне. Да и те покупали их, как правило, один раз в жизни. На свадьбу.

А вот вещички, выглядящие почти как из настоящего золота, но стоящие гораздо дешевле, позволить себе могли многие. И покупали их в качестве подарков женам или дочерям.

Эти вещи стали настолько популярны среди дворян средней руки, что даже некоторые из высшей знати захотели приобрести для себя некоторые из них.

«Шеф, не надо делать слишком много. Иначе рынок пересытится, и цена упадет».

«Я и не собираюсь спешить. Я из тех, кто предпочитает брать качеством, а не количеством».

Было очевидно, что Гаут наслаждается своей работой.

Его изделия, позднее прославившееся как «Коллекция Гаута», брали нарасхват и многим хотелось, чтобы он изготавливал побольше.

Очень много запросов было направленно в Корпорацию Саварин, чтобы вне очереди приобрести те изделия, но Селина их все твердо отвергала.

«Я же сказала тебе прийти в четверг!»

Если бы кто-нибудь узнал, кто изготавливает те изделия, то его попытались бы завербовать.

И было бы не удивительно, если бы даже Гауда похитили.

Но никто и не подозревал, что главным секретом был способ наносить позолоту, придуманный Балудом. Гаут именем бога ремесленников, Маносом, поклялся, что никогда и некому не откроет секрета.

Так что даже если бы стало известно, кто именно производит все это, метод позолоты остался бы в секрете. Ведь та клятва нерушима для любого ремесленника.

Так что единственное, что они получили бы — искусного мастера, изготавливающего красивые безделушки из бронзы.

***

«Та твоя новинка, что Балуд придумал, великолепно продается! УУУ! Я просто пылаю!»

За последние шесть месяцев доход Корпорации Саварин можно смело назвать целым состоянием.

Хотя пока их прибыль и не сравнялась с теми, что получают большие корпорации в столице, но уже сейчас они многократно превосходили любую среднестатистическую компанию.

А ведь они лишь недавно начали так расти. Страшно представить, каких высот они смогут достигнуть.

Она была бы абсолютно счастлива, если бы не одна деталь…

«Прошу прощения, госпожа президент».

На пороге появилась красивая, златовласая девушка в одежде горничной.

Рядом с ней не было хорошо знакомого Селине паренька.

«Что-то случилось? Где Балуд?»

«Молодой мастер сейчас сильно занят».

(Лжешь! Это ты не позволила ему прийти!)

Сдержав эти слова, Селина натянуто улыбнулась Сейрун.

Еще в самую первую их встречу её женское чутье четко подсказало Селине:

Сейрун — её враг!

***

Это случилось около шести месяцев назад.

После того, как все рассказал Сейрун, Балуд начал знакомить её с остальными своими помощниками.

Придя в корпорацию Саварин, на губах Сейрун появилась странная улыбка.

«Селина. Позволь вас познакомить. Это — моя горничная. Сейрун. Она мне как сестра. С этого момента она станет нам помогать. Я надеюсь, что вы поладите».

«Рада знакомству. Позаботьтесь обо мне так же, как вы заботитесь о молодом господине».

Увидев её взгляд, Селина четко поняла, что Сейрун — её соперник.

«Какая у тебя красивая сестренка. Рада с вами познакомиться. (Ты — всего лишь ребенок! не смей вставать на моем пути!)»

«Я тоже счастлива. Как и следовало ожидать от президента — вы столь элегантны. Не удивительно, что молодой господин так на вас полагается (Сотри эту усмешку со своего лица! Ты — старуха!)»

Хотя обе девушки улыбались, Балуд ощутил, как по его спине заструился холодный пот.

Обе соперницы оценивающе смотрели друг на друга.

С точки зрения зрелости тела, Селина явно выигрывает у Сейрун.

Подтянутые бедра и выдающаяся грудь — тут Сейрун ей не соперник.

Пусть она еще и растёт, но даже для своего возраста у Сейрун выпуклости маловаты.

И хотя есть те, кто предпочел бы стройное тело Сейрун, не известно — будет ли Балуд из их числа.

А вот тело Селины многие мужчины признали бы «горячим».

Сейрун понимала, что надежда на то, что её грудь сильно вырастит, практически равна нулю.

Но и для Селины была опасность.

Ведь Сейрун с Балудом вместе с самого детства.

Если бы она не поняла, что они соперницы, то Сейрун могла оказать неоценимую помощь.

К тому же у Сейрун было преимущество в возрасте.

Между ней и Балудом была разница в семь лет.

Когда Балуду будет двадцать, Селине уже стукнет двадцать семь.

Сейрун же будет двадцать два. Самый рассвет красоты девушки.

Это преимущество никак нельзя было недооценивать.

Как итог: Селина решила, что нужно приложить все силы для победы. И Сейирун решила, что не должна отступать.

С тех пор, во время каждой их встречи, та вражда вспыхивает с новой силой.

***

«Молодой господин хочет, чтобы вы закупили уголь и вулканический пепел.

«Что? Ну, уголь еще можно понять. Но зачем ему понадобился вулканический пепел?»

«Он сказал, что хочет создать какой-то «римский бетон».

Селина подняла глаза к небу и тяжело вздохнула. Опять он использует слова, которые только сам способен понять.

Но еще она испытала возбуждение от скорого появления какой-то очередной новинки.

«Скажи Балуду, что все будет готово к концу следующей недели».

«Большое спасибо. Я обязательно передам ему».

«Теперь ты моя должница».

«Боюсь, что не могу с этим согласиться».

(Проклятье… Её защита непробиваема. Это так раздражает!)

Селина внутренне напряглась.

«Мне надо встретиться с ним, чтобы обсудить кое-какие детали…»

«Я не допущу этого! »

Обе красавицы, с вызовом глядя друг другу в глаза, грозно усмехнулись.

Пламя войны между женщинами все разгоралось.

Но ни одна из них не преступала границ дозволенного. Поскольку понимала, что соперница очень важна и полезна их пареньку.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments