Глава 120. Возьми меня на руки

— Вот, смотрите еще.

Е У Чэнь поднял с пола и поднес к лицу Лун Хуан Эр расколотый надвое стеклянный шарик. Он сжал кулак, и после того, как снова разжал его, в ладони оказался абсолютно целый шарик, без каких-либо повреждений.

Лун Хуан Эр снова радостно засмеялась и, не сдерживаясь, что есть сил хлопала в ладоши. Ее глаза прямо сияли любопытством, и она взволнованно спросила:

— Покажешь мне что-нибудь еще? Я очень хочу посмотреть!

В их первую встречу, Е У Чэнь оставил порез на ее шее. Было очень больно, и она даже чувствовала, как кровь медленно стекает из раны. Однако же, чуть позже, от раны не осталось и следа. И тогда, любопытство маленькой девочки разыгралось не на шутку, и чтобы узнать этот секрет, Лун Хуан Эр даже переступила свою гордость и назвала его «братиком», но, к сожалению, ответа так и не получила. И поэтому, в ней засела глубокая обида, и она решила отомстить во что бы то ни стало. Вот только, прямо сейчас, Е У Чэнь в очередной раз заманил ее в ловушку, вертя ей словно маленьким животным, а Лун Хуан Эр же и вовсе забыла, что прямо перед ней был ее «злейший враг», которому она поклялась отомстить.

Печаль принцессы заключалась в том, что она ощущала себя словно птица в золотой клетке. Она почти не покидала императорского дворца, а ее жизнь проходила по определенному сценарию, никогда не меняясь. То, что она больше всего желала – так это что-нибудь новое и интересное в этой скучной и однообразной повседневной жизни.

— Хорошо. Ваш отец велел мне сопровождать вас в академию, таким образом я каждый день могу показывать вам что-нибудь новое и интересное. Ох… Нам уже пора отправляться, иначе мы опоздаем.

— Академия? – Лун Хуан Эр в протесте закачала головой, и с надеждой в голосе попросила: — Я не хочу идти в академию. Давай лучше вместе поиграем, хорошо?

— Наказ вашего отца состоял в том, чтобы я провожал вас в академию. Если же вы не хотите идти, то у меня больше нет причин оставаться с вами. В таком случае, я отправляюсь домой, — Е У Чэнь беспомощно пожал плечами и собрался уходить.

— А! Погоди! Да постой же ты! Увааа… ну хорошо, я пойду в академию… — боясь, что это умеющий много веселых вещей Е У Чэнь действительно вот так вот уйдет, Лун Хуан Эр ничего не оставалось, кроме как послушно сдаться.

— Хорошая девочка. В таком случае, отправляемся, — обернувшись, довольно произнес Е У Чэнь.

— Я… я пойду переоденусь, — немного смущенно произнесла Лун Хуан Эр и с легким румянцем на щеках быстро убежала в свою спальню. Пусть Е У Чэнь и высушил ее одежду, но нижнее белье все еще оставалось промокшим.

Е У Чэнь было хотел окликнуть и предупредить ее, но было уже поздно. Бегущая Лун Хуан Эр задела ногой тонкую, почти невидимую нить и чуть было, запнувшись, не упала, как сверху, на ее голову рухнул мешок с белой мукой, окрасив ее в белоснежный цвет.

Лун Хуан Эр замерла от шока, а затем снова заревела. Она с таким трудом приготовила для Е У Чэна целых шесть ловушек, и к несчастью для себя, сама попалась в четыре из них.

Е У Чэнь уже не знал, плакать ему или смеяться. Подойдя к Лун Хуан Эр, он помог ей отряхнуться от муки и вот уже в который раз устало начал успокаивать ее:

— Все хорошо, не плачь… или мы опоздаем…

Е У Чэнь невольно подумал. Если он и правда через три года возьмет эту Лун Хуан Эр в жены, то действительно ли она станет для него заботливой женой, или же будет простой капризной дочерью, о которой нужно постоянно заботиться?

Провозившись еще некоторое время, Лун Хуан Эр, наконец, переоделась в белое платье. Правда, на ее лице все еще оставались следы недавних слез. Надув губки, она протянула руки к ожидавшему ее уже целую вечность Е У Чэну:

— Понеси меня.

Е У Чэнь внимательно посмотрел на ее лицо и заметил, что Лун Хуан Эр была абсолютно серьезной, после чего отрицательно покачал головой:

— Так нельзя. Принцесса не должна позволять постороннему человеку так просто носить ее на руках.

Принцессу из дворца несут на руках… если это кто-нибудь увидит, то новость об этом тут же разлетится по городу. Пусть он и был ее женихом, но если Е У Чэнь так поступит, то что простые граждане будут думать о императорской семье и самой принцессе.

— Хочу на ручки! Ты вчера нес на руках ту черноволосую сестренку, я тоже так хочу! – упрямо заявила Лун Хуан Эр. Вчерашней черноволосой сестренкой из ее уст естественно была Тун Синь, что вчера, забравшись на него, спала сладким сном. Насколько Лун Хуан Эр помнит, еще никто и ни разу не носил ее так на руках. Отец никогда не брал ее на руки, а о скончавшейся сразу после родов матушки она и вовсе ничего не помнила.

— Это другое. Она дорогой мне человек, а вы принцесса.

— Но ведь… ты мой будущий супруг. Так сказал отец, да и я уже согласилась. Поэтому ты должен взять меня на руки!

— Нельзя.

— Если ты не согласишься, то я пожалуюсь отцу.

— Хорошо, можете идти жаловаться прямо сейчас.    

— Ты… ты всегда обижаешь меня! Если ты не возьмешь меня на руки, я зареву прямо здесь!

Эта маленькая принцесса может начать заливаться слезами только по одному своему желанию, а в следующий миг сделать вид, будто ничего и не бывало. Е У Чэнь уже отлично усвоил это. Если она действительно захочет заплакать, то из ее глаз тут же потоком польются слезы. Е У Чэнь все же решил сдаться и, подойдя к ней, ответил:

— Хорошо, но только один раз. И чтобы нас никто не увидел.

— Угу! Скорее возьми меня на руки!

Лун Хуан Эр торопливо согласилась, боясь, что Е У Чэнь передумает. Встав на носочки, она, не переставая, дергала Е У Чэна за край одежды не в силах больше ждать.

Е У Чэнь наклонился и, взяв ее за попку, прижал Лун Хуан Эр к своей груди. Ее тело оказалось на удивление мягким и теплым. Было очень приятно обнимать ее словно мягкую игрушку.

— Ну теперь-то вы довольны, — прижимая Лун Хуан Эр к себе, произнес Е У Чэнь.  

Лун Хуан Эр положила свою голову Е У Чэну на плечо, наслаждаясь приятным и теплым ощущениям его тела. Она ничего не сказала в ответ и с закрытыми глазами продолжала тихо прижиматься к нему, будто засыпая.

— Ты и правда очень хороший… С этого дня всегда носи меня на руках и играй со мной, хорошо? – Лун Хуан Эр неосознанно обняла Е У Чэна еще крепче и тихим голосом пробормотала.

Е У Чэнь не знал, что ответить и мог лишь притвориться, будто ничего не слышал.

— Со мной раньше никто не играл. Все они либо боялись меня, либо просто не обращали внимания. Это место слишком большое, но я постоянно одна. Старшие братья постоянно заняты, а сестры не хотят общаться со мной, отец тоже очень редко навещает меня. А среди остальных, нет никого, кому бы я действительно была бы нужна. Ты же… будешь играть со мной, правда?

— …

— Ты сводишь меня поиграть снаружи, хорошо? Отец редко когда позволяет мне выходить наружу. А я еще ни разу не покидала пределов столицы. Я всегда хотела поиграть снаружи, за пределами столицы. Ты можешь… взять меня туда… ладно?

— …

В полной тишине, Е У Чэнь так и продолжал стоять молча, ничего не отвечая. Спустя время, Лун Хуан эр тоже перестала задавать какие-либо вопросы. Е У Чэнь опустил голову и заметил, как принцесса прижалась к его груди и заснула. Изредка, от нее можно было услышать тихие всхлипы.

— Еще один бедный ребенок, которому недостает любви, — тихо вздохнул Е У Чэнь.

Ребенок один живет в таком большом дворце. Глубокими ночами ей должно быть бывает очень страшно. В дождливые ночи, посреди раскатов грома и молний, ей   не к кому даже прижаться. Возможно, это в первый раз, когда она так спокойно спала, чувствуя себя в абсолютной безопасности.

Ребенку без матери всегда будет не хватать той самой теплой материнской любви. А находясь во дворце, без матери и без родных братьев и сестер, даже если Лун Инь баловал ее больше всех, Лун Хуан Эр всегда была одна, и никто никогда по-настоящему не беспокоился о ней.

Неприязнь, что сохранилась у Е У Чэна еще с их первой встречи, сейчас полностью пропала. Он даже начал испытывать слабую вину за все те издевательства, что он проделал с ней. Все пакости, что она творила с людьми, были лишь для того, что хоть как-то скрасить свое одиночество. Можно сказать, это был ее способ защитить себя.

Е У Чэнь медленно прошел дальше и открыл дверь в личные покои принцессы, а затем аккуратно положил ее на кровать.

Понаблюдав еще некоторое время, развернулся и уже собрался уходить, как…

— Не… не уходи.

Услышав зовущий его голос, Е У Чэнь повернулся и обнаружил проснувшуюся принцессу.

— Ты сказал, что будешь провожать меня в академию. Если ты будешь вместе со мной, то я согласна ходить туда каждый день, — произнесла Лун Хуан Эр. Как только пропало то приятное и теплое чувство спокойствия, она сразу же открыла глаза.  

— Хорошо, — с улыбкой ответил Е У Чэнь и, подойдя к кровати, взял ее на руки и дошел с ней так до самого выхода, после чего опустил ее на пол и уже взял ее за руку.

Будучи самой престижной академией в стране, в имперской академии небесного дракона существовало множество самых разных факультетов. Начиная с боевых искусств и магии, а также музыкальных и изобразительных искусств, заканчивая направлениями по этикету, политике, военному делу и даже кузнечеству. И на каждом направлении, пусть оно даже самое незначительное, преподают самые талантливые учителя, уже успевшие прославиться в этом деле. Имперская академия небесного дракона также никогда не подводила ни затраченных на нее средств, ни поддержки со стороны императорской семьи, и каждый год из нее выпускались поистине талантливые личности. В Стране Небесного Дракона закончить обучение в имперской академии считалось достижением, которым стоило гордиться.

Конечно же, Лун Хуан Эр, поступившей сюда еще в девятилетнем возрасте и до сих пор не закончившей обучение даже самому простому этикету, гордиться было нечем. Во время выпускного экзамена, имперская академия небесного дракона не давала никому никаких преимуществ или поблажек. Этим исключением не стали даже члены императорской семьи. Таков был строгий указ императора.  

Вот уже второй раз, когда Е У Чэнь приходит сюда. И это место, несомненно можно назвать отправной точкой его пути. А первой ступенькой для достижения его цели стал Линь Сяо.

Охрана в имперской академии небесного дракона очень строга и никогда не пропустит на территорию постороннего. Но, похоже, что Лун Инь вчера уже о всем позаботился, и поэтому Е У Чэна пропустили внутрь без всяких проблем. Каждый раз, когда Лун Хуан Эр приходила сюда, она была угрюмей тучи, но на этот раз она была необычайно довольной, болтая без умолку всю дорогу. Она была настолько счастливой, что даже не захотела садиться в паланкин, и вот так вот всю дорогу шла пешком вместе с Е У Чэном.

Каждое направление обучения имело начальный, средний и высший класс. Ну а в случае, если в одном классе было слишком много учеников, то класс делился на несколько отдельных групп. В последнее время Лун Хуан Эр решила выбрать рисование, но после того, как весь напор прошел, она практически больше ни разу там не появлялась. И если даже и приходила, то только когда у Лун Иня было свободное время, и он мог лично приводить ее. И Е У Чэнь вместе с Лун Хуан Эр, естественно, пришли в начальный класс изобразительного искусства. 

Как только они вошли в классную комнату, несколько десятков взглядов тут же впились в Е У Чэна. Среди них присутствовали как любопытствующие, так и провоцирующие взгляды, однако же не было ни одного удивленного и непонимающего взгляда. Похоже, что все уже знали о его прибытии вместе с принцессой и принимали его за ее жениха, который решил сопровождать ее во время учебы. Среди учеников были как юноши, так и девушки. Все они были примерно одного возраста, поскольку все поступают на начальный класс примерно в одном возрасте.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,  

comments powered by HyperComments