Глава 150. Гнев Тун Синь. Разрушение барьера

— Заткнись и слушай! – холодно перебил Е У Чэнь. недавние выходки этой девки чуть было не привели его к смерти. Отклонись когти волка еще чуть-чуть, и удар пришелся бы точно в сердце. Тогда Е У Чэна ожидал бы конец. Как он мог оставаться спокойным после этого: — Думаешь, твое тело настолько бесценно, что никто не имеет права прикасаться к тебе? Вот что я тебе скажу: у меня нет абсолютно никакого интереса ни к твоему телу, ни к твоей внешности. В противном случае, я мог бы уже давно выведать это, используя разные способы. И даже пожелай я изнасиловать тебя, у тебя не хватит сил сопротивляться! Как по мне, так моя старшая сестренка и будущая невеста в сотни раз красивее такой как ты! Не переоценивай себя!

Е У Чэнь холодно хмыкнул и, наконец, ослабил хватку. От столь гневных слов в свой адрес Мэн Чжи никак не могла прийти в себя. Как только Е У Чэнь отпустил ее, раненая нога дала о себе знать, и девушка с глухим стоном упала на землю. прислонившись к дереву, она больше не могла подняться самостоятельно, а на ее правой ноге можно было увидеть несколько ужасных кровоточащих ран.

Е У Чэну ничего не оставалось, кроме как обессиленно вздохнуть. Пригнувшись, он без лишних слов схватил Мэн Чжи за ногу и разорвал ее носок. От таких действий девушка застыла на месте, но быстро пришла в себя и начала вырываться:

— Что ты делаешь! Немедленно отпусти меня!

— Хватит рыпаться! – не поведя и бровью рыкнул Е У Чэнь.

От внезапного крика Мэн Чжи неслабо перепугалась и больше не смела произнести и звука, продолжая молча наблюдать за действиями Е У Чэна. В этот самый момент она ощущала вовсе не боль, а прикосновение его холодных рук.

На глазах Мэн Чжи проглядывали капельки слез, еще ни разу в жизни она не попадала в подобное положение. Однако, у девушки и в мыслях не было идеи сопротивляться или же сказать что-либо против. Возможно от бессилия или же страха, а возможно и из-за странного и совершенно незнакомого ей чувства.

Е У Чэнь равномерно насыпал взятые из дома лекарства на рану. Его действия были столь слаженны и четки, количество лекарства было подобрано просто идеально. Перед глазами Мэн Чжи он естественно не мог использовать свою особую силу.

— … Прости, только что я был слишком груб, но и твое поведение было не самым лучшим. Из-за твоих эгоистичных действий мы оба чуть было не расстались с жизнью. Я очень боюсь смерти и еще не хочу умирать и поэтому был так зол. Если подумать, то и у тебя должны быть свои причины на такое поведение, — Е У Чэнь аккуратно перевязывал раны бинтом, и его голос тоже стал добрее.

Мэн Чжи так и продолжала молча наблюдать за Е У Чэном, не в силах ничего ответить.

— Раз ты так боишься за свою жизнь, то зачем бросился спасать меня? Ты же мог просто сбежать и бросить меня здесь, — после долгого молчания Мэн Чжи наконец решилась заговорить с Е У Чэном.

— Как я уже говорил, ты для меня словно бездомное животное, которое я подобрал по пути. И если мой товарищ окажется в опасности, то неважно человек это или животное, плохой он или хороший, я не могу просто стоять и смотреть, как он умирает прямо у меня на глазах.

После того, как Е У Чэнь перевязал раны, он внезапно из ниоткуда вытащил рапу белых носков и аккуратно помог надеть их на ноги девушки:

— Эти носки принадлежат Нин Сюэ. Хоть они и кажутся маленькими, но на самом деле очень свободные, поэтому ты не почувствуешь никакого дискомфорта.

Е У Чэнь не мог не признать, что ее ноги были действительно прекрасными, словно самое настоящее произведение искусства.

Взгляд Мэн Чжи застыл, будто ее загипнотизировали. Она даже и подумать не могла, что ей будет помогать одевать носки мужчина. К тому же которого она встретила всего пару дней назад.

— Скажи мне, неужели ты скрываешь в своем теле какой-то секрет, раз не позволяешь коснуться себя даже в такой опасной для жизни ситуации? Есть немало консервативных женщин, не позволяющих чужим себя и пальцем тронуть, но я еще ни разу не встречал столь категоричных как ты. Если так, то зачем же ты в одиночку покинула дом? На мой взгляд, тебе лучше было бы оставаться дома, — свободно спросил Е У Чэнь, закончив обувать девушку.

— Ты не поймешь, — Мэн Чжи прикусила губу, но все же продолжила: — Таково правило нашего клана. У нас, непорочность девушки намного дороже ее жизни. До брака, ее тела не должен касаться даже ее будущий супруг.

— Уж лучше умереть, чем потерять честь, да? Для большинства женщин непорочность действительно дороже жизни. Но от простого прикосновения ты же ее не потеряешь, верно? Зачем реагировать столь резко?

Рана на ноге уже не так сильно болела, держась за дерево, она поднялась и ответила:

— Тебе не понять правил нашего клана.

Е У Чэнь вздохнул и произнес:

— Ну хорошо. Ты же ведь не хочешь сказать, что в вашем клане девушки считаются опороченными всего лишь из-за одного касания мужчины? Впрочем, ты только что вовсе не сопротивлялась. Неужели ты уже сдалась и приняла меня как своего супруга?

Мэн Чжи обвела Е У Чэна взглядом и, опустив голову. Тихо ответила:

— Сегодня, я сделаю вид, будто ничего не произошло. В следующий раз… я убью тебя.

Е У Чэнь же просто посмеялся в ответ, больше ни о чем не спрашивая девушку.

Кап.

Капля свежей крови скатилась с руки Е У Чэна и упала на землю. Мэн Чжи только сейчас заметила, что все плечо юноши уже было покрыто кровью, и если внимательно приглядеться, то можно было заметить ужасные рваные раны. Только по одному виду было понятно, эти раны были намного серьезней ее собственных ран. В сердце Мэн Чжи будто что-то сжалось, и она невольно растерянно закричала:

— Ты ранен!

Теперь-то Мэн Чжи полностью осознала, насколько серьезному риску подверг себя Е У Чэнь, спасая ее, и насколько серьезными были его раны по сравнению с ней самой. Но даже так, не смотря на собственное состояние, он сначала помог перевязать раны ей.

Е У Чэнь спокойно осмотрел свое левое плечо, достал новую бутыль с лекарством и, налив лекарство себе на правую ладонь, резко прижал рану рукой с лекарством. При виде действий Е У Чэна, у Мэн Чжи невольно побежали мурашки по всему телу. Это должно быть невыносимо больно – подумала про себя девушка, однако Е У Чэнь оставался все таким же невозмутимым, будто бы совершенно не ощущая боли. Бросив взгляд на застывшую Мэн Чжи, Е У Чэнь произнес:

— Я собираюсь снять одежду и перевязать себе раны. Ты так сильно хочешь на это посмотреть?

Девушка в панике начала двигаться назад и, опираясь на дерево, аккуратно развернулась спиной к Е У Чэну.

Е У Чэнь снял с себя верхнюю одежду, после чего сконцентрировал свою силу в левом плече. Очень скоро от той ужасной раны почти не осталось и следа. Затем, он извлек бинты и для виду перевязал плечо и снова оделся. Такого рода раны были не проблемой для Е У Чэна, весь этот спектакль он разыграл только для Мэн Чжи. К тому же, все эти дни Мэн Чжи тоже вела свою игру. Вот только, она была слишком неопытна и допускала много ошибок.

******

Так же, как и Е У Чэнь потерял из виду Нин Сюэ и Тун Синь, так и девочки нигде не могли найти братика. Со слезами на глазах Нин Сюэ изо всех сил звала Е У Чэна, а Тун Синь, заметив что-то неладное, крепко держала Нин Сюэ за руку. Две девочки так и продолжали бесцельно бродить по округе.

Скоро, Тун Синь почуяла присутствие Е У Чэна и вместе с Нин Сюэ помчалась туда. Однако, чем дальше она бежала по направлению к братику, тем дальше, по ощущениям, он отдалялся от нее. Тун Синь еще какое-то время внимательно осматривала окрестности, но так и ничего не нашла.

Тревога и переживание полностью истощили и без того малое терпение Тун Синь. Отпустив руку Нин Сюэ, она внезапно подпрыгнула высоко вверх.

Эта маленькая девочка с легкостью проделала дыру в этом прочном барьере. Находясь высоко в небе, своими черными как сама тьма глазами она осматривала каждый уголок снизу, словно высматривала себе добычу, а затем подняла обе руки вверх и махнула ими вниз.

Треск…

Одним этим простым движением все неживые источники энергии в этом огромном лесу были стерты в порошок…

Некая тайная комната клана Си Мэнь. Четверо пожилых людей одновременно начали рвать кровью. Они тут же очнулись от медитации и переглянулись друг с другом. У всех них на лицах отражался неподдельный ужас.

— Молодой господин! Чрезвычайная ситуация! Барьер… Барьер тысячи иллюзии уничтожен! – один из слуг внезапно ворвался и с тревогой закричал.

— Я уже знаю об этом, — ответил юноша с тяжелым выражением лица: — Отец и матушка еще не вернулись, а четверо старейшин наверняка сильно пострадали из-за уничтожения барьера. Кто же вторгся на нашу территорию!? Неужели это конец для нашего клана? Предупредить всех, без моего приказа никому не покидать территорию клана. Я пойду проверю обстановку. Надеюсь, что это союзники, а не враги.

На самом деле, на Континенте Небесной Страны есть немало людей, способных силой прорваться сквозь барьер тысячи иллюзий, но тех, кто смог бы полностью разрушить его, можно было пересчитать по пальцам. Для этого нужно было как минимум два мастера небесного ранга, которых в этом мире признавали настоящими монстрами. Клан Си Мэнь просто не мог не ужасаться.

Поскольку барьер был разрушен, то Тун Синь с неба не составило никакого труда обнаружить местоположение Е У Чэна. Приземлившись на землю, она схватила ничего не понимающую Нин Сюэ и радостно побежала. Очень скоро они обнаружили стоящих все там же Е У Чэна и Мэн Чжи. Увидев братика, Нин Сюэ наконец смогла перебороть свой страх и радостно побежала к нему. А Тун Синь, наоборот, застыла на месте. Ее взгляд мгновенно похолодел, а присущая Деве Кары Небесной жажда крови бесконтрольно выходила наружу. Весь воздух в округе будто бы застыл, а жажда крови, словно клинок у шеи, казалось, могла с легкостью лишить жизни.

И все потому, что она увидела кровь на теле Е У Чэна.

Мэн Чжи подсознательно затряслась от переполняющего ее страха. Казалось, будто сам бог смерти пришел лишить ее жизни, отчего девушка едва могла перевести дыхание. Видя неподалеку юную девочку со столь ужасающей жаждой убийства, она не могла унять свой страх. Только сейчас она действительно осознала, что такое настоящая кровожадность.

Е У Чэнь поднял на руки Нин Сюэ и бросил взгляд на дрожащую в стороне Мэн Чжи. Тяжело вздохнув, он подошел к Тун Синь и, нагнувшись, взял ее за руку:

— Не переживай, я в порядке. Ранивший меня волк тоже уже мертв, смотри.

Он указал на лежащее на земле бездыханное тело огромного волка. Тун Синь довольно кивнула в ответ и сдержала свою жажду крови, но, как вдруг, резко обернулась, вытянула руку, и в следующий миг из ее ладони появился черный огонек и полетел прямо в тело волка.

Как только черный огонек коснулся тела волка, он тут же обратился яростным пламенем, полностью поглотив тело зверя. Затем, пламя начало постепенно уменьшаться и скоро полностью исчезло. От тела волка тоже ничего не осталось. Оно будто испарилось в пламени, не оставив и следа. Но, несмотря на то, что черное пламя так яростно горело, деревья и прочая растительность вокруг совершенно не пострадали.

Е У Чэнь не успел даже издать звука, чтобы остановить Тун Синь и мог лишь беспомощно покачать головой. Эта девочка несомненно раскрыла свои способности перед Мэн Чжи, однако Е У Чэнь не был столь бессердечным, чтобы не понимать ее чувств. Он не мог позволить себе обвинять ее в чем-либо.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,