Глава 200. Река крови (Юбилейная бесплатная глава)

Самодовольная Фэн Жу считала, что совершила огромный подвиг, загнав Е У Чэна в ловушку, но на самом деле она затронула то, что ни в коем случае нельзя было трогать, тем самым пробудила в Е У Чэне настоящего демона.

Столь резкое изменение Е У Чэна, его ужасающая аура и холодный голос ужаснуло Фэн Ле и Фэн Лина, а на лице еще недавно самодовольной Фэн Жу неописуемый ужас, она едва могла дышать, будто кто-то с силой сжал ее горло, и, дрожа от страха, медленно отступала назад. Е У Чэнь медленно повернулся и посмотрел на нее. От этого взгляда принцессе показалось, будто сам дьявол смотрит на нее. Все ее тело застыло, не в силах даже шелохнуться.

— Это… была… ты…

Фэн Жу широко распахнула глаза, а ее сердце колотилось словно сумасшедшее, готовое вот-вот вырваться наружу. Она хотела во весь голос прокричать: «это не я!», вот только в горле будто застрял комок, из-за чего она не могла произнести ни звука. В то же время, принцесса внезапно почувствовала, как внизу стало мокро… Находясь под пробирающим до костей взглядом этого демона, принцесса от страха невольно обмочилась.

Просто ужасающая аура… Нечто подобное просто не может принадлежать человеку. Им казалось, что перед ними вовсе не человек, а дикий зверь, чудовище… Вот что думали Фэн Ле и Фэн Лин при виде нынешнего Е У Чэна. И даже находившиеся снаружи и ожидавшие приказа стражи почувствовали эту ауру, отчего у них потек холодный пот по спине, и все они невольно задрожали.

— УООООАААА!!!

Опустив Нин Сюэ, Е У Чэнь издал чудовищный рев и с налитыми кровью глазами бросился в сторону уже упавшей на задницу Фэн Жу. Кулак, наполненный яростью и злобой, с силой ударил ей прямо в грудь…

Бам!

Удар Е У Чэна пришелся по внезапно появившемуся из ниоткуда Фэн Чжао Яну. Е У Чэну показалось, будто он ударил по железной стене, не оставив на ней и следа. Фэн Чжао Ян же даже не сдвинулся с места и посмотрел на Е У Чэна. Ощутив на себе эту пугающую ауру, даже Фэн Чжао Ян испытал инстинктивный страх. После, Фэн Чжао Ян высвободил часть своей внутренней энергии и отбросил Е У Чэна назад. От мощной ударной волны юноша отлетел назад и с силой врезался в стену.

— Братик!

Нин Сюэ запаниковала и бросилась к Е У Чэну. Все пять пальцев на правой руке были сломаны, однако Е У Чэнь совершенно не чувствовал боли и быстро направлял поток своей силы на восстановление повреждений.

— Фэн Чжао Ян, я должен ненавидеть тебя за то, что ты встал у меня на пути, или же благодарить за то, что сжалился надо мной?

Низким голосом произнес Е У Чэнь. Используй Фэн Чжао Ян хотя бы десятую часть своей истинной силы, то с Е У Чэном уже было бы покончено.

Взяв Нин Сюэ за руку, он шаг за шагом становился все ближе, а его правая рука уже полностью исцелилась. Даже несмотря на то, что Фэн Чжао Ян только что с легкостью отправил его в полет, та ужасающая аура и оказываемое им давление ничуть не стали меньше. Каждый сделанный им шаг вперед глубоко отзывался в сознании Фэн Ле и Фэн Лина. Испытавший множество самых разных опасностей на своей шкуре Фэн Ле, при виде этого юноши никак не мог успокоиться. Все его существо кричало об опасности. Фэн Ле сделал несколько глубоких вдохов и как можно более спокойным голосом обратился к Фэн Чжао Яну:

— Уважаемый Фэн, пусть этот юноша и является учеником Бога Меча, но он ранил Лин Эр, взял меня в заложники, а теперь хочет нанести вред моей дочери. Семья Фэн никогда раньше не испытывала подобного унижения. Если сейчас не избавиться от него, то мы не только потеряем лицо, в будущем он может стать настоящей угрозой для нас…

Фэн Ле прекрасно понимал, что Фэн Чжао Ян сдерживался и не хотел вредить преемнику своего старого друга… Правда, Фэн Ле не знал, что больше всего этот великий Бог Войны опасался маленькой черноволосой девочки, которая пришла вместе с Е У Чэном – Девы Кары Небесной. Если он и правда убьет Е У Чэна, то на Страну Ветра обрушится весь гнев и ненависть этого демона. И тогда… тот ад на земле, что произошел двадцать лет назад, снова повторится. Пока Фэн Чжао Ян сомневался, Е У Чэнь уже подошел к нему, его взгляд прямо-таки отражал жажду крови. гнев и ненависть вспыхнули с новой силой. Внезапно, в руке юноши появились четыре черных шарика. С холодной ухмылкой он бросил их прямо в Фэн Чжао Яна, Фэн Ле и Фэн Лина, а сам в это время схватил Нин Сюэ и бросился прямо к Фэн Жу.

Сомнения Фэн Чжао Яна предрешили его поражение. Он почувствовал опасность от небесных молний и сразу же бросился назад защищать Фэн Ле и Фэн Лина, образовав перед ними невидимый барьер.

И в момент взрыва Е У Чэнь схватил Фэн Жу за горло и молниеносно покинул кабинет.

От взрыва пяти небесных молний в кабинете Фэн Ле обрушилась стена, придавив обломками находящихся снаружи стражей. Находясь за барьером, Фэн Ле и Фэн Лин не пострадали, но почувствовавший эту взрывную волну на себе Фэн Чжао Ян нахмурился. Насколько он знал, В Стране Небесного Дракона вовсе не было настолько мощного оружия.

Конечно же он не знал, что небесные молнии клана Хуа, способные ранить даже мастеров небесного ранга, ни в какое сравнение не шли с раскатами грома.

Выскочившего наружу Е У Чэна туту же окружила стража, однако принцесса была в его руках, поэтому никто не решался что-либо предпринимать. К тому же, от недавнего взрыва все они неслабо перепугались, и только после того, как увидели, что с императором и принцем все в порядке, стражи смогли вздохнуть с облегчением. Придя в себя, эти двое обнаружили, что Е У Чэнь уже схватил Фэн Жу за горло, и мгновенно изменились в лице:

— Немедленно отпусти ее!

В один и тот же день члены императорской семьи Страны Ветра дважды стали заложниками в руках одного и того же человека, и это при том, что этот человек был полностью окружен стражей, а бог-защитник семьи Фэн – Фэн Чжао Ян находился поблизости.

Даже если они сегодня поймают и казнят Е У Чэна самым жестоким способом, от этого унижения им уже никогда не отмыться.

— Отпусти ее, и я гарантирую твою свободу.

Неожиданно для всех произнес Фэн Чжао Ян. Бог Войны никогда не любил разговаривать, и теперь он лично вышел вперед. И эти его слова решили судьбу Е У Чэна. Все потому… что император несомненно послушается его. И раз Фэн Чжао Ян так сказал, то несомненно сдержит свое слово.

— Е У Чэнь, под защитой господина Бога Войны суметь дважды взять в заложники членов семьи Фэн… Я действительно восхищен тобой. Должен признать, в этот раз мы проиграли. Отпусти мою младшую сестру, и вы можете быть свободны, никто не станет вас задерживать.

Фэн Лин старался сохранить хладнокровие, но на самом деле его сердце бешено колотилось. Взятая в заложники Фэн Жу закатила глаза, совершенно не двигалась и не издавала никаких звуков, в то время как рука Е У Чэна дрожала и понемногу крепче сжимала горло принцессы. Казалось, еще немного и он свернет ей шею.

«Ты взял ее в заложники или хочешь лишить ее жизни!?» — хотелось прокричать Фэн Лину.

Когда они схватили Нин Сюэ, Е У Чэнь вовсе не бросился спасать ее, не продумав заранее пути отхода. Даже если он не беспокоился о себе, он не мог позволить пострадать Нин Сюэ. Бросить небесные молнии чтобы отвлечь Фэн Чжао Яна и воспользоваться этим шансом чтобы взять кого-нибудь в заложники – таков был план… Однако сейчас, злость и ненависть полностью поглотили его разум, не давая ему ясно мыслить.

— Ха… хах…

Выражение лица юноши исказилось от злобы, а от его голоса стыла кровь в жилах.

— Вы… ублюдки… посмели ранить Сюэ Эр… ранить мою Сюэ Эр…

Внезапно, он расслабил правую руку. Находившаяся на краю гибели Фэн Жу сильно закашлялась и слабым, дрожащим голосом произнесла:

— Отец… брат… спасите…

— Это… Ваша расплата!!!

Е У Чэнь левой рукой прижал Нин Сюэ к груди, закрыв ей обзор, а правой отпустил Фэн Жу. Ничто больше не держало Фэн Жу за шею, и она с облегчением хотела побежать вперед, как тут… Резкая боль в груди поглотило все ее сознание… Ее последним воспоминанием был ее собственный истошный крик и сковывающий ее страх, а также… покрытая кровью рука, пронзившая ее сердце.

Запах крови мгновенно заполонил все пространство. Атмосфера накалилась до предела. На лице Е У Чэна была жестокая, но довольная ухмылка. В этот самый момент он выглядел словно настоящий дьявол.

Три отметины на его руке: святость, человечность, безжалостность.

До семи лет Е У Чэнь был благородным ребенком, который ради других готов был пожертвовать собственной жизнью. В три года, ради близких ему людей он готов был терпеть невыносимую боль, вместо того, чтобы облегчить свои страдания и умереть. В семь лет же, он с невинной улыбкой на лице пожертвовал собственной жизнью чтобы спасти миллиарды человеческих жизней и бессчетное количество других живых существ на земле.

Сегодня, в возрасте семнадцати лет его человеческая и демоническая стороны полностью пробудились ы результате мощного эмоционального толчка. Раньше, видя, как убивает Тун Синь, он испытывал тошноту, а теперь, он собственноручно лишил человека жизни еще более жестоким способом… К тому же, это была девушка. Однако же, Е У Чэнь не испытывал ни жалости, ни неприязни, только восторг.

Когда ненависть доходит до такого порога, только смерть противника может ее потушить. С выражением ужаса на лице Фэн Жу замертво рухнула на землю, ее тело охватило пламя и начало безжалостно сжигать его, освещая пугающее лицо Е У Чэна. Его ненависть не позволяла оставить даже трупа Фэн Жу.

Только когда по-настоящему коснешься того, чего ни в коем случае касаться не следовало, начинаешь понимать, насколько же страшен этот демон перед глазами.

— Жууууу Эр!!!

Пронзительный крик раздался во всем дворце, Фэн Ле дрожал в неверии. Он никак не мог принять то, что Е У Чэнь действительно убил его единственную дочь прямо перед его глазами… таким жестоким способом. У Фэн Ле всего три сына и одна единственна дочь. Хоть у нее и был довольно буйный характер, она была очень послушной. Будь Фэн Ле хоть трижды суровым и беспристрастным императором, он все же являлся отцом. Ни один отец не сможет перенести столь ужасную смерть собственной дочери прямо перед собой.

Стражи словно очнулись от кошмара и волной набросились на Е У Чэна. Однако внезапно раздался громоподобный рев:

— Стоять!

Этот голос был словно гром посреди ясного неба, от него все стражи застыли на месте, будто забыв обо всем.

Хозяином недавнего рева был никто иной, как Фэн Чжао Ян.

Он медленно шагал вперед и изъял из-за спины большой клинок, с которым он никогда не расставался. На лезвии клинка отразилось мрачное выражение лица. Даже Бог Войны не мог сохранять спокойствие в подобной ситуации.

— Всем разойтись.

Фэн Лин бессильно помахал рукой, продолжая смотреть на горящее тело… Это было тело его единственной младшей сестры. И это только за то, что она ударила ту беловолосую девочку.

Стража в страхе начала отступать назад. Но помимо страха, в них также горел огонь предвкушения. Ведь они смогут лично лицезреть сражение Бога Войны.

Держа оружие в руках, Фэн Чжао Ян уничижительно произнес:

— Это мой просчет, самая большая ошибка и унижение, и я смою этот позор собственными руками. Убив его, я смиренно предстану перед семьей Фэн в ожидании наказания.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,