Глава 190. Никто не имеет права решать за нее! (часть вторая)

Е У Чэнь протянул руку, кольцо Бога Меча на пальце засияло, и в ладони появилось два маленьких плода размеров с ноготь. Плоды были ярко красного цвета, казалось, что изнутри они источали огонь. Конечно же, Е У Чэнь ни за что бы не отдал настоящий огненный плод небесного дракона, эти два плода были всего лишь похожими фруктами, которые он сорвал по пути, а затем влил в них немного огненных элементов. Таким образом, на короткий промежуток времени эти плоды испускали тепло и светились огненным светом. Таков был план Е У Чэна с самого начала.

Всего лишь два плода, как раз для «спасения» двух человек. Е У Чэнь был абсолютно уверен, что даже если Лун Инь все еще подозревал его, он ни за что не станет рисковать своей жизнью чтобы разузнать настоящий ли этот плод, вместо того чтобы съесть его.

— Это и есть огненный плод небесного дракона?

Лун Инь с интересом рассматривал полученное «лекарство».

— Все верно. В самом центре Вулкана Уничтожения как росли только два этих плода. С их помощью возможно полностью излечить болезнь вашего величества и императрицы. Я слышал от моего учителя, что огненный плод небесного дракона является скоплением чистейшей энергии огня. Хоть снаружи он и не такой горячий, но внутри него содержится просто колоссальное количество энергии элемента огня. Если обычный человек попытается съесть его, то просто сгорит заживо. В случае же вашего величества и императрицы, то содержащаяся внутри энергия огня подавит энергию холода в вашем теле, и они оба уничтожат друг друга. А то, что как говорят слухи, он может помочь увеличить мощность магии огня, то это просто обычная выдумка.

Пояснил Е У Чэнь и передал два плода Лун Иню, а затем с серьезным видом предупредил:

— Ваше величество, ни в коем случае не разжевывайте и не режьте его, а сразу проглотите целиком.

Лун Инь кивнул в ответ и облегченно рассмеялся:

— Разрежь я его, и вся сконцентрированная в нем энергия выплеснется наружу. Если я и правда так сделаю, то он, скорее всего, сожжет весь дворец. Уже прошло полтора месяца, яд в любой момент может начать проявить себя, так что я не буду задерживаться. Генерал Е, завтра утром приведи У Чэна на утреннюю аудиенцию, я собираюсь официально наградить его и весь клан Е.

— Слушаюсь.

Ответил Е Вэй.

— Ох, верно.

Лун Инь уже собирался уходить, как внезапно кое-что вспомнил и снова радостно улыбнулся:

— У Чэнь, эти дни моя дочурка так тосковала по тебе, что даже нормально не питалась. Как освободишься, навести ее и проведи с ней побольше времени, хорошо? Ахахахаха.

После того, как Лун Инь вышел за ворота резиденции клана Е, улыбка исчезла с его лица, а вместо нее лицо императора выражало непередаваемую тьму. То, что Лун Хуан Эр так сильно привязалась к Е У Чэну, для Лун Иня было вовсе не хорошей новостью.

Е У Чэнь прекрасно понимал, насколько фальшивы слова Лун Иня, и с презрением усмехнулся про себя.

Лун Инь ушел, и Ван Вэнь Шу снова показала свой вид беспокоящейся матери:

— Чэнь Эр, ты должно быть сильно устал с дальней дороги, иди к себе и хорошенько отдохни, а я пока приготовлю тебе что-нибудь перекусить.

Е У Чэнь покачал головой в ответ:

— Нет, я не устал.

После чего от чего-то замешкался, а затем серьезно посмотрел на Ван Вэнь Шу:

— Как поживает сестренка?

От этого вопроса Ван Вэнь Шу тут же застыла, Е Ну и Е Вэй тоже выглядели не особо радостно, и даже Е У Юнь понуро опустил голову.

На Е У Чэна накатило дурное предчувствие, и, нахмурившись, спросил:

— Неужели с ней что-то случилось?

С момента ухода Е Шуй Яо уже прошло целых пять дней, должно быть она уже прибыла в Страну Ветра. Все эти дни Ван Вэнь Шу непрестанно мучала бессонница, и теперь, когда Е У Чэнь так прямо спросил, она снова поддалась чувствам и громко зарыдала.

— Да что здесь происходит! Говорите уже!

Из-за их поведения Е У Чэну становилось все неспокойнее. Теперь он был уверен, то беспокойство в дороге было настоящим. С Е Шуй Яо действительно что-то произошло… Однако, его предчувствие подсказывало, что ее жизни ничто не угрожало. Тогда что же это было?

— Твоя старшая сестра… Эх… Вышла замуж.

Тяжело вздохнул Е Вэй.

— Вышла замуж…

Повторил Е У Чэнь, в его голове было совершенно пусто. Он ошарашенно спросил:

— За кого?

Его сердце разрывалось на куски от боли расставания, он никак не мог принять такую действительность.

— За наследного принца Страны Ветра, Фэн Лина.

Произнес Е Вэй. Реакция Е У Чэна вовсе не стала для него сюрпризом. До отправления, Е У Чэнь каждый день ходил навещать Е Шуй Яо. Было видно, что отношения между братом и сестрой были очень теплыми.

Страна ветра…

Е У Чэнь наконец смог привести свои чувства в порядок и нормально размышлять. Теперь-то он все понял.

— Страна Водного Подсолнуха сдалась на милость Стране Ветра, а в Стране Ветра на трон взошел новый император и сразу же собирался начать войну. Поэтому Император Страны Ветра отправил своего сына лично передать объявление войны. Фэн Лин, увидев Яо Эр, влюбился с первого взгляда и пообещал, если мы отдадим ее ему, то он продлит перемирие еще на пять лет. У нас не оставалось другого выбора, как…

Начал объяснять Е Вэй, но заметил, что Е У Чэнь молча сидел, не обращая на него внимания. Даже без объяснений Е Вэя, он и так уже понял общую ситуацию.

Теперь он сожалел. Сожалел о том, что покинул Город Небесного Дракона в такой ответственный момент. Иначе, он бы ни за что не позволил подобному случиться. К тому же, трехлетнее соглашение с Сектой Императора Юга должно было включать не только простую защиту от нападения. Если бы Страна Ветра решила начать войну, то ради защиты клана Е, Секта Императора Юга непременно бы вмешалась, а, узнав об этом, Страна Ветра определенно не рискнула бы действовать. Поэтому, даже если бы Е Шуй Яо не пожертвовала собой, Страна Ветра не стала бы объявлять войну в течение трех лет.

Вот только, кроме Е У Чэна никто не знал об этом. И совсем некстати Е У Чэна не было на месте в этот самый момент. Однако, даже Е У Чэнь не мог просчитать подобного. Кто же знал, что Стране Ветра так не терпится объявить войну.

— Сколько времени прошло с ее отбытия?

Боль разрывала его грудь на части. Закрыв глаза, он низким голосом спросил.

— Уже прошло пять дней. Сейчас она, должно быть, уже прибыла в Страну Ветра.

Е Вэй посмотрел на своего сына, а затем продолжил:

— Чэнь Эр, мы все чувствуем то же, что и ты. Но ты не переживай… Этому Фэн Лину действительно понравилась наша Яо Эр, и его чувства к ней искренние. Он будет хорошо заботиться о ней. К тому же, это был ее собственный выбор. Ради блага всей нашей страны, она решила пожертвовать своим счастьем. Наш клан Е всегда будет гордиться ей, и она тоже может гордиться своим выбором.

— Ее собственный выбор…

Сестренка, неужели она действительно хотела этого…

Е У Чэнь поднялся и с безжизненным видом удалился. Смотря на его подавленный силуэт, Е Ну и Е Вэй беспомощно вздохнули. Вот только, они не понимали, о чем думал Е У Чэнь, не знали его истинных чувств.

Нин Сюэ и Тун Синь бегали и играли снаружи, Е У Чэнь подошел, взял их за руки и направился ко своему двору. Девочки заметили изменение настроения братика, из-за чего у них тоже пропало настроение. Нин Сюэ обеспокоенно посмотрела на братика:

— Братик, что-то случилось? Ты какой-то нерадостный.

Выражение лица Е У Чэна можно было описать лишь как «ужасное», он лишь покачал головой в ответ. Уже дойдя до своего двора, он внезапно остановился, развернулся и направился ко двору Е Шуй Яо.

Во дворе девушки было все так же тихо, как и обычно, однако теперь он казался совсем уж безжизненным. Е У Чэнь вошел внутрь, и перед ним предстала все та же знакомая обстановка. Все здесь оставалось неизменным, вокруг, как ни гляди, не было видно ни пылинки. Похоже, что здесь каждый день тщательно убирались. На столе лежали листы бумаги. Сидя здесь, Е Шуй Яо большую часть времени предавалась рисованию. Только один Е У Чэнь знал, что она рисовала вовсе не потому, что ей нравилось это занятие, а для того, чтобы выплеснуть наружу свои эмоции.

На самом верхнем листе был нарисован все тот же лотос, который Е Шуй Яо рисовала чаще всего. Однако, в отличие от других картин, на этой был всего один изображенный лотос и выглядел таким одиноким. Е У Чэнь коснулся картины не в состоянии привести в порядок свои разбушевавшиеся чувства.

Открыв дверь в спальню, он почуял слабый сладкий аромат женского тела. Это был все еще не выветрившийся запах Е Шуй Яо. Этот запах был таким знакомым. Нин Сюэ оглядела пустую комнату и непонимающе спросила:

— Братик, а где сестренка?

— Она ушла.

Ответил Е У Чэнь.

— Ушла? Куда?

Нин Сюэ ухватилась за рукав Е У Чэна. По его выражению лица девочка понимала, что ее братику сейчас очень плохо, отчего ее грудь будто сжало в тиски.

— В Страну Ветра.

Подавленно произнес Е У Чэнь. Она вышла замуж. Это означало, что она теперь стала частью семьи Фэн и больше никогда не вернется в клан Е.

— Страна Ветра?

Е У Чэнь внимательно оглядел каждый уголок комнаты и на кровати Е Шуй Яо, на которой она проспала более десятка лет, обнаружил две свернутых картины. Что-то будто вонзилось в его сердце, Е У Чэнь подошел и взял в руки два свертка.

Е У Чэнь развернул свертки и обнаружил, что это были те самые две картины, что он нарисовал для Е Шуй Яо, и перед глазами предстал ее силуэт.

— Сестренка, ты хочешь сказать, что таков твой выбор?

Смотря на картину, тихо пробормотал Е У Чэнь.

Фэн Лин влюбился в Е Шуй Яо с первого взгляда. Впервые увидев Е Шуй Яо, Е У Чэнь испытал то же самое. Поэтому, он все это время пытался сблизиться с ней, одновременно всячески пытаясь раскрыть ее наглухо запертое сердце. И наблюдая за ее изменениями, он мог с уверенностью сказать, что в ее сердце постепенно появилось место для него.

И вот, эти две оставленные здесь картины означали, что Е Шуй Яо выбрала забыть его и сбежать.

Почему за столь короткий промежуток времени произошло столько всего непредвиденного? Е Шуй Яо выбрала отправиться в Страну Ветра, забыть Е У Чэна, а не дождаться его возвращения.

Е У Чэнь разочарованно свернул картины, все еще ощущая боль в груди. Он прекрасно понимал эту девушку. Это действительно был ее собственный выбор, в противном случае никто бы не смог вынудить ее сделать то, чего она сама не хочет. А раз таков ее выбор, то у него нет права вмешиваться.

— Братик…

В груди Нин Сюэ кололо, а на глазах начали появляться слезы. Она крепко всем телом прижалась к братику, пытаясь утешить его.

Рядом с Е У Чэном на кровати лежала красная подушка, на ней была вышита пара играющих птиц мандаринок. Вышивка выглядела довольно неопрятной, было видно, что это дело рук новичка. Е У Чэнь невольно взял в руки подушку. Он помнил, что перед уходом Е Шуй Яо только начала вышивать, а когда он пришел к ней, то она запаниковала и попыталась спрятать подушку.

На обратной стороне также была вышивка в виде распустившегося цветка лотоса, а рядом с ним были вышиты два слова. Когда Е У Чэнь увидел их, он резко застыл, будто его поразила молния.

Два слова: одно Яо, а другое Чэнь.

Е У Чэнь задрожал… Все верно. Е Шуй Яо сбежала. Сбежала вовсе не от своего сердца, и не от него, она сбежала по причине их «кровных уз». Е Шуй Яо все еще воспринимала его как родного младшего брата. Она считала, что чувствовать подобное к своему младшему брату грязно и порочно, и если они сблизятся еще сильнее, общество этого просто так не оставит. Скорее всего, она тоже поняла чувства Е У Чэна к себе из его непрекращающихся заигрываний и намеков. Поэтому, Е Шуй Яо решила уйти и, таким образом, разорвать эти отношения. Такова уж эта девушка. Она могла пожертвовать своим счастьем, но не хотела разрушать счастье своего «младшего брата».

Как Е У Чэнь мог забыть такую простую вещь! Все это произошло из-за путаницы в отношениях…

Его переполняла буря бушующих чувств. Он резко поднялся с кровати, взял Нин Сюэ на руки и, держа за руку Тун Синь, решительным голосом произнес:

— Идем!

Он поспешил выйти из двора Е Шуй Яо и направился к главным воротам.

— Чэнь Эр, ты куда? Тебе нужно отдохнуть после дальней дороги.

Ван Вэнь Шу, увидев, как Е У Чэнь с серьезным видом направлялся к выходу, поспешила остановить его и обеспокоенно спросила.

— Я отправляюсь в Страну Ветра!

Остановившись, твердо сказал Е У Чэнь.

— А? Зачем тебе туда?

Ван Вэнь Шу распахнула глаза. Она начала думать не послышалось ли ей.

Е У Чэнь развернулся и холодным, пронизывающим взглядом посмотрел на Ван Вэнь Шу, Е Вэя и стоящего неподалеку Е Ну, а затем твердым, не подвергающим сомнению голосом громко заявил:

— Я иду вернуть сестренку обратно… Никто не имеет права решать за нее!

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,