Глава 129. Божественный доктор Е У Чэнь

— Моя матушка редко, когда покидает дворец, а последние несколько месяцев и вовсе никуда не выходила. Может ли быть, что ее отравили? – ответил Лун Чжэн Ян.

— В таком случае, проверьте всех людей, с кем в последнее время контактировала императрица. Мои навыки слишком малы, и я ничем не могу помочь. Я чувствую себя виновато дольше оставаясь здесь, поэтому прошу простить меня.

Шуй Нань Хэ покачал головой и уже собирался уходить. Хоть он более-менее и выяснил причину болезни императрицы и уже достиг своей сегодняшней цели, но все же, для доктора сказать «я не в силах ничем помочь» было настоящим провалом и позором. Он уже и забыл, когда в последний раз говорил эти слова.

Вот так вот даже последняя надежда оказалась потеряна, члены клана Линь будто погрузились в пучину отчаяния. Никто из них не был даже в состоянии сказать что-либо на прощание Шуй Нань Хэ. Линь Сю была не просто младшей сестрой Линь Чжаня и дочерью Линь Куана, но также и императрицей Страны Небесного Дракона. Она являлась надежной опорой всего клана Линь. В случае ее утраты, клан Линь утратит значительную часть власти.

— До свидания, господин Святой, — устало произнес Лун Инь. На лице Лун Чжэн Яна тоже было болезненное выражение, а Лун Чжэн Юэ уже упал на колени перед кроватью Линь Сю и громко ревел.

И в этот момент, один слуга второпях вбежал в помещение и, упав на колени, запыхаясь, доложил:

— Ваше высочество, доктор Ли просит встречи. Он сказал, что это по поводу болезни ее высочества императрицы.

Лун Инь тут же оживился и немедленно приказал:

— Неужто он нашел способ лечения? Быстрее впустите его!

Уже собравшийся уходить Шуй Нань Хэ внезапно остановился и тихо пробормотал:

— О? Если это и правда так, то я просто обязан остаться и лицезреть это своими глазами.

Линь Чжань и Линь Куан все еще были подавлены и не показывали признаков радости по этому поводу. Даже Святой медицины Секты Императора Юга ничего не мог с этим поделать, что что уж говорить об остальных, что не смогли даже определить причину болезни.  

Доктор Ли торопливо забежал внутрь. В настоящее время он был главным придворным доктором и, за исключением официальных мероприятий, имел право не склонять голову перед императором. Не успел он ничего сказать, как Лун Инь задал вопрос:

— Ли Ай Цин, неужели ты нашел способ излечить императрицу?

Доктор Ли покачал головой:

— К сожалению, но этот старик не то что вылечить, даже причину болезни не был в состоянии выявить. Пусть я сам и бесполезен, но я знаю одного великого человека. Возможно, он сможет излечить ее высочество.

— О? Кто это? Говори немедленно! У императрицы осталось не так много времени, если понадобится, я прикажу страже притащить его сюда! Быстрее рассказывай! – Лун Инь выпытывал у него с распахнутыми глазами.

— Тот, о ком я говорю – никто иной как молодой господин клана Е, Е У Чэнь, — серьезно ответил доктор Ли. Он был одним из тех, кого Ван Вэнь Шу пригласила исцелить «амнезию» Е У Чэна, но вместо этого был разбит в пух и прах. Хоть те трое докторов и пообещали тогда Е У Чэну сохранить его тайну, но в этот раз жизнь императрицы висела на волоске, и им уже явно не было дела до каких-то там обещаний.

Лун Инь нахмурил брови, явно показывая недоумение от предложения доктора. Все это время едва сдерживающий себя Линь Куан и вовсе стал гневно кричать:

— Господин Ли, сейчас, когда жизнь императрицы висит на волоске, как вы можете о чем-то подобном! Что может сделать мальчишка клана Е! все, на что он способен – так это нарисовать пару каракуль! Даже господин Святой медицины не в силах что-либо сделать, а вы предлагаете пригласить какого-то мальчишку. Что за вздор!

Доктор Ли не стал обращать внимания на Линь Куана и обратился прямиком к Лун Иню:

— Ваше высочество, я говорил абсолютно серьезно. Не так давно, госпожа Е пригласила меня, господина Вана, а также господина Чжана в резиденцию клана Е чтобы помочь молодому господину У Чэну вернуть его память. Но не успели мы начать какое-либо лечение, как молодой господин У Чэнь с абсолютной точностью указал на все наши недуги, которые даже мы не замечали, а также способ их лечения. Быть способным различить болезнь, только взглянув на пациента, его навыки поистине превосходны, что даже мы трое начали восхвалять его. Все это время я считал свои навыки безупречными, но после встречи с молодым господином клана Е, я действительно понял, каким я был глупцом!

— Господин Ван и господин Чжан могут подтвердить мои слова. В тот раз мы трое пообещали молодому господину У Чэну сохранить это в тайне, но в этот раз дело касается жизни ее высочества императрицы. Поэтому, пусть я даже нарушу обещание, но не могу молчать об этом. С навыками этого юного дарования, возможно, ее высочество действительно будет спасена.

Лун Инь просто не мог оставаться спокойным. Вот уже в который раз Е У Чэнь снова поражает его своими способностями. Он уже начал сомневаться, сколько еще поразительных вещей скрывает этот невероятный юноша, который заставил его испытать страх.

— Оказывается, в этом мире существует столь поразительный юноша. В таком случае, я должен убедиться в этом собственными глазами, — глаза Шуй Нань Хэ засветились любопытством. Он вернулся назад и незаметно встал в стороне, молча наблюдая за окружающим.

— Так это правда? – Лун Инь уже полностью поверил, но все же спросил еще раз чтобы удостовериться.  

— Клянусь своим именем! Господин Ван и господин Чжан прямо сейчас ожидают снаружи, вы также можете спросить у них. Ваш покорный слуга никак не посмел бы лгать вам, когда жизнь ее высочества висит на волоске, — клятвенно заверил Доктор Ли.

— Хпмф! Да он просто мелкий щенок, у которого молоко на губах не обсохло! Да даже если он и понимает что-то в медицине, думаете, он может сравниться с господином Святым медицины? Ваше высочество, я считаю, что это было покушение. Пусть мы уже и не в силах что-либо поделать, но все же я приложу все свои силы чтобы найти виновника. Пожалуйста, дайте свое одобрение, — Линь Куан склонил голову. Он просто не мог и уж тем более не хотел верить в то, что Е У Чэнь действительно мог вылечить Линь Сю. В ответ на слова Линь Куана все единодушно закивали в согласии, и даже Шуй Нань Хэ не мог ничего с этим поделать. Чтобы юноша, которому не исполнилось и двадцати лет, обладал столь поразительными навыками медицины, что превзошли самого Святого медицины. В такое действительно трудно поверить.

Ревущий у кровати Лун Чжэн Юэ тоже взмолился:

— Отец, даже господин Святой медицины не в силах помочь. Матушке уже ничем не поможешь. Позволь мне и дедушке прочесать весь дворец и найти виновника, хорошо?

Лун Чжэн Ян же вышел вперед:

— Отец, я считаю, что мы должны ухватиться за эту возможность и позвать господина У Чэна. Его навыки в области рисования и исполнения действительно находятся на божественном уровне, об этом уже известно во всей нашей стране. Быть может, что и в медицине господин У Чэнь достиг таких же высот, иначе столь известный доктор Ли не стал бы так отзываться о нем. Сейчас дело касается жизни нашей матушки, и мы просто не можем себе позволить сидеть сложа руки. Если же господин У Чэнь не справится, то мы можем начать думать о другом. Сейчас же, мы никак не можем с уверенностью утверждать, что господин У Чэнь ничего не сможет с этим поделать. Вы ведь хорошо об этом знаете, господин У Чэнь каждый раз совершал то, что выходило за рамки представлений. И в этот раз, возможно, он также сможет удивить нас.

Лун Инь кивнул в ответ и хрипло произнес:

— Ян Эр, немедленно отправляйся в резиденцию клана Е и лично пригласи его сюда.

— Слушаюсь, отец! – ответил Лун Чжэн Ян и быстро умчался.

***

Е У Чэнь сидел перед мольбертом с полузакрытыми глазами и легким движением правой руки что-то рисовал на нем, иногда на его лице мелькала нежная улыбка. Неподалеку от него Нин Сюэ и Тун Синь в одинаковых позах сидели на кровати, играясь разноцветной бумагой. Нин Сюэ обучала Тун Синь складывать бумажные цветы, а та внимательно наблюдала и повторяла. Руки, привыкшей управляться клинком Небесной Кары Тун Синь, отлично справлялись с такой тонкой работой.

— Молодой господин… молодой господин, с вами желает встретиться его высочество наследный принц, и прямо сейчас ожидает вас в приемной, — снаружи раздался голос запыхавшегося Е Чи. Е У Чэнь положил кисть, идеальнейшим образом заканчивая работу.

— Передай принцу, что сейчас буду, — убрав кисть, Е У Чэнь взмахнул пару раз в воздухе перед картиной, и краска на картине тут же высохла.

— Слушаюсь! – ответил Е Чи и удалился.

Е У Чэнь скрутил картину и завязал ее красной нитью, после чего довольно улыбнувшись, повернулся и произнес:

— Сюэ Эр, у братика появились дела, а ты пока сходи и поиграй у сестренки, хорошо? И заодно отнеси ей эту картину.

— Угу, хорошо, — Нин Сюэ отодвинула от себя всю бумагу и уселась на край кровати, улыбаясь при этом нежной улыбкой и болтая ножками. Е У Чэнь конечно же знал, чего хотела Нин Сюэ, и, подойдя к ней, помог ей одеть носочки и туфли, а затем передал ей сверток: — Я скоро вернусь. А если же задержусь, то можешь поужинать вместе с сестренкой.

— Угу. Я пошла.

Подождав, пока Нин Сюэ уйдет, Е У Чэнь также помог обуться Тун Синь и наказал ей:

— Тун Синь, сейчас мы отправимся во дворец, но ты должна скрыться, чтобы никто тебя не видел.

Е У Чэнь, зайдя в приемную, увидел ходящего туда-сюда беспокойного Лун Чжэн Яна. Заметив Е У Чэна, он, даже не поприветствовав, сразу же потащил того за собой наружу:

— Братишка Е, моя матушка серьезно больна, ее жизнь находится под угрозой. Прошу, отправляйся со мной во дворец, лошади уже подготовлены.

— Но ведь…

— Можешь не отпираться, братишка Е. Ты ученик самого Бога Меча, полагаю, твои навыки в области медицины также должны быть на высоком уровне. Придворный доктор Ли тоже высоко оценил твои способности. Сейчас, жизнь моей матушки зависит только от тебя. Если ты справишься, то станешь моим вечным благодетелем, а если же нет, то я ни в коем случае не стану обвинять тебя, — Лун Чжэн Ян одновременно объяснял и одновременно тянул его к воротам, где их уже ожидали два скакуна.

— Ну хорошо. Я тоже слышал о болезни императрицы. Я действительно немного разбираюсь в медицине, и раз уж брат Лун так высоко ценит мои навыки, то я приложу все свои усилия.

Е У Чэнь быстро запрыгнул на лошадь и поскакал вместе с Лун Чжэн Яном.

***

— Сестренка, братик просил передать тебе эту картину, — Нин Сюэ, стоя на носочках, протянула нарисованную Е У Чэном картину на уровень глаз Е Шуй Яо. По росту Е Шуй Яо не уступала Е У Чэну и даже была чуть выше. Даже ровно вытянувшись и встав на носки, Нин Сюэ едва доставала ей до пояса.   

Е Шуй Яо приняла картину и, поколебавшись со сложным выражением лица некоторое время, все же аккуратно раскрыла сверток.

На картине были изображены два человека, два самых знакомых ей человека – она и ее младший брат. На картине она, сидя, облокотилась о его плечо, а на ее губах была самая прекрасная и завораживающая улыбка. А Е У Чэнь же, с коварной улыбкой обнимал ее за талию.

Картина была столь естественной и знакомой. Будто самый драгоценный и дорогой ее сердцу момент снова предстал перед ее глазами. Сердце Е Шуй Яо забилось чаще, а в голове снова отразился тот день… его образ, его голос, его выражение лица и каждое движение.

— Почему ты… каждый раз так… снова и снова… неужели ты не понимаешь… это недопустимо… — растерянно пробубнила она. Сама того не замечая, Е Шуй Яо прижала картину к груди и закрыла глаза, успокаивая свое взволнованное и больное сердце.

— Сестренка, что там нарисовал братик? Я тоже хочу посмотреть, — Нин Сюэ изо всех сил вытягивалась, стараясь взглянуть на картину в руках Е Шуй Яо. Но к сожалению она была слишком мала и не могла дотянуться.

Е Шуй Яо закрутила картину и тихо спросила:

— Где он сейчас?

— Он? Ты про братика? Братик ушел. Кажется, он направился во дворец… похоже, что там случилось что-то важное, — честно ответила Нин Сюэ.

— … — она более не стала ничего расспрашивать и так и осталась стоять в обнимку с картиной. Ее мысли полностью спутались, она не знала, что ей следует делать или думать. Казалось, будто из нее высосали душу.   

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments