Глава 134. Кто это!

Лун Чжэн Ян хотел уж было отговорить Е У Чэна, но был остановлен острым взглядом Лун Иня. За это время этот император Страны Небесного Дракона уже прекрасно понял характер Е У Чэна. Если же этот юноша что-либо скажет или решит, то ничто не сможет переубедить его, и он не пойдет ни на какие уступки. Лун Иню ничего не оставалось, кроме как бессильно покачать головой и вздохнуть:

— Старый генерал Линь…

И тут, Линь Куан без всякого промедления тяжело рухнул на колени перед Е У Чэном. Увидев действия отца, Линь Чжань неслабо перепугался и начал поднимать отца с колен, однако же Линь Куан резко отшвырнул сына в сторону и гневно закричал:

— Чжань Эр, быстро на колени! Ради безопасности его высочества, ради всей нашей страны мы готовы даже отдать свои жизни, что уж говорить о такой мелочи как встать на колени перед кем-то! Если его высочество император сможет выжить, то мы, клан Линь, готовы стерпеть любые унижения!

Услышав слова Линь Куана, никто даже подумать не мог, что он отбросил свою гордость или же подвергнется какому-либо унижению. Все присутствующие невольно стали еще больше уважать этого человека по имени Линь Куан.

Линь Чжань больше не стал сомневаться и тоже упал на колени рядом с отцом:

— Хорошо… Я, Линь Чжань, сегодня множество раз оскорблял клан Е и… признаю свою ошибку!

Двое самых влиятельных людей в клане Линь прямо сейчас стояли на коленях перед мальчишкой. Хорошо еще, что это зрелище видели не так много людей, в противном случае начался бы настоящий беспорядок. А Е У Чэнь же, в ответ на их действия, довольно кивнул:

— Так уж и быть. Извинения главы клана Линь были еще приемлемы, так что мой клан больше не будет обращать на это внимание. Все, что произошло сегодня, а также «искренние» слова господина Линь, я непременно распространю их по всей столице. Его высочество и все присутствующие господа станут мне свидетелями.

Все это время спокойные Линь Куан и Линь Чжань быстро изменились в лице. Они оба могли встать на колени перед Е У Чэном и сохранить хладнокровие отчасти потому, что присутствующих людей было не так уж и много. Все они были либо докторами, либо членами императорской семьи, и эти двое еще могли сделать вид, что они отбросили свою гордость только ради императора и таким образом сохранить свою честь. Но если об этом узнает вся столица, то это несомненно ударит по престижу всего клана Линь. После этого, и так уже натерпевшиеся всего члены клана Линь и вовсе не смогут поднять голову перед кланом Е.

Но, что сделано – то сделано. Им ничего не оставалось, кроме как сжать зубы и проглотить эту обиду. Ведь как показывал их горький опыт, ничем хорошим для них словесная перепалка с Е У Чэном никогда не заканчивалась.

— Вы двое можете вставать. Пусть сегодня здесь присутствует его высочество, но я все же должен кое-что сказать. Тот, кто посмеет навредить моему клану Е, и неважно кто это будет, я, Е У Чэнь, заставлю его заплатить за это сполна!

— Старый генерал Линь, генерал Линь, вы можете вставать. Простите меня в этот раз, — виноватым тоном извинился Лун Инь, совершенно не гневаясь на Е У Чэна.

Не успели Линь Куан и Линь Чжань подняться с колен, как в помещение вбежал взволнованный слуга и уже было хотел что-то сказать, как увидел стоящих на коленях членов клана Линь и будто весь окаменел, напрочь позабыв слова.

— Из-за чего такая паника! – гневно прокричал Лун Инь.

А… — слуга быстро пришел в себя и, запинаясь, доложил: — Д-да… Младшего молодого господина клана Линь атаковали посреди улицы и… сломали ему правую ногу…

— Что?! – одновременно выкрикнули Линь Куан и Линь Чжань. Пусть Линь Ю и был еще тем недоноском, но все же он был их внуком и сыном. Линь Чжань резко вскочил: — Кто посмел ранить моего сына!

— Это… — слуга промямлил немного и осторожно указал на Е У Чэна: — По словам младшего молодого господина, это сделал молодой господин клана Е.

Этот слуга никак не мог ничего сообразить.

«Что тут вообще происходит… Молодой господин клана Е тяжело травмировал младшего господина клана Линь, а главы клана Линь еще и встают здесь на колени перед ним…»

Линь Чжань прямо замер на месте, а затем поднял отца с колен и яростно закричал на Е У Чэна:

— Ты… зачем ты ранил моего сына! Даже если у тебя есть какие-либо проблемы со мной, нет необходимости использовать столь гнусные методы!

Лун Инь тоже гневно спросил:

— Что это значит? Ты действительно травмировал Линь Ю?

Е У Чэнь молчал с улыбкой на лице. Как он и ожидал, ему незачем было что-либо объяснять, Лун Чжэн Ян уже вышел вперед:

— В этом деле нельзя винить его. Я могу подтвердить, что во всем виноват сам Линь Ю.

Вспомнив о произошедшем по дороге во дворец, Лун Чжэн Ян едва мог сдерживать вырывающийся наружу гнев. Он даже Линь Ю за двоюродного брата не хотел воспринимать и просто назвал его по имени.

— Расскажи подробнее, — потребовал Лун Инь. А Линь Куан и Линь Чжань же нервно сглотнули. Они прекрасно знали каким ничтожеством является Линь Ю. Неужели он снова совершил нечто отвратительное?

Лун Чжэн Ян холодно хмыкнул в ответ:

— Чтобы спасти жизнь матушки мы с братишкой Е как можно быстрее мчались на лошадях во дворец, боясь опоздать. Однако же, Линь Ю, увидев скачущего братишку Е, вместе со своими пешками захотел сбить его с лошади. Братишка Е же побоялся упустить момент спасти жизнь матушки и атаковал их с помощью плети. В произошедшем никак нельзя винить его, Линь Ю получил то, что заслужил. Я все это время еще хотел спросить… когда жизнь моей матушки висела на волоске, он не то, что не пришел навестить ее, но и вознамерился помешать спасти ее жизнь. Как он вообще собирается оправдываться!

Линь Куан и Линь Чжань уже ощущали, как по их спинам струей бежал холодный пот. Теперь клану Линь действительно придется за все ответить. Они не только не могли предъявить клану Е какую-либо претензию, но и, возможно, им самим придется как-то выкручиваться. К тому же, после того, как Е У Чэнь спас жизнь императрицы, а теперь еще и принял столь важную миссию по спасению жизни императора, они Е У Чэна даже слова сказать не могли. Да и если бы могли, то попросту не решились бы на подобное.

В свою очередь, Е У Чэнь, прекрасно понимая это, намеренно покалечил Линь Ю. Он больше всего ненавидел тех ничтожеств, что творили все, что им вздумается, прикрываясь влиянием семьи. Произошедшее с Линь Ю наверняка обрадует немало людей.

— Ваше высочество, мне нужно самому выяснить все обстоятельства, поэтому позвольте откланяться. Мне еще нужно проверить состояние Ю Эр, — с обеспокоенным видом попросил Линь Куан.

— Можете быть свободны, — махнул ему рукой Лун Инь.

Линь Куан и Линь Чжань немедленно поторопились удалиться.

Е У Чэнь тоже, поклонившись, произнес:

— Ваше высочество, мне потребуется два дня на приготовления и затем я немедленно отправлюсь в путь. Вот увидите, я не разочарую ваших ожиданий. Жизни ее высочества императрицы пока что ничего не угрожает. Из-за яда она сильно ослабла и поэтому ей нужно тщательно отдохнуть несколько дней. У Чэнь тоже просит разрешения покинуть вас.

Лун Инь тяжело вздохнул и кивнул в ответ:

— Ты тоже можешь быть свободен. Немного погодя я лично приду оповестить о твоей миссии старому генералу Е. Можешь смело просить о всем, что понадобится тебе в пути, и тебе доставят это в кратчайшие сроки.

— Благодарю ваше высочество.

Выйдя за пределы дворца, Е У Чэнь выдохнул с облегчением. Дела идут так, как он и планировал без каких-либо проблем или недочетов. Конечно он не думал, что Лун Инь не станет подозревать его, но дальше подозрений ничего не зайдет. В конце концов, Лун Инь определенно не станет ставить свою жизнь на кон чтобы выяснить правду. Чем влиятельнее человек, тем сильнее он трясется за свою жизнь.

И в этот момент, во дворец вошел молодой человек в дорогих одеяниях и с короной на голове. От него так и разило гордыней. Вместе с ним шли еще несколько стражей с копьями в руках. Увидев стоящего прямо у двери Е У Чэна, он скорчил полную злости гримасу и громко взревел:

— Пошел прочь!

Е У Чэнь отошел вбок и молча наблюдал, как мимо него прошел этот человек. А этот молодой человек даже больше не взглянул на Е У Чэна и прошел вперед. Как только он вошел, стоящие у входа стражи тут же низко поклонились:

— Ваше высочество третий принц…

Е У Чэнь одарил этого третьего принца холодным взглядом, после чего направился к выходу, а затем, как будто разговаривая сам с собой, сказал:

— Тун Синь, запомни того человека.

У Лун Иня всего семеро сыновей. Старшего Лун Чжэн Яна и второго сына Лун Чжэн Юэ родила императрица Линь Сю. Третьего же сына звали Лун Чжэн Чи, и он был единственным сыном, рожденным от наложницы. Хоть Лун Чжэн Ян и был наследным принцем, однако Лун Инь вовсе не любил его. Поскольку Лун Чжэн Ян с самого детства был мягкотелым и всегда поступал так, как вздумается. У него не было той возвышенной ауры правителя, да и сам он не проявлял интереса к трону. Все эти факторы и определили его неспособность стать правителем. А второй сын Лун Иня Лун Чжэн Юэ больше любил заниматься поэзией и искусством, не знал никаких боевых навыков, совсем не интересовался политикой и тоже не имел никакого желания стать правителем, из-за чего Лун Инь полностью разочаровался и в нем. Своего третьего сына Лун Чжэн Чи Лун Инь оценил по достоинству. Этот третий принц с самого детства был властным и заносчивым, а все его поступки были решительны. Иногда, он также показывал свою жестокую сторону. Во дворце даже начали распространяться слухи о том, что император в скором времени собирается лишить старшего принца наследства и передать трон третьему принцу.

И этим недавним молодым человеком был никто иной как Лун Чжэн Чи.

— Я еще не определился с целью, как ты сам так удачно пожаловал ко мне. Это, можно сказать, судьба. Раз ты так торопишься умереть, то я помогу тебе в этом, — прозвучал холодный и низкий голос Е У Чэна.

— Пожалуйста, погоди немного молодой человек.

Позади раздался мягкий голос пожилого человека. Е У Чэнь с улыбкой на лице обернулся назад. Он прекрасно знал кому принадлежал этот голос.

Как только Е У Чэнь удалился, Шуй Нань Хэ сразу последовал за ним. Все это время он оставался во дворце только потому, что ждал Е У Чэна.

Шуй Нань Хэ подошел поближе и добрым голосом спросил:

— Молодой человек, позволь этому старику занять немного твоего времени и задать тебе пару вопросов.

— К сожалению, нет, — так же добродушно ответил Е У Чэнь, прерывая его дальнейшую речь.

На веку Шуй Нань Хэ это был второй раз, когда ему отказали столь грубо. Однако, он вовсе не стал серчать и взамен предложил:

— В таком случае не выпьешь ли со мной чашечку чая?

Е У Чэнь помахал рукой в знак отказа и ответил:

— Господин Святой медицины вам лучше возвращаться назад, леди Шуй, скорее всего, уже заждалась вас. С вашими способностями вы уже должно быть выявили истинную причину болезни императрицы, вам вовсе не следует сомневаться в собственных суждениях лишь из-за вздора, сказанного простым мальчишкой. Все же вы известный на весь мир Святой медицины.

На лице Шуй Нань Хэ промелькнуло потрясение, а затем он, будто о чем-то догадавшись, неожиданно произнес:

— Так это ты тот, о ком говорила принцесса. Тогда получается… тем, кто отравил императрицу, был ты?

— Все верно, это сделал я, — Е У Чэнь совершенно не собирался ничего скрывать и покачал головой: — Но кое в чем вы все же ошиблись, на самом деле это был вовсе не яд. На этом разговор окончен. У меня еще есть дела, поэтому прошу простить мою грубость. Вам тоже следует поскорее вернуться и доложить обо всем.

Е У Чэнь развернулся и ушел. Шуй Нань Хэ продолжал стоять и смотреть на его удаляющийся силуэт, погрузившись в раздумья.

После того, как Е У Чэнь покинул дворец, Лун Инь тоже не стал задерживаться в покоях Линь Сю и после нескольких указаний отправился в свой кабинет, тоже погрузившись в раздумья.

— Старейший Ли, старейший Лиу, старейший Янь, как вы считаете, его словам можно доверять? Почему же я чувствую, будто что-то не сходится?

Три пожилых силуэта словно призраки из ниоткуда появились прямо перед Лун Инем, и один из них произнес:

— Ваше высочество, то, что он смог спасти ее высочество императрицу является правдой. Нет ничего странного в том, что он также знает и лекарство от этой болезни. Более того, чтобы добыть противоядие он рискует собственной жизнью, и я не считаю, что кто-то станет лгать, ставя на кон свою жизнь.

— Но я чувствую, что что-то не сходится.

— И что же не сходится?

Лун Инь покачал головой и продолжил:

— Все верно, для него нет никакого смысла лгать. Ведь для него в этом нет никакой выгоды и даже более того, его жизнь может оказаться в опасности. Он очень умен, и он прекрасно знал о том, что я знаю о его невосприимчивости к огню, но все равно сказал нам о этом единственном противоядии, чтобы я в первую очередь подумал о нем. Пусть он и подчиняется моим приказам, но он явно не столь верен мне, чтобы с радостью отдать за меня жизнь. И это то, что я никак не могу понять.

— Вы слишком много беспокоитесь, ваше высочество. Он вовсе не должен знать о том, что нам известно про его временную неуязвимость к огню. Все же вы приказали тайно выведать об этом у старого генерала Е.

— Возможно, что так. А вы трое что-нибудь слышали о трех сильнейших ядах?

— Никогда. Однако мы уже долгое время служим при дворце и почти никогда не покидаем его. Наши знания не идут ни в какое сравнение со знаниями Бога Меча. Поэтому нет ничего странного в том, что мы об этом не знаем.

Лун Инь молча кивнул и после недолгих размышлений низким голосом произнес:

— Если Е У Чэнь сказал правду, то виновником всего этого скорее всего… является Секта Императора Севера, прячущаяся в Стране Голубых Просторов… Хмпф, кроме них кто еще рискнет на такое… Нет, неверно. Если Секта Императора Севера начнет действовать, то и Секта Императора Юга не останется в стороне. Да даже если Секта Императора Севера решит мстить, навряд ли они станут использовать столь грязные трюки.

— Кто же это может быть…

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments