Глава 131. Идеальное притворство

Шуй Нань Хэ все это время с интересом наблюдал за Е У Чэном. Дождавшись, когда тот успокоится, он с улыбкой произнес:

— Молодой человек, ты все еще не ответил на вопрос этого старика.

Е У Чэнь оглядел его и с такой же улыбкой спросил:

— Позвольте поинтересоваться, сколько вам нынче лет?

— Девяносто девять, — Шуй Нань Хэ ответил прямо, ничего не утаивая.

— О… Мало, кто может прожить такой срок. Прожить девяносто девять лет, видно, что вы прилагаете множество сил для поддержания своего здоровья. Вы действительно заслуживаете имени Святого медицины. Но, к сожалению… — Е У Чэнь покачал головой: — Вам не суждено отпраздновать ваш сотый юбилей.

От этих слов в помещении повисла гробовая тишина, все присутствующие застыли в изумлении. Еще год, и Святому медицины исполнится сто лет, а Е У Чэнь же ясно заявил, что тот не доживет до ста лет. Получается, Шуй Нань Хэ осталось жить меньше года.

Линь Чжань уж было захотел громко рассмеяться и бросить в Е У Чэна парой колких фраз. Но, вспомнив слова Лун Иня, он все же сдержался. Его губы изогнулись в холодной усмешке, а сам он устроился поудобнее в ожидании предстоящего шоу.

Шуй Нань Хэ вовсе не стал серчать и сухо улыбнулся:

— Просвети же меня, молодой человек, каким образом ты пришел к такому выводу?

— Боюсь, что моих способностей недостаточно чтобы просветить вас. Но все же, прошу вас честно ответить на пару вопросов, — Е У Чэнь затих, но скоро продолжил: — В последние десять лет не тратите ли вы больше половины дня на сон?

Шуй Нань Хэ ответил:

— Все верно. Такому старику как я, естественно, нужно больше времени на отдых, чем вам молодым. 

— В таком случае не чувствуете ли вы постоянно сильное изнеможение, а также не становится ли ваше зрение размытым? И даже сейчас, на дворе еще утро, а вы уже кажетесь истощенным. Похоже, что вы недавно преодолели долгое путешествие и несколько дней совсем не отдыхали, я верно говорю? – продолжал спрашивать Е У Чэнь.

Шуй Нань Хэ немного оторопел, а улыбка и вовсе почти исчезла с его лица:

— Твои слова абсолютно верны, молодой человек.

Е У Чэнь продолжил:

— Нет ли у вас в последнее время сильного зуда по всему телу, но в то же время на коже нет никаких следов? И неважно, какими способами вы ни пользовались, зуд никак не проходил?

Наконец-то, после всего этого Шуй Нань Хэ больше никак не мог сохранять спокойствие, в его старых, отрешенных глазах отражалось настоящее потрясение и неверие. Первые два пункта еще можно было спихнуть на простые догадки Е У Чэна, основанные на возрасте Шуй Нань Хэ. Но его третий вопрос… Шуй Нань Хэ ни коим образом не мог понять, как же именно Е У Чэнь догадался об этом. Также, видя своими глазами реакцию Шуй Нань Хэ, все остальные уже догадались, что Е У Чэнь был абсолютно прав, и дружно вытаращились на него.

— Молодой человек, позволь спросить, как ты выявил все это? – спросил Шуй Нань Хэ, не в силах скрыть своего потрясения.

Е У Чэнь слегка вздохнул и начал объяснять:

— Пусть господину Святому и почти уже сто лет, но вы совсем не выглядите на свои года. Таким образом, можно понять, что вы затратили немало сил на поддержание здоровья. Изначально, с мощной магией света, поддерживающей ваше тело, для вас прожить более сотни лет не составило бы никакого труда, однако же сейчас… к сожалению, в течение года ваши внутренние органы истощатся, и вы отойдете в мир иной.

Шуй Нань Хэ ненадолго погрузился в раздумья, и после чего произнес:

— Прошу твоей помощи, молодой человек.

— Идеальное поддержание здоровья должно брать начало изнутри, а не снаружи. А вы же, с самого начала, заботились только о внешности, совершенно не заботясь о внутренних органах. Используя особые способы, вы добились того, что ваша внешность казалась на пару десятков лет моложе. Однако же, для пожилого человека, заботиться о внешности, позабыв при этом об организме, совершенно неприемлемо. Таким образом, вы вовсе не заботитесь о своем здоровье, а наоборот, делаете только хуже. Внутренние органы начнут истощаться намного быстрее. А поскольку вы применили множество дорогих лекарственных средств на вашей коже, то она стала более молодой и гладкой, но в то же время, из-за этого кожа стала неспособна выводить вредные вещества из вашего пожилого тела. Все эти вредные вещества продолжали накапливаться в вашем теле, что привело к еще большему истощению внутренних органов. Зуд по всему вашему телу – это признак того, что необходимо вывести из вашего тела накопившиеся вредные вещества.

Шуй Нань Хэ, затаив дыхание, внимательно слушал каждое слово Е У Чэна, боясь упустить что-либо. После того, как Е У Чэнь закончил свой поучительный рассказ, Шуй Нань Хэ погрузился в глубокие раздумья, а затем глубоко вздохнул. Все, что сказал Е У Чэнь было верно. Медицина в этом мире все еще находилась в развивающейся стадии, и даже Святой медицины, находившийся на вершине этого пути, не мог знать этого. За несколько десятков лет он потратил множество собственноручно сделанных дорогих лекарств чтобы поддерживать свой внешний вид, совсем не заботясь об организме. Слова Е У Чэна заставили его посмотреть на медицину с новой стороны и увидеть новые, неизвестные ему высоты.

— Молодой человек поистине удивительнейшее дитя, даже такой старик как я полностью преклоняюсь перед твоими навыками. Эх, какой же из меня Святой медицины. Все эти годы лишь все больше загонял себя в могилу. Если бы наставления молодого человека не привели меня в чувство и не показали истинный путь, то я бы скорее всего не пережил этот год.

Е У Чэнь с улыбкой ответил:

— Вы слишком преувеличиваете. Никто не может сравниться с вашими способностями и знаниями, я же, по случайности, указал на то, что вы пропустили по невнимательности.

— Ахахахаха! Скромности тебе не занимать, молодой человек. Я, Святой медицины, за всю свою жизнь на пути врачевания уступил лишь двоим. И второй это ты. Отбросив все остальное, по одной только проницательности я уже проиграл тебе в сухую, — кивал головой Шуй Нань Хэ, всеми силами восхваляя Е У Чэна.   

Е У Чэнь неловко посмеялся и, перестав уклоняться, произнес:

— Организм всегда важнее внешности. Если будете заботиться только о внешности, позабыв об организме, это только создаст большую нагрузку на организм. А если вы будете тщательно заботиться об организме, то и внешность обязательно улучшится. Теперь, я думаю, вы поняли, как надо поступать. С вашими способностями это будет проще простого.

Шуй Нань Хэ кивнул в ответ:

— Сегодня, этот старик осознал ошибку всей его жизни. Вернувшись обратно, я непременно поступлю, как ты наставлял. Молодой человек, ты, можно сказать, спас жизнь этого старика.

Линь Чжань, Линь Куан, Лун Инь, а также все те знаменитые доктора с широко раскрытыми ртами наблюдали за свободной беседой этих двоих. Они собственными глазами лицезрели, как прославленный Святой медицины без всякого стыда или унижения признает свою некомпетентность перед Е У Чэном, одновременно восхваляя его. На какое-то время, они полностью утратили чувство реальности происходящего перед ними.

И вот, уже в который раз, Е У Чэнь снова поражает их воображение. Те же, кто до этого полагали, что от Е У Чэна не будет никакого толку и усмехались за его спиной, сейчас никак не могли поверить своим глазам и ушам, не в силах прийти в себя.

Лун Инь захлопал в ладоши и громко рассмеялся:

— Отлично! Просто замечательно! Ты действительно ученик Бога меча и сын клана Е! Сегодня, ты снова поразил меня своими способностями. Теперь, я абсолютно уверен, что ты точно сможешь излечить болезнь императрицы. Теперь же я беспокоюсь вовсе не о императрице, а о том, как бы тебя наградить на этот раз, ахахахаха!    

Е У Чэнь же лишь холодно усмехнулся про себя в ответ:

«Этот человек, ставший императором, пусть внешне и кажется добросердечным, но на самом деле он лишь отвратительный мерзавец с прекрасным актерским мастерством… но по сравнению со мной, его игра всего лишь детская забава. Ему никогда не сравниться со мной в способности играть на публику».

Пока Лун Инь беззаботно смеялся, Лун Чжэн Ян наконец привел личную слугу императрицы. Ничего не спрашивая о здешней странной обстановке, он быстро привел девушку к Е У Чэну:

— Это девушка – личная служанка моей матушки Сяо Хун. Эти несколько дней, до болезни матушки, та постоянно была с ней.  

Е У Чэнь кивнул в ответ и произнес:

— У меня к тебе есть пара вопросов. От них зависит жизнь ее высочества, поэтому ты должна честно ответить на них.

Девушка по имени Сяо Хун казалась очень обеспокоенной и, услышав слова Е У Чэна, быстро закивала головой.

Е У Чэнь еще раз бегло осмотрел Линь Сю, и затем спросил:

— В последнее время чувствовала ли императрица головокружение и слабость во всем теле?

Сяо Хун быстро закивала в ответ:

— Да. Ее высочество в последнее время часто жаловалась на головокружение и сильную усталость. Также, очень часто она ложилась отдыхать, при этом не сделав ничего изнуряющего. Сначала, я считала, что ее высочество просто простудилась…

— Мучили ли ее бессонница и отсутствие аппетита?

— Да…

— В последнее время ее высочество была очень нервной и раздражительной?

— Верно…

— Чувствовала ли она внезапно чувство холода по всему телу?

— Да…

— Бывало ли так, что днем она хотела постоять на солнце и не желала возвращаться во дворец?

— Все верно!

— …

— …

На каждый вопрос Е У Чэна Сяо Хун уверенно кивала в ответ, что неслабо поразило всех присутствующих. Раз Е У Чэнь мог столь точно описать все симптомы, то это значило, что он прекрасно знал о этой странной болезни и, возможно, также знал и о способе лечения.  

— Братишка Е, чем же именно больна моя матушка? – взволнованно спросил Лун Чжэн Ян. И даже Линь Куан и Линь Чжань стали смотреть на Е У Чэна глазами, полными надежды.

— Ее высочество императрица, она… была отравлена, — горько ответил Е У Чэнь. Шуй Нань Хэ тоже закивал на слова Е У Чэна. Все так, как он и предполагал.

— Что это за яд? Есть ли способ обезвредить его? – тут же спросил Лун Чжэн Ян. Новость о том, что Линь Сю отравили, он уже узнал от Шуй Нань Хэ.  

— Яд холода! – ответил Е У Чэнь с тяжелым видом, нахмурив брови. Видя его выражение, остальные могли понять насколько страшным был этот «яд».

— Яд холода? – удивился Лун Чжэн Ян. Это вовсе не то, про что говорил Шуй Нань Хэ.

Шуй Нань Хэ тоже немного удивился и уж было хотел что-то сказать, но решил промолчать. Если бы это действительно был яд холода, то он бы сразу же понял это. К тому же он уже не в первый раз сталкивается с нечто подобным, и оно уж точно ни коим образом не похоже на яд холода… Неужели он ошибся? Или же в этом мире действительно существует некий вид яда холода, о котором он не знает?

Из-за потрясения от способностей Е У Чэна, Шуй Нань Хэ даже начал сомневаться в собственных суждениях.

— Все верно, ее высочество последние несколько дней мучает бессонница, чувство холода по всему телу, а также ее постоянное пребывание на солнце – все это вызвано ядом холода. Как только я обнаружил признаки этого ужасного яда, я не мог поверить своим глазам, поэтому и позвал личную слугу ее высочества чтобы расспросить ее поподробнее. В итоге, я оказался прав. Это действительно оказался тот самый яд холода, разъедающий душу, о котором мне рассказывал учитель. Он рассказывал мне, что это один из трех самых ужасающих ядов в этом мире, — с тяжелой душой объяснял Е У Чэнь. Его выражение лица, эмоции и чувства – все это казалось настолько естественным, что никто бы даже и не заподозрил в его словах лжи. По уровню актерского мастерства его действительно невозможно было превзойти.

— Яд холода, разъедающий душу? Три сильнейших в мире яда? – тихо пробормотал про себя Шуй Нань Хэ, нахмурив свои седые брови. Почему же он никогда не слышал об этом яде, да и вообще про существование трех сильнейших ядов?

— Так как же излечиться от этого яда? – спросил Лун Инь.

Задумавшись немного, Е У Чэнь произнес:

— Брат Лун, есть ли во дворце серебряные иглы?

Все это время, молчавший доктор Ли быстро вышел вперед:

— Молодой господин Е, у меня есть.

Открыв свой походный ящик с лекарствами, он взял оттуда небольшую коробку с серебряными иглами и аккуратно передал ее Е У Чэну. В этот момент, он смотрел на Е У Чэна словно на настоящее божество.   

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

 

comments powered by HyperComments