Глава 123. День вместе с Лун Хуан Эр. Часть вторая

Вздернув нос, Лун Хуан Эр не собиралась казаться чем-то хуже и начала сосредоточенно ловить рыбу. Мимо нее проплывало довольно много рыб. Очень быстро наметив себе цель, она уже было хотела яростно броситься на нее, но, поскользнувшись из-за неосторожности, великолепно плюхнулась в воду.

Е У Чэнь громко рассмеялся. Промокшая до нитки Лун Хуан Эр, уже больше не держась за платье, с жалким видом вышла из воды и, вытерев лицо, уверенно объявила:

— Хмпф! Я просто была неосторожна. Я ни за что не проиграю тебе!

— Я-то уже поймал две штуки, — с самодовольным лицом Е У Чэнь вытянул обе руки вперед, в каждой из них он держал по карпу, а затем бросил их позади себя и с ухмыляющимся лицом наблюдал за промокшей в воде принцессой, совершенно не беспокоясь о возможности побега пойманных им рыб.

Лун Хуан Эр обнаружила новую цель. Она, крадучись, приблизилась к своей жертве и резко бросилась на нее, и тут… поверхность воды разбрызгалась в разные стороны, а той рыбы уже и след простыл. Лун Хуан Эр от злости затопала ногами, но не сдалась и начала поиски новой цели.

На небе не было ни облачка, и дул мягкий ветерок. Е У Чэнь поднял голову вверх и тихим голосом пробормотал:

— Дождь начинается?

— Поймала! Я поймала ее… Аааа!

Радость Лун Хуан Эр от первой пойманной рыбы продлилась не долго. Скользкая рыба с легкостью вырвалась из ее рук и упала в воду, скорее уплывая отсюда.

— Увааа… Бедная Хуан Эр не поймала ни одной рыбы, и ты не хочешь помогать мне, — наконец-то сдавшись, пожаловалась Лун Хуан Эр с полным обиды голосом.

— Под твоими ногами, большая рыба проплывает, — подсказал ей Е У Чэнь, не поддавшись на фальшивые слезы.

— А? – Лун Хуан Эр поторопилась посмотреть себе под ноги и обнаружила рыбу, что вдвое больше ее ступни. Эта рыба неподвижно лежала у ее ног, выпуская пузырьки воздуха изо рта, будто никуда не торопилась. Лун Хуан Эр осторожно нагнулась вниз и с такой же осторожностью протянула руки, а затем резко набросилась на добычу, на этот раз крепко удерживая ее в руках.

— Я поймала ее, смотри! – радостно ликовала она, и чтобы добыча снова не сбежала, она как можно сильнее замахнулась и бросила ее на берег. Вот только, из-за того, что Лун Хуан Эр приложила слишком много сил в бросок, ее нога опять невольно соскользнула, и она снова плюхнулась в воду. С трудом поднявшись, она весело смеялась, совсем не обращая внимания на боль.

«Эх… как же хлопотно возиться с ребенком. Даже чтобы поймать одну рыбу, я был вынужден использовать силу души», — посмеялся про себя Е У Чэнь и поднялся, держа в руках рыбу:

— А теперь пойдем поедим.

***

На небольшой горе неподалеку от главного тракта… или точнее будет сказать на заросшем травой большом холме. Возле разожженного костра сидела Лун Хуан Эр и с жадностью поглощала вдетую на ветку жареную рыбу. Она никогда и не подозревала, что жареная на огне речная рыба может быть настолько вкусной. Намного вкуснее той роскошной пищи, что ей подавали во дворце и которую она уже терпеть не могла.

— Вкусно? – поинтересовался Е У Чэнь, насаживая рыбу на чистую ветку и кладя ее на огонь.

— Очень, очень вкусно! – у проигравшей столько времени Лун Хуан Эр уже давно урчал живот. К тому же сегодня она веселилась как никогда прежде, отчего у нее не на шутку разыгрался аппетит.   

— Ты действительно невероятен! Даже приготовленная тобой на огне рыба такая вкусная. Будешь ли ты готовить для меня такие вкусности каждый день? – одновременно поедая рыбу, Лун Хуан Эр смотрела на него щенячьими глазами.

С небольшим задором Е У Чэнь ей ответил:

— Хуан Эр, я, как-никак, твой будущий супруг. Разве это не ты должна готовить мне каждый день?

Личико Лун Хуан Эр стыдливо покраснело. Понемногу покусывая рыбу, она едва различимым голосом пробубнила:

— Но ведь… я совсем не умею.

— Даже если не умеешь, можно всегда научиться, — заметив, что от рыбы уже ничего не осталось, и если дальше так пойдет, то она начнет грызть ветку, Е У Чэнь передал ей уже прожаренную рыбу: — Вот, кушай. Так уж и быть, до тех пор, пока моя Хуан Эр не научится готовить, я так уж и быть буду готовить тебе.

Лун Хуан Эр взяла рыбу и игриво высунула язычок, подумав про себя:

«Тогда я никогда не буду учиться готовить, и так я смогу есть приготовленные тобой блюда каждый день».   

Скоро, вторая и третья рыба исчезла в желудке Лун Хуан Эр. Выбросив в сторону кости, она довольно похлопала себя по животу, и только тогда обнаружила, что ее будущий супруг так ничего и не поел. Ей тут же стало немного неловко:

— Это… ты, кажется, ничего не поел.

Вытерев ее ротик своим рукавом, Е У Чэнь с улыбкой ответил:

— Не беспокойся. Ты помогла мне слопать мою порцию, поэтому я совсем не голоден.

Его действия, улыбка и голос – все было таким мягким и заботливым, Лун Хуан Эр начала чувствовать, как что-то подкатывает к горлу, а глаза начали увлажняться. С самого ее детства Е У Чэнь был первый, кто добровольно согласился играть с ней и даже вытер ей губы после еды. Это ощущение тепла, раньше она только мечтала испытать нечто подобное.

Вжух…

Подул холодный ветер. Еще недавно солнечное небо начали застилать возникшие из ниоткуда черные тучи, и вдалеке слышались звуки грома. Е У Чэнь взял Лун Хуан Эр за руку:

— Хуан Эр, дождь начинается. Давай переждем его в том храме.

Стоять на возвышенности в грозу – настоящее самоубийство. Они быстрым шагом добежали до расположенного неподалеку заброшенного храма. И как только они вошли внутрь, сразу же полился дождь. Постепенно дождь все усиливался и превратился в настоящий ливень, сопровождаясь так же усиливающейся грозой.

— Возьми меня на руки, — Лун Хуан Эр вытянула руки. Ее глаза, казалось, светились загадочным огоньком.

Е У Чэнь немедля взял ее на руки и крепко прижал к своей груди, успокаивая ее и нежно гладя по спине.

— Каждый раз, когда начинается гроза, мне всегда становится очень страшно. Даже если рядом со мной служанки, я все равно очень боюсь и ночью не могу заснуть. Но рядом с тобой мне ни капельки не страшно… — обводя круги пальчиком на груди Е У Чэна, тихо прошептала Лун Хуан Эр.

— Я не хочу возвращаться во дворец. Там я всегда чувствую себя одиноко. Не считая отца и старшего брата, все остальные не любят меня и иногда обижают… но я всегда обижаю их в ответ. Только вот отец слишком занят и редко, когда находит свободное время навещать меня, а старшего брата все эти годы не было дома и он мог навещать меня только раз в год…

Старшим братом из ее слов, без всяких сомнений, был Лун Чжэн Ян.

— Ты завтра поиграешь со мной еще? – тихо спросила Лун Хуан Эр.

— Конечно. В ближайшие несколько дней, если ты того захочешь, я буду приходить, и мы вместе пойдем где-нибудь играть, — ласково ответил Е У Чэнь.

— Угу… Почему ты так хорошо относишься ко мне?

— Потому что ты моя будущая супруга. Ты ведь тоже уже согласилась с этим, — ответил Е У Чэнь, ущипнув ее за носик.

— Угу…

Лил сильный ливень, и гроза все не прекращалась. Лун Хуан Эр, прижимаясь к груди Е У Чэна, погрузилась в сон. И даже звуки грозы снаружи не могли потревожить ее сон. Е У Чэнь сидел на полу, прижимая Лун Хуан Эр к своей груди, смотрел на ее спящее лицо и думал о чем-то своем.

В будущем, даже когда Лун Хуан Эр стала первой императрицей в истории и могла каждый день спать в объятиях Е У Чэна, она никогда не забывала этот день. День, когда ее сердце претерпело такие изменения. Также, из-за этого счастливого дня, в будущем она прольет три года горьких слез. Но даже так, она ни разу не сожалела о своем выборе.

***

В это же самое время, Башня грез и тумана.

Шел сильный проливной дождь, но даже так это ничуть не задержало женщину по имени Шуй, одну из слуг Шуй Мэн Чань. За сутки, не останавливаясь нигде по пути, она смогла достичь Секты Императора Юга, а затем вернуться обратно. Полностью промокшая до нитки она предстала перед своей госпожой.

Шуй Мэн Чань взяла переданное ей послание. В нем было написано несколько простых слов: «Ни в коем случае не убивать и не враждовать с этим человеком. Используйте любые средства чтобы переманить его на нашу сторону».

Увидев слова «используйте любые средства», Шуй Мэн Чань невольно напряглась. На ее памяти, ее отец впервые использовал эти слова. Лишь по этим словам можно было понять, насколько важным ее отец счел этого Е У Чэна.

— Ты передала отцу все, что вчера сказал Е У Чэнь? – убрав послание, спросила Шуй Мэн Чань.

— Так точно, не упустив ни единого слова, — ответила женщина.

— Говорил ли он что-нибудь еще?

— Глава долго смотрел на рисунок, после чего написал то послание. А еще велел передать, что Меч Императора Юга для нас важнее всего, и в случае необходимости принцесса может действовать лично, — ответила Шуй. Такая пожилая женщина как Шуй просто не могла не понять скрытый смысл этих слов. 

— Я поняла, можешь быть свобода. Фэн, Хуа, Сюэ и Юэ уже больше нет с нами, они все погибли от рук Тао Бай Бая. Сходи навести их могилы, — медленно сев на стул, спокойно, без всякой грусти или же радости, произнесла Шуй Мэн Чань.

***

После обеда, примерно в три часа дня дождь наконец-то затих. Е У Чэнь отвел Лун Хуан Эр обратно во дворец. Он решил провести последние несколько дней в этом городе вместе с Лун Хуан Эр. Сказанные ей в полусне слова заставили его колебаться, правильным ли был его выбор.

На следующий день, приведя Лун Хуан Эр в начальный класс рисования имперской академии, Е У Чэнь неожиданно для себя обнаружил, что сегодня в классе собралось намного больше людей. В ранее свободном помещении сейчас невозможно было протолкнуться. Большинством присутствующих людей были молодые девушки. Хуа Бу Хао же в растерянности стоял на трибуне, не зная, что поделать. Завидев вошедшего Е У Чэна, он чуть было не со слезами на глазах бросился к нему.

Множество пламенных взглядов сосредоточились на Е У Чэне, отчего ему казалось, будто они пожирали его глазами. Конечно же, были и несколько взглядов, от которых у него пробегали мурашки по спине. С его приходом оживленный класс рисования и вовсе разразился вскриками учеников. Е У Чэнь велел Лун Хуан Эр сесть на свое место, а сам поднялся на учительскую трибуну и затем со спокойным видом произнес:

— С позволения господина Хуа, мне, Е У Чэну, выпала честь на некоторое время занять должность учителя в этом начальном классе рисования. И раз уж вы все пришли сюда, то, должно быть, хотите обучиться техникам изобразительного искусства. Если же нет, то я прошу вас покинуть помещение, а если вы все же пришли на занятие, то пожалуйста успокойтесь и слушайте внимательно, в противном случае, я, как учитель, выставлю вас отсюда.

Никто и подумать не мог, что с милой улыбкой на лице Е У Чэнь скажет столь безжалостные слова, и те, кто пришли сюда специально ради него, даже не знали, что поделать. В шумном классе моментально повисла тишина. Но после недолгого спокойствия, в классе раздалось пренебрежительное замечание:

— Что за надменные слова. Тогда покажи мне, каким образом ты собираешься выставить меня из класса.

Хозяином этих слов был сидящий у стены юноша. На вид он был примерно одного возраста с Е У Чэном. Как только Е У Чэнь переступил порог класса, он сразу же ощутил исходящую от него враждебность и провокацию. И вот таким вот образом Е У Чэнь решил дать ему шанс бросить себе вызов.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments