Глава 124. Чжугэ Сяо Ю

— Как тебя зовут? – Е У Чэнь спустился с трибуны с улыбкой на лице.

Юноша встал со своего места и холодно усмехнулся:

— Тебе лучше хорошенько запомнить мое имя! Я из клана Линь и зовут меня Линь Ю!

Линь Ю, еще один сын Линь Чжана и младший брат Линь Сяо. Е У Чэнь не особо хорошо знал об этом человеке. Все, что он слышал из слухов, так это то, что по сравнению со своим старшим братом Линь Ю был абсолютным ничтожеством с раздутым самомнением.

— Линь Ю? Хорошо, а теперь ты можешь быть свободен.

Е У Чэнь подошел к нему и молниеносно вытянул руку, схватив его за шею. Будучи прямым потомком клана Линь, Линь Ю привык пользоваться положением своей семьи и давить на окружающих, и он еще ни разу не сталкивался с тем, кто посмел бы пойти против него. И столкнувшись с нападением Е У Чэна, он в панике атаковал в ответ. Вот только он даже в подметки Е У Чэну не годился. Е У Чэнь с легкостью схватил его за шею и, протащив его через половину класса, вышвырнул его за дверь перед оторопелыми взглядами остальных учеников.    

Сопровождаемый истошным визгом, Линь Ю с огромной силой отбросило куда подальше, после чего с громким хлопком Е У Чэнь плотно закрыл дверь класса.

— Потрясающе! – как самая великая возмутительница спокойствия Лун Хуан Эр радостно захлопала в ладоши. А у сидящей рядом с ней девушки, казалось, и вовсе сверкали звездочки в глазах. Она неотрывно смотрела на Е У Чэна, тихо бубня себе под нос: — Он такой крутой…

Е У Чэнь похлопал в ладоши и вернулся на трибуну и с лицом настоящего ангела спросил:

— Кто-нибудь еще желает покинуть класс? Если нет, по позвольте мне начать занятие.

— Подожди, учитель, я протестую! У меня есть претензии!

Громко запротестовала девушка, что сидела рядом с Лун Хуан Эр, протянув обе руки. У девушки было вытянутое лицо и такой же вытянутый носик, пухлые губки и большие глаза, в которых светилась жизнь. Ее маленькое стройное телосложение в комплекте с миленьким личиком выглядело просто очаровательно. Пусть она и уступала Е Шуй Яо в той несравненной атмосфере, но все же была настоящей красавицей.

И что больше в ней привлекало, так это сильный мальчишеский дух, который невозможно было встретить у девушек благородного происхождения, а вместе с ним дерзость и упорство. Войдя в класс, Е У Чэнь моментально заметил ее присутствие. Ее взгляд, направленный на Е У Чэна, просто невозможно было игнорировать. Тот возбужденный и страстный взгляд… казалось, будто волк впился взглядом в беззащитную овечку.

— Хорошо, и почему же ты протестуешь? – спросил Е У Чэнь. От ее пристального взгляда он даже забоялся смотреть ей в глаза.

— Потому что я многое хочу тебе высказать!

— … И как тебя зовут?

— Меня зовут Чжугэ Сяо Ю! – ответила девушка с нескрываемым восторгом. Ведь это первый раз, когда она заговорила с Е У Чэном, она прямо ликовала от радости.

«Чжугэ Сяо Ю», — услышав это имя, Е У Чэнь едва сдерживал порыв поскорее сбежать отсюда.

В тот раз, сойдясь с Линь Сяо в поединке, Е У Чэнь привлек слишком много внимания и стал чуть ли не самой аппетитной добычей для всех незамужних девушек столицы. Бессчетное число посланников из разных семей приходили с предложением брака, но, конечно же, им всем отказали. Предложение брака со стороны девушки уже неслыханное дело, а если бы они продолжали даже после отказа, то это уже было бы верхом наглости. Да и эти девушки потеряют свое лицо, если продолжат настаивать даже после отказа. И поэтому, та шумиха вокруг Е У Чэна в настоящий момент уже полностью утихла. Даже более настойчивые девушки сдавались после второго раза, правда, за исключением одной особы… Чжугэ Сяо Ю из клана Чжугэ.

Ее отец Чжугэ Сяо Ю каждые день как минимум раз приходил в клан Е. Вначале он выглядел веселым и жизнерадостным, но после каждого раза становился все угрюмее и угрюмее. Причина же, по которой он каждый день навещал клан Е естественно заключалась в том, чтобы выдать свою дочь замуж за Е У Чэна. Сначала он был полон энтузиазма, но в конце уже чуть было не на коленях умолял Е У Чэна. Генерал Чжугэ участвовал во многих битвах, одолевал многих врагов и триумфом возвращался обратно. Он был эталоном настоящего храброго война. Но даже такой храбрый воин как он, полностью отбросив свою гордость, каждый день приходил в клан Е, отчего можно было понять насколько страшной была его дочь.  

В тот день, Чжугэ У И сказал Е Вэю:

— … Характер моей дочери Сяо Ю уж слишком упрямый, и неважно что бы я ни сказал, она никак не желает принимать поражение. Ей всегда нравилось силой получать то, что она получить не в состоянии. Генерал Е, прошу тебя, попроси своего сына принять мою непутевую дочь… да хотя бы в качестве любовницы! Иначе она скоро замучает этого старика до смерти…

И вот он наконец встретился с этой Чжугэ Сяо Ю. Сейчас она казалась Е У Чэну милой девушкой, и вроде бы вовсе не выглядела как проблемный ребенок.

— И о чем же ты хочешь спросить меня? – поинтересовался Е У Чэнь. хотя он и знал, что эта девчонка явно не спросит ничего нормального.

— Я хочу узнать, почему ты не берешь меня в жены! – надув губки, несколько раздраженно заявила девушка.

Тишина… абсолютная тишина. Собравшиеся в классе ученики будто окаменели. Хотя почти все присутствующие и более-менее знали о характере этой Чжугэ Сяо Ю и даже почти вся академия была в курсе ее объявления выйти замуж только за Е У Чэна. Но даже так, эта юная девушка в открытую спросила о подобном, что повергло в шок абсолютно всех.

Е У Чэнь не успел ничего ответить, как дверь в класс резко распахнулась, прервав образовавшуюся тишину.

Стоявшим у двери был разгневанный старик с седыми волосами. Позади него с опухшим лицом стоял недавно выброшенный из класса Линь Ю и злобно пялился на Е У Чэна.

Когда Е У Чэнь действительно вышвырнул вон Линь Ю, Хуа Бу Хао понял, что скоро начнутся проблемы. Линь Ю уже привык использовать власть своей семьи и поступать как заблагорассудится, он еще никогда прежде не испытывал такого унижения. Обычно, при виде директора академии, Хуа Бу Хао всегда встречал его с улыбкой на лице, однако же в этот раз он никак не мог казаться радостным. Запаниковав, он быстро вышел вперед и гостеприимно поприветствовал его:

— Директор Линь, позвольте спросить по какому делу вы пожаловали к нам?

Линь Янь даже не удостоил его взглядом и, словно бык на красную тряпку, уставился на Е У Чэна, после чего, оглядев весь класс, с гневной гримасой на лице заорал:

— Что все это значит! С каких это пор в начальном классе рисования появилось столько учеников, немедленно объяснитесь!

— Эй ты, директор Линь! С чего это ты так разорался. Мы всего лишь пришли учиться, что в этом плохого? Да и мы заранее спросили разрешения у учителя Хуа и не нарушили никаких правил, верно я говорю! – Хуа Бу Хао еще ничего не ответил, как совершенно бесцеремонным образом в разговор влезла Чжугэ Сяо Ю. В этой академии и даже во всей столице людей, способных разговаривать с Линь Янем в таком тоне можно было пересчитать по пальцам. 

Все остальные ученики дружно закивали в поддержку ее слов. Пусть на самом деле они и пришли только чтобы поглазеть на Е У Чэна.

Линь Янь нахмурил брови и немного дергано произнес:

— Господин Хуа, оказывается, столько людей пришли сюда специально чтобы полюбоваться вашими навыками. Похоже, что сильно недооценил ваши возможности, и должность учителя начального класса совсем недостойна вашего таланта.

Хуа Бу Хао сильно занервничал от услышанного. Он несколько раз то открывал, то закрывал рот, но так и не смог ничего ответить.

— Господин Хуа. Что произошло с моим внуком? Как так получилось, что на вашем занятии он умудрился получить такие травмы, не будете ли в так добры объяснить это мне?

Линь Янь указал на опухшее лицо побитого Линь Ю. По виду Линь Яня можно было сказать, что он едва сдерживался чтобы не взорваться от переполняющего его гнева.    

— Это…

— Эй! Директор Линь, в правилах академии ясно написано, что в пределах академии учитель обязан рассматривать всех учеников одинаково, неважно из императорской семьи он или же простолюдин, а ученики, в свою очередь, должны беспрекословно подчиняться учителю, в противном случае учитель имеет право наказать его по своему усмотрению. Также учителя не имеют права действовать в корыстных целях. А этот Линь не только не слушал учителя Е, но и мешал ему и провоцировал его, что плохого в том, что учитель Е наказал его? А ты, директор Линь самолично прибежал сюда из-за такого пустяка, разве это не злоупотребление полномочий в корыстных целях? Неужели ты, будучи директором этой академии столько лет, даже забыл самые элементарные правила?

Чжугэ Сяо Ю снова колко высказалась против Линь Яня. Тогда, на турнире, она была свидетелем того противостояния Е У Чэна между Линь Янем. Она не могла не заметить, что Линь Янь пытался отыграться на Е У Чэне за тот раз и естественно вступилась за него.

— Девчонка клана Чжугэ, не вмешивайся в дела клана Линь, — гневно ответил Линь Янь.

— Ох, да ты даже весь клан Линь успел приплести сюда. Позволь мне спросить, это имперская академия небесного дракона или же лужайка твоего клана. Директор Линь, ты, будучи директором академии, злостно нарушаешь правила, я же по доброте душевной хотела предупредить тебя, а ты в ответ начал запугивать хрупкую девушку влиянием своего клана. Ты должен стыдиться своего поведения.

Настроение Е У Чэна сразу улучшилось. Ему постепенно начала нравиться эта забавная девчушка. Что что, а навыки спорить и извращать тему разговора у нее просто поразительны.

Линь Янь ничего не мог противопоставить острому языку Чжугэ Сяо Ю, отчего он тоже решил сменить тему и холодно усмехнулся:

— Учитель Е? – он резко обернулся и вытаращился на Е У Чэна злобным взглядом: — Кто это позволил тебе стоять здесь? Ты получил на это мое дозволение?  

— Ох, это территория директора Линя, и я действительно не имею право стоять здесь без его разрешения. В таком случае, я просто спущусь.

Закончив, Е У Чэнь спокойно сошел с трибуны. Столь покладистое поведение Е У Чэна полностью выбило Линь Яня из колеи, он даже не мог придумать подходящий предлог, чтобы выпустить на него свою злость.

— Ну хорошо, раз уж я послушно подчинился словам директора Линя и перестал изображать учителя, то пора бы перейти к другому вопросу, — Е У Чэнь оглядел Линь Яня оценивающим взглядом, после чего разочарованно покачал головой: — Эх, помнится мне, что на турнире при стольких свидетелях и даже императоре директор академии Линь проиграл мне в споре и пообещал каждый раз при встрече называть меня дедушкой. Неужели директор Линь уже забыл об этом?

Выражение лица Линь Яня моментально исказилось от гнева. Естественно, он помнил об это. Но он даже и представить не мог, что Е У Чэнь вот так вот перед столькими людьми объявит об этом, совершенно не заботясь о его достоинстве.   

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

 

comments powered by HyperComments