Глава 117. Уничтожение убежища

Как только Е У Чэнь удалился, Шуй Мэн Чань резко вскочила со своего места. И одновременно с этим две черные тени появились рядом с ней. На их лицах можно было увидеть явную злость и гнев.

— Принцесса, неужели они действительно… — спросили две девушки с бледными лицами. Все слуги Шуй Мэн Чань были сиротами и с самого детства привязались друг к другу. Для них, новость о смерти их подруг была сродни грому среди ясного неба.

— Вы немедленно отправляйтесь к Демонической башне и проведите тщательное расследование. И помните, ни в коем случае не входите в Демоническую башню! – приказала Шуй Мэн Чань, стараясь сохранить хладнокровный голос.

— Есть! – две девушки по имени Лэй и Фэн тут же ответили и умчались на полной скорости.

Е У Чэнь вместе с Нин Сюэ прогуливались по городу, одновременно совершая покупки. Они купили множество разных туфель, носков и нижнего белья для Тун Синь. Естественно, все белье было исключительно черного цвета. Природа силы Тун Синь были элементы тьмы и смерти, полная противоположность свету и жизни. После той неожиданной догадки, Е У Чэнь множество раз пытался проверить Нин Сюэ, но так и не обнаружил каких-либо следов присутствия внутренней энергии. Она ничем не отличалась от простой юной девочки.

И в этот самый момент, в резиденции клана Е, не зная, что Е У Чэнь отсутствовал, Е Чи очень некстати постучался в его комнату.

— Молодой господин, вас зовет к себе хозяйка.

Спустя время, не дождавшись ответа, Е Чи снова постучал в дверь и прокричал:

— Молодой господин, хозяйка велела передать, чтобы вы явились к ней.

Наслаждавшаяся теплой ванной Тун Синь наконец обратила внимания на нежданного гостя и в раздражении выпустила против него свою жажду убийства.   

И вдруг, Е Чи будто оказался посреди вечной мерзлоты, по его спине потек холодный пот, а сам он

задрожал от страха. Казалось, будто кровожадный монстр наблюдал за ним из тени, отчего он испытал страх приближающейся смерти.

Е Чи бросило в дрожь, и он, словно мертвый, распластался на полу. Затем, внезапно, будто в приступе сумасшествия, он, что есть мочи, рванул подальше от этого места. Лишь убежав на расстояние более десяти метров, он наконец перестал ощущать то ужасное присутствие. Бледный, словно смерть, Е Чи с сильной отдышкой рухнул на землю. Его сердце колотилось, готовое выпрыгнуть из груди. Он ощущал себя так, будто только что пережил настоящий кошмар наяву.

По этой причине, Е Чи слег с тяжелой болезнью на целых три дня.

А настоящая виновница всего этого Тун Синь невинно игралась с водой в пруду. На ее лице была самая настоящая чистая и невинная улыбка. Любой видевший ее сейчас ни за что бы не предположил, что эта маленькая девочка является ужасающей Девой Кары Небесной, чье имя вселяло ужас в жителей этого мира.

Вернувшиеся Е У Чэнь и Нин Сюэ, неожиданно для себя, обнаружили полумертвого Е Чи, лежавшего на земле. Его лицо было бледным как у мертвеца. Сперва Е У Чэнь неслабо удивился, но быстро понял в чем дело. И ему ничего не оставалось, кроме как позвать Е Ба, чтобы тот унес Е Чи отдыхать. Даже человек с такой крепкой психикой как Е У Чэнь впервые при виде глаз Тун Синь испытал невообразимое чувство страха, что уж говорить о Е Чи.

На Континенте Небесной Поры не было человека, способного сравниться с Тун Синь в жажде убийства, потому как ни один человек в этом мире не смог бы убить столько же людей, сколько убила она.

И вот так, Дева Кары Небесной стала девочкой по имени Тун Синь и осталась жить вместе с Е У Чэном, став его острым клинком. И даже вернув свою память, эта божественная дева более не сможет расстаться с этим человеком, чей силуэт глубоко отпечатался в самой ее душе.

******

Башня грез и тумана.

Вернувшиеся девушки со слезами на глазах и дрожащим голосом в подробностях рассказали Шуй Мэн Чань все, что они видели собственными глазами.

Множество следов крови, оружие Тао Бай Бая и мечи, выкованные в Секте Императора Юга, а также огромная бездна, в которую они не могли поверить – все это доказывало правдивость слов Е У Чэна. Тао Бай Бай, как и их друзья, несомненно нашли здесь свой конец.

— Все действительно настолько ужасно?

— Верно. Судя по земле, та яма образовалась совсем недавно. К тому же… она действительно настолько огромна, что совершенно не видно дня. Оставить после себя такие разрушения, в нашей секте на такое способен только глава. Атака такого уровня с легкостью сотрет Тао Бай Бая в порошок, — сдерживая слезы, доложила Лэй. Вот так вот, неожиданно потерять сразу четверых подруг, что были им как сестры. Девушки едва сдерживали свои разбушевавшиеся чувства.

— Принцесса, я подозреваю… подозреваю, может ли быть, что это Е У Чэнь убил их вместе с Тао Бай Баем, когда использовал свой артефакт! Иначе, почему мы не смогли найти их тела! Возможно, слова Е У Чэна о том, что он похоронил их… были для отвода глаз! – выкрикнула Юнь, сжав зубы от горечи. Причина, по которой они все поверили в историю Е У Чэна про «мощный артефакт» заключалась в том, что помимо этого варианта, они даже не представляли, как еще Е У Чэнь смог бы нанести такой чудовищный урон. Она не могла простить тех, кто убил дорогих ей людей.  

Шуй Мэн Чань помолчала, но быстро покачала головой в опровержение:

— Для него нет никакой выгоды поступать так. Он смышленый человек, и у него вовсе нет никакой вражды с нами. Он бы не стал делать что-то, что в итоге испортит с нами отношения.

Вот только, она не произнесла самую главную причину. Даже если Е У Чэнь и сделал что-то, то ради Меча Императора Юга, они будут вынуждены закрыть на это глаза. Секта Императора Юга может отказаться от чего угодно, но Меч Императора Юга был всем для них. Они могли не бояться никакой внешней угрозы, за исключением той, что мог принести им Меч Императора Юга.

— Лэй, Юнь, немедленно передайте моему младшему брату, чтобы он как можно скорее отправился уничтожить логово Тао Бай Бая – контору убийств! Никто не должен выйти оттуда живым!

Столь жестокие и кровожадные слова вырвались из уст этой прекрасной девушки. И даже так, она все равно казалась такой мягкой и невинной.

— Слушаемся!

Пусть эти двое и хотели отомстить за своих товарищей собственными руками, но могли лишь смириться с этим. Ведь не было ничего важнее их миссии по защите принцессы.

Спустя неделю, по всей Стране Небесного Дракона начали ходить слухи о том, что контора убийств была уничтожена подчистую всего за одну ночь. Еще некоторое время после этого, неслабые волнения ходили по всем странам. Все могли лишь гадать, насколько огромной организация должна быть, чтобы быть способной на такое.

Таким вот образом, Е У Чэнь воспользовался Сектой Императора Юга, чтобы уничтожить нацелившуюся на него контору убийств, при этом не потратив со своей стороны каких-либо усилий.

Ну а что насчет Лун Иня… Е У Чэнь явно был не тем типом людей, что просто так прощают долги. Тем более, если это касалось его жизни. Вот только, еще не время убивать Лун Иня. Если он сейчас умрет, то так и жаждущая вторгнуться Страна Ветра непременно сделает свой ход, воспользовавшись моментом смуты в стране. Таким образом, спокойная жизнь Е У Чэна будет разрушена, а это точно не то, чего он желает. Конечно же, Лун Инь останется жить только на время, да и к тому же… Е У Чэнь не против прямо сейчас забрать с него небольшие «проценты».

******

Резиденция клана Е.

Каждый день, перед сном Е У Чэнь купал Нин Сюэ в ванной. Это уже у него в привычку. Он никогда не испытывал чувство желания или же похоти при виде обнаженного тела Нин Сюэ. Все, что он испытывал к ней была самой настоящей чистой любовью. Нин Сюэ была самым дорогим сокровищем для Е У Чэна. Это чувство вовсе не было родственной любовью или же любовью к противоположному полу. Это было чувство взаимной привязанности, рожденное из связи двух душ, что никогда не исчезнет.

Когда все прочие презирали и обижали Нин Сюэ, и когда она нуждалась в помощи больше всего, Е У Чэнь был единственным, кто протянул ей руку и пообещал защищать ее всю жизнь. 

Когда жизнь Е У Чэна висела на волоске, это Нин Сюэ была той, кто, рискуя жизнью, вернула его назад.

Ну а с Тун Синь, у него были совершенно иного рода чувства.

Е У Чэнь заботливо раздел Нин Сюэ и опустил ее в бочку с теплой водой, ну а Тун Синь… она со сверкающим блеском в глазах быстро скинула с себя всю одежду, и пока Е У Чэнь все еще стоял в изумлении с раскрытым ртом, она с плеском прыгнула прямо в воду, совершенно не обращая внимания на то, как соблазнительно она выглядит перед ним. Впервые искупнувшись в теплой ванне, ей неожиданно полюбилось это приятное чувство.

С огромным трудом Е У Чэнь отвел взгляд, а затем и вовсе отвернулся, зажав нос рукой. Как только обнаженное тело Тун Синь предстало перед его взором, неудержимый поток крови забурлил в его теле. Даже впервые увидев голую грудь Хуа Шуй Жоу, Е У Чэнь не испытывал столь сильного желания.

Эта маленькая девочка обладала не только ужасающей силой и кровожадностью, но и притягательностью, способной свести любого мужчину с ума. Е У Чэнь с трудом мог представить мужчину, который смог бы справиться с шармом Тун Синь, когда она немного подрастет и полностью расцветет как девушка.

— Сюэ Эр, помоги твоей сестренке Тун Синь вымыться и переодеться, после чего позовешь меня, — закончив давать указания, Е У Чэнь быстро покинул свою комнату и вышел наружу проветриться и охладить свои нервы.

Нин Сюэ непонимающе склонила голову набок, издав миленькое «А?», затем, плескаясь в воде, радостно произнесла:

— Сестренка Тун Синь, братик сказал, чтобы я помогла тебе помыться.

Бочка была достаточно большой, чтобы две маленькие девочки свободно плескались внутри и не ощущали дискомфорта. В области груди Нин Сюэ все еще была ребенком и только начинала развиваться, но у Тун Синь уже были более-менее сформировавшиеся формы. Две нежные выпуклости груди, от одного их вида у Е У Чэна спирало дыхание. Ее белая кожа, контрастируя с угольно черными волосами, казалось белой, словно парное молоко, и ничуть не уступала Нин Сюэ.

Прохладный вечерний ветер отлично прохлаждал Е У Чэна, его бурлящая от возбуждения кровь также постепенно успокаивалась. Внутри комнаты доносились радостный смех Нин Сюэ и звук плескавшейся воды. Посмеявшись про себя, Е У Чэнь невольно подумал, что теперь звание любителя маленьких девочек тесно закрепится за ним.   

Он поднял голову и посмотрел наверх. В ночном небе виднелся полумесяц. Еще несколько дней и снова будет полная луна. Наступит ли тот кошмар опять?

Вот уже десять дней, как Е У Чэнь прибыл в Город Небесного Дракона. За эти десять дней произошло действительно множество вещей. Вот только для себя он сделал не так уж и много. Большинство своего времени он старался разрешить проблемы клана Е, которые не смог решить настоящий старший сын клана Е, чью личность он позаимствовал. Еще несколько дней, и колеса его судьбы закрутятся с новой силой.

— Братик, я уже помогла сестренке Тун Синь вымыться!

Е У Чэнь полностью сбился со счета времени, погрузившись в раздумья, как тут из комнаты донесся голос Нин Сюэ. Она, вспомнив, как братик мыл ее, тщательно протерла каждую частичку тела Тун Синь, одновременно радостно смеясь, будто игралась с куклой.

Е У Чэнь зашел в комнату и, обнаружив, что Тун Синь уже снова одела свое черное платье, вздохнул с облегчением. Пусть Тун Синь и явно было больше двадцати лет, а если его догадка была правдой, то и больше сотни лет, но даже так ее внешность оставалась как у маленькой девочки. И если он действительно когда-нибудь не сможет сдерживать себя и опорочит ее… то всю оставшуюся жизнь его будет съедать чувство вины. 

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments