Глава 197. Ради тебя я отброшу все (часть вторая)

— С того момента, как я впервые перешёл порог клана Е и увидел сестренку, то поклялся себе, что никто не посмеет забрать у меня сестренку… И неважно, кто это: принц, император или же сами небеса!

Е Шуй Яо больше не могла сдерживать слезы, она нежным взглядом смотрела на Е У Чэна и гладила его по лицу. Она была довольно высокого роста для девушки и даже была чуть выше Е У Чэна, одетая в красное свадебное платье девушка выглядела поистине неотразимо. Казалось, что она и вовсе не принадлежит этому миру. Е Шуй Яо попыталась сопротивляться в последний раз и дрожащим голосом произнесла:

— Но ведь мы с тобой…

— Родные брат с сестрой, да?

Е У Чэнь аккуратно стер слезы с ее лица.

Е Шуй Яо кивнула в ответ, но затем резко закачала головой и посмотрела на Е У Чэна взглядом, полным решимости:

— Сяо Чэнь, в будущем ты несомненно станешь великим человеком, и я не хочу лишать тебя твоего будущего… Не волнуйся, сестренка больше не станет выходить замуж и… всегда будет позади тебя, хорошо?

Е У Чэнь был по-настоящему тронут, ее нежные и решительные слова грели сердце юноши. Он был не глуп и прекрасно понимал, какой смысл скрывался за этими словами. Благодаря этим словам он окончательно осознал, насколько верным было его решение спасти Е Шуй Яо несмотря ни на что. Е У Чэнь улыбнулся, покачал головой и нежным голосом утешил ее:

— Я просто не могу позволить сестренке остаться такой несчастной. К тому же, знаешь… на самом деле мы вовсе не родственники… Иначе я просто не смог бы сотворить что-то, что могло бы разрушить твою жизнь.

Е Шуй Яо никак не ожидала подобного заявления и застыла на месте:

— Что ты… сейчас сказал?

— Мы с тобой вовсе не брат и сестра… Твой младший брат умер еще год назад, по приказу Лун Иня. А я же просто очень похож на твоего младшего брата. И так совпало, что наш возраст и даже имена были одинаковыми.

Е У Чэнь все подробно разъяснял полностью запутавшейся Е Шуй Яо. Он не мог продолжать лгать этой искренней девушке, которая ради него готова была пожертвовать собственным счастьем.

Е Шуй Яо невольно напряглась и тихо пробормотала:

— Это… правда? Ты… не врешь…?

— Да, это правда. Сестренка, посмотри мне в глаза и поймешь, что я не лгу. Я не твой младший брат. Я человек, который утратил свое прошлое. В никому неизвестной глуши меня подобрал Бог Меча Чу Цан Мин, когда я был еще совсем ребенком. Я пробыл там целых десять лет и никогда не покидал то место, так что я никак не могу быть твоим младшим братом.

На самом деле, выяснить правду не составляло никакого труда. Все, что было нужно – так это подтверждение Чу Цан Мина.

— И только недавно я, наконец, решил покинуть то место и прибыл в Город Небесного Дракона в надежде отыскать свое прошлое. А затем… все пошло так, будто было предопределено свыше, и в итоге я попал в клан Е. Из-за того, что я уж слишком сильно был похож на твоего младшего брата, даже эти отметины на руке, которые я раньше совсем не замечал, были такими же, как и у твоего брата… Все это можно воспринять лишь как судьбу. Я прекрасно знал, что не являюсь сыном клана Е, но не стал ничего опровергать, а во время определения родства через кровь использовал небольшой трюк чтобы обмануть твоих родителей и дедушку. Я поступил так потому, что хотел дать Нин Сюэ дом, в котором она могла бы спокойно жить, а также потому, что мне нужна была личность, которую я мог бы позаимствовать.

— Ах, да, сестренка, тебе не о чем беспокоиться. У меня нет никаких плохих намерений по отношению к клану Е, все как раз наоборот, я стараюсь всеми силами поддержать вас. Поскольку я обманывал вас, я хотел извиниться, а также поблагодарить вас за доброту. Ведь… сам того не осознавая, я начал считать себя членом клана Е. Благодаря клану Е я смог почувствовать, что у меня есть настоящая любящая семья. И поэтому я никому не позволю причинить вред клану Е…

— Сестренка, ты ненавидишь меня за это?

С лица Е Шуй Яо не прекращали течь слезы, однако в ее взгляде не было ни толики обиды или злости. Наоборот, казалось, что с ее плеч рухнул тяжелый груз, и она, наконец, смогла обрадоваться от всей души.

Е Шуй Яо быстро покачала головой, еще не в силах полностью прийти в себя от услышанного.

— Итак, сестренка, ты веришь мне?

Нежным голосом спросил Е У Чэнь. Е Шуй Яо больше не испускала ауру гордого величия и одиночества, теперь она больше походила на самую обычную слабую девушку. Е У Чэнь был первый и единственный, кому она показывала эту свою слабую сторону. Сейчас ей больше всего хотелось, чтобы кто-нибудь смог утешить ее.

Е Шуй Яо ничего не отвечала и продолжала молча смотреть на него со слезами на глазах.

Е У Чэнь улыбнулся и, наклонившись, прошептал ей прямо на ухо:

— Сестренка, если ты веришь мне, то может снимешь передо мной это свадебное платье? Сестренка не должна носить что-то подобное, только я имею право надеть свадебное платье на сестренку, хорошо?

Слова Е У Чэна словно эхом отдавались в сердце Е Шуй Яо и зажгли в ней яркое пламя любви.

Е Шуй Яо закрыла глаза и медленно протянула руки к груди. Очень скоро послышалось шуршание одежды, и красное свадебное платье сползло вниз, упав на землю перед ногами девушки.

Вся ее одежда и нижнее белье было праздничного красного цвета. От переполняющих ее чувств она совершенно забыла про стеснение. Е У Чэнь страстным взглядом смотрел на раздевающуюся девушку. Скоро, можно было лицезреть прекрасное тело девушки, облаченное лишь в одно нижнее белье. От подобного зрелища у Е У Чэна закружилась голова.

Е У Чэнь едва сдерживался себя от порыва немедленно наброситься и овладеть ей. Если бы не сегодняшнее происшествие, то Е У Чэнь даже представить себе не мог, что его гордая и холодная сестренка способна на подобное. От подобного вида его кровь вскипала, и становилось тяжелее дышать.

Е Шуй Яо медленно сняла носки, и после небольшой задержки, дрожа, начала снимать с себя нижнее белье.

От волнения Е У Чэнь не смел подходить ближе и даже отступил на пару шагов назад. Е Шуй Яо же опустила голову и покраснела до кончиков ушей от стыда. Она и представить себе не могла, что когда-нибудь совершит столь бесстыдные действия. Наконец, она сбросила с себя всю эту свадебную одежду, от которой она чувствовала себя неуютно. В этот самый момент девушка испытывала просто невообразимое смущение, но вместе с тем ее переполняли радость и удовлетворение.

Теперь, на Е Шуй Яо остался один единственный передник, который прикрывал ее объемную грудь, а снизу на ней были надеты трусики, что прикрывали ее самое дорогое место. Она двумя руками подпирала грудь, отчего та выглядела еще более притягательной.

Юноша и девушка молча смотрели друг на друга. Как вдруг, будто сорвавшись с цепи, они бросились друг на друга и рухнули на землю. Их тела переплетались на земле, а губы соединились в страстном поцелуе. Пламя страсти полностью охватило их обоих.

Время, место, положение… все это больше не имело значения. Она ради любимого готова была пожертвовать своим будущим, в то время как он рискнул всем и отправился в другую страну спасать ее.

Е Шуй Яо хотела обвить шею Е У Чэна руками, однако юноша схватил ее за запястья и прижал ее руки к земле над головой, благодаря чему грудь девушки казалась еще более объемной. Следом пошли поцелуи. Сначала был простой поцелуй в щеку, но затем Е У Чэнь начал спускаться все ниже, целуя и покусывая шею. Другая рука же потянулась к груди и резким движением сорвала передник, обнажая два упругих холма.

Е Шуй Яо дрожала и извивалась всем телом от посягательств Е У Чэна, как неожиданно подняла голову и внезапно укусила его за плечо. Руками она начала яростно срывать с юноши одежду. Постепенно пламя страсти все сильнее охватывало их двоих. Обнаженные тела переплетались и сливались друг с другом. Без всяких прелюдий Е У Чэнь резким движением полностью вошел в нее, сделав ее своей женщиной…

От резкой боли на глазах Е Шуй Яо снова проступили слезы, она с силой обняла лежавшего на ней юношу, но скоро боль стала проходить… Эта холодная и гордая девушка теперь стонала словно маленький зверек, ее дыхание сбилось, и она задыхалась от получаемого наслаждения.

******

Нин Сюэ и Тун Синь продолжали спокойно ждать возвращения Е У Чэна, очень скоро Нин Сюэ больше не могла сопротивляться сонливости и, зевнув, лениво произнесла:

— Сестренка Тун Синь, я слегка устала. Я прислонюсь к тебе и посплю немножко, хорошо? А? Сестренка Тун Синь, твое тело такое холодное. С тобой что-то не так?

Тун Синь же смотрела вдаль, все ее тело тряслось, а руки сжались в кулаки. В глазах девочки отражался пугающе холодный свет. Услышав, что Нин Сюэ обращается к ней, она вытянула руку и начала что-то быстро рисовать на земле.

Очень скоро на земле кривым почерком были написаны два простых слова «жди меня». Е У Чэнь научил Нин Сюэ немало слов, а Нин Сюэ, в свою очередь, обучала Тун Синь. Каждый раз, когда Е У Чэнь обучал Нин Сюэ, как правильно писать новые слова, он велел ей обучать и Тун Синь чтобы лучше запомнить написание.

Закончив писать, она тут же взлетала высоко в небо и направилась на юг.

В обычной ситуации Тун Синь бы ни за что не покинула Нин Сюэ. Ведь Е У Чэнь сказал ей защищать Нин Сюэ во что бы то ни стало. При встрече с сильным противником ей было велено хватать Нин Сюэ и бежать прочь… и только в одном единственном случае она могла оставить Нин Сюэ одну – это когда противник обладал подавляющей силой и даже при всем желании от него невозможно было бы сбежать. По ауре противника Тун Синь чувствовала, что его целью является она. И чтобы уберечь Нин Сюэ, Тун Синь могла лишь уйти как можно дальше, отвлекая на себя врага. Также, она не могла использовать слишком много своих сил, в противном случае Е У Чэнь почует неладное и погонится за ней, и тоже будет втянут.

Эта маленькая девочка, которую раньше прозвали монстром, теперь жила только ради одного единственного дорогого ей человека, она ни за что не могла позволить себе подвергнуть жизнь Е У Чэна опасности.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,