Глава 122. День вместе с Лун Хуан Эр. Часть первая

— У каждого из вас несомненно есть то, что вам нравится больше всего, и сегодня вы нарисуете это. Пусть это будет человек, вещь или пейзаж, неважно трудно это или нет, возьмите же кисти и нарисуйте это. Если же вы не можете даже нарисовать то, что вам нравится, то обучение рисованию станет полностью бессмысленным. Вложите в картину всю свою душу и рисуйте. Нет ничего страшного, если у вас не получится. Главное – что вы действительно старались.

Е У Чэнь успешно подогрел их интерес. Он вовсе не стал объяснять каких-либо особых техник рисования, не показывал примера и совершенно точно не вынуждал учеников запоминать за ним каждое движение. Все, что он сделал, так это воодушевил и сказал ученикам приложить все усилия чтобы нарисовать то, что им больше всего по душе.

Хуа Бу Хао с раскрытым ртом наблюдал, как обычно тихий и немного угрюмый класс сейчас буквально излучал жизнь, а те ученики, что обычно были строги к себе и полностью соблюдали правила, сейчас с интересом занимались рисованием.

— То, чему вы обучали их раньше – это то, что я называл мертвыми картинами, — Е У Чэнь подошел ближе к Хуа Бу Хао и тихо заявил ему, при этом стараясь не потревожить сосредоточенных учеников: — Все это время вы лишь заставляли их копировать ваш стиль рисования, заставляя их повторять каждое ваше движение. Но вы должны знать, что у каждого человека есть собственный характер и стиль работы. Как учитель, вы должны быть способны заметить сильные стороны каждого ученика и помогать им лучше развивать их. Только поняв свои лучшие качества и отточив их, они смогут быстрее развиваться. Заставляя их повторять за собой, вы только сильнее губите их собственный талант и замедляете их рост. В худшем случае, они и вовсе забудут свою цель и бросят это занятие.

Повернувшись, Е У Чэнь с улыбкой на лице наблюдал за радостными детьми:

— Они так радостно рисуют потому, что они нашли причину, по которой хотят рисовать… сейчас они могут запечатлеть то, что так дорого их сердцу.

Хуа Бу Хао просто не мог не поражаться словам Е У Чэна. У него не было сомнений в правдивости этих слов, ведь радостные дети были неопровержимым доказательством. Всего лишь один урок, и его мировоззрение о системе обучения, которого он придерживался все эти годы, перевернулось с ног на голову, однако же он совершенно не чувствовал обиды. Опустив голову, он стыдливо корил себя:

— Прослушав ваше лекцию, я действительно осознал, насколько до этого был глуп. Оказывается, все это время я, обучая детей, сам же и губил их талант!

— Ну что вы. Пусть на словах развивать сильные стороны каждого ученика и легко, но на самом же деле все очень трудно. К тому же вы за раз обучаете столько детей, отчего сложность увеличивается в разы.

Хуа Бу Хао склонился еще ниже и твердо ответил:

— Нет! Самой большой радостью для учителя является тот момент, когда ученик превосходит его. И раз уж молодой господин Е указал мне верный путь, то этот старик просто обязан пройти по нему. Пусть даже это и будет нелегко, но я не стану ни о чем жалеть.

В просторном классе рисования можно было услышать непрерывные звуки рисования, но не было слышно никаких разговоров. Все сосредоточились на своем деле, не мешая друг другу. И даже неспокойная Лун Хуан эр прямо сейчас увлеченно рисовала. Правда, ее сидячее положение и то, как она держала кисть, оставляли желать лучшего, но все же она тоже полностью сосредоточилась на рисовании. Изредка, своими светящимися глазками, она незаметно поглядывала на Е У Чэна.

«Она ведь не меня рисует?» — невольно подумалось Е У Чэну.

— Учитель, я закончила! – спустя время, выкрикнула девушка, которой Е У Чэнь в самом начале задал вопрос. Даже сама того не осознавая, она назвала Е У Чэна учителем.  Подойдя, Е У Чэнь посмотрел на нарисованную девушкой картину и спросил: — Как ты думаешь, похожа ли твоя картина с образом цветка перьев феникса, который ты представила себе?

— Не похож.

— И где именно они отличаются?

— Ммм… форма цветка хуже, чем у настоящего, листья немного шире и еще… не особо сочетаются.

— Отлично. Раз ты сама смогла увидеть ошибки, то в следующий раз непременно постараешься исправить их, верно?

Девушка тут же уверенно кивнула в ответ:

— Угу! У меня непременно получится! В следующий раз я обязательно нарисую самый прекрасный цветок перьев феникса и покажу его вам!

Убрав старый лист бумаги, она снова начала рисовать на новом чистом листе. Ее выражение было все таким же серьезным и сосредоточенным, не выказывая никаких следов раздражения или же нетерпения.  

Е У Чэнь, стараясь как можно естественнее, обошел весь класс и остановился рядом с Лун Хуан Эр, бросив взгляд на ее мольберт. И тут, его словно поразила молния. Он по-настоящему сожалел, что увидел это…

«Это не я. Это совершенно точно не я» — пронеслось в голове Е У Чэна.   

Лун Хуан Эр тайком посмотрела вперед, но не обнаружила там Е У Чэна. И тут, инстинктивно бросив взгляд назад, она обнаружила стоящего позади нее Е У Чэна с загадочным выражением на лице. Будто испуганный кролик, она быстро прикрыла свой рисунок руками и, немного успокоившись, убрала руки, а затем со скромной улыбкой спросила:

— Я хорошо рисую?

 — Пока не скажу хорошо или нет. Для начала, что ты пыталась нарисовать? – осторожно спросил Е У Чэнь, боясь услышать беспокоящий его ответ. Он уже больше не мог лицезреть это «творчество».

— Конечно же я нарисовала тебя. Потому что я, внезапно для себя поняла, что ты мне нравишься больше всех! – радостно ответила Лун Хуан Эр.

— …

— Принцесса, ответьте мне честно, вам нравится рисовать? – спросил обессиливший Е У Чэнь. вот так вот нарисовать человека, уровень ее навыков просто непостижим для обычного человека.

Лун Хуан Эр подумала немного и честно ответила:

— Не нравится… Но еще больше мне не нравятся уроки этикета, рукоделия и уроки женских обязанностей. Я просто ненавижу их.

— В таком случае, может незаметно сбежим отсюда и пойдем поиграть? – предложил Е У Чэнь. Даже если в последствии Лун Инь взбесится на него, он больше не мог позволить Лун Хуан Эр надругательств над его образом.

У Лун Хуан Эр заблестели глаза, и она чуть было не запрыгала от радости. Е У Чэнь поднес указательный палец ко рту, веля ей не шуметь, подошел к Хуа Бу Хао и сказал ему:

— Господин Хуа, похоже, что сердце принцессы вовсе не расположено к изобразительному искусству, и мы не можем принуждать ее к этому. Интерес – вот самый лучший учитель. Принуждением мы ничего не добьемся. Поэтому я хочу отвести принцессу понаблюдать за чем-нибудь другим и поискать то, что ей придется по душе, а завтра мы вернемся. Если же император отправит кого-нибудь узнать, как идут дела, вам всего лишь нужно будет ответить, что я привел принцессу сюда и через некоторое время мы ушли вместе. Таким образом вам не придется никому лгать.

Хуа Бу Хао было тяжело расставаться, но, услышав, что Е У Чэнь завтра снова придет, он прямо начал сиять радостью и с уважением произнес:

— Как вам будет угодно, молодой господин Е. Я сделаю все, как вы и просили. А по поводу учеников можете не волноваться, теперь я понял, как нужно правильно обучать их.

С этого дня он будет следовать совету Е У Чэна и, обучая детей, также будет поддерживать в них интерес.

Как только Е У Чэнь вместе с Лун Хуан Эр покинули классную комнату, Хуа Бу Хао с поразительной для человека скоростью рванул на трибуну и осторожно забрал, а затем сложил бумажку с именем Е У Чэна, трясясь от возбуждения.

Все сокровища мира меркли по сравнению с этим великолепным именем!

— Куда мы пойдем играть? – Лун Хуан Эр, словно сбежавшая из клетки птичка, радостно ворковала.

— Принцесса ведь никогда не выходила из города, верно? Тогда мы отправимся играть за пределы города.

— Ураа! Правда? Ты отведешь меня туда? Ты ведь не обманываешь меня!

— Конечно. Помимо меня, сегодня ваш отец не отправил больше никого вслед за вами, поэтому даже если мы выйдем за пределы города, об этом никто не узнает, — с улыбкой ответил Е У Чэнь, направляясь в сторону северо-западных ворот. Ощущая радость Лун Хуан Эр, он, неожиданно для себя, почувствовал некое тепло и удовлетворение в своем сердце. Правда, вместе с этим еще и ощущение, будто прямо сейчас он собирался похитить принцессу.

— Ураа! Здорово! Раньше я думала, что ты большой злодей, но сейчас я поняла, что ты, на самом деле, очень хороший… Ты мне нравишься все больше и больше! – прискакивая от радости, произнесла Лун Хуан Эр. Выход за пределы города, для простых граждан это было самым обыденным делом, но для проведшей всю свою жизнь словно птица в клетке принцессы это было чуть ли не мечтой всей ее жизни. Пусть императорская семья и обладала благородством и властью, но на самом же деле имела множество ограничений.

— Шшш! Тише! Будет плохо, если кто-нибудь узнает, что вы принцесса.

Эти двое, словно какие-нибудь воришки, направлялись к северо-западным воротам, по тому же самому пути, по которому несколько дней назад Е У Чэнь впервые пришел в Город Небесного Дракона.

Из стражей ворот, естественно, не было никого, кто бы раньше лично встречался с Лун Хуан Эр, да и к тому же каждый день через ворота проходят бессчетное количество людей, отчего стражники почти что ни на что не обращали внимания, и Е У Чэнь вместе с Лун Хуан Эр беспрепятственно покинули пределы города. Покинув город, Лун Хуан Эр радостно закричала и, будто сама не своя, быстро помчалась вперед.

— Я вышла за пределы города! Я снаружи!

Будто вырвавшись из клетки и получив долгожданную свободу, она любовалась голубым небом и дышала чисты воздухом, искренне веселясь.

Чем дальше они отдалялись от города, тем меньше было видно людей. С того момента, как Е У Чэнь прибыл в Город Небесного Дракона, он впервые пришел в это место.

— Принцесса, куда бы вы желали отправиться?

— Хмпф, мне не нравится, когда ты зовешь меня принцессой… зови меня просто Хуан Эр, — надув маленькие щечки, заявила Лун Хуан Эр.

— Хорошо. И куда Хуан Эр хочет отправиться играть? – рассмеялся Е У Чэнь.

— Неважно куда, лишь бы не возвращаться во дворец, — немного капризно ответила она.

— В таком случае… может пойдем порыбачим? Чуть дальше есть небольшая речка. Когда мы с твоим братом возвращались в столицу, до того, как вернуться, мы остановились там на отдых и ловили рыбу.

— Ловить рыбу? – это несомненно был новый и интересный опыт для Лун Хуан Эр. Она тут же закивала в ответ: — Я хочу пойти! Скорее, отведи меня!

Это была неглубокая и чистая речушка. По глубине она не доходила и до колен взрослого человека. Подойдя поближе, можно было увидеть, как разные рыбы проплывают мимо. Из памяти Е У Чэна, в его родном мире уже практически не осталось вот таких вот мелких ручьев, а в этом же их можно встретить повсеместно.

 В дворце везде были расположены небольшие самодельные пруды с рыбами, однако Лун Хуан Эр впервые своими собственными глазами увидела настоящую речку, а звук текущей воды просто приводил ее в восторг. Ее глаза светились еще более кристально-чистым светом, чем сама река.

Сняв обувь и задрав платье, она с голыми ножками вошла в речку, наслаждаясь прохладным чувством речной воды. Ей еще никогда не было настолько спокойно и приятно. Здешняя атмосфера природы казалась Лун Хуан Эр настоящим раем.

— Ну все, хватит стоять. Мы пришли сюда ловить рыбу. Самая вкусная рыба – это рыба, пойманная своими руками. Неужели Хуан Эр не хочет попробовать собственноручно пойманную рыбу?

Держа в руках все еще трепыхающегося карпа, Е У Чэнь стоял возле берега с вызывающей улыбкой на лице.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments