Глава 114. Бездонная бездна

Расплескавшаяся кровь была повсюду: на клинке Небесной Кары и на руках Тун Синь. Все ее тело было запачкано кровью.

От увиденного, трое оставшихся девушек впали в настоящее отчаяние. В битве с Тао Бай Баем они готовы были пасть в бою, вместо того, чтобы трусливо показывать врагу спину. Однако сейчас, перед лицом этой маленькой девочки они могли думать лишь о бегстве, у них не возникало никакого желания вступать в бой. У каждого человека есть собственные пределы, которые он способен вынести. От Тун Синь они испытали страх, что превосходил человеческое понимание, отчего у них не возникало даже мысли о сопротивлении.

Вот только, к сожалению, сбежать они не смогут. Тун Синь им просто не позволит этого.

В следующий миг, практически одновременно головы еще двух девушек отделились от тела. Она даже не почувствовали удара, у них даже не было шанса издать полный ужаса предсмертный вопль.

Последняя оставшаяся девушка по имени Сюэ резко отступила назад, но, запнувшись, упала на землю. Она хотела немедленно встать и бежать, но не могла. Ноги вовсе не слушались ее и продолжали трястись от страха. Силы полностью покинули ее тело. Ей оставалось лишь изо всех сил ползти вперед в надежде убраться как можно дальше от этого монстра. Обернувшись, она встретилась взглядом с этим монстром, и в следующий миг она почувствовала, как ее тело разрывает изнутри.

Ее тело разорвало на мелкие части, и кровавый дождь с ошметками тела оросил землю.

Один мастер небесного ранга и еще четверо духовного ранга высшего уровня, в любой стране их бы считали одними из сильнейших, чей уровень можно достичь только в мечтах, вот только сейчас все они полегли от рук Девы Кары Небесной. Среди них не было ни одного целого трупа, а последнюю девушку и вовсе разорвало на куски.

Она убила их всех только по одной причине – потому, что они были людьми.

Свежая кровь, предсмертные крики, страх и отчаяние – вот, что она любила больше всего.

Прямо сейчас, Тун Синь с головы до ног была покрыта кровью. Ей вовсе не было противно, наоборот, она прямо светилась от удовлетворения и счастья. Прошло уже целых двадцать лет, наконец она смогла снова насладиться этим прекрасным чувством убийства людей.

Лицо Е У Чэна было бледным как мел. Если бы он изо всех сил не старался сдержать рвотный порыв, то уже весь его обед вышел бы наружу. Избавившись от всех, довольная Тун Синь побежала в сторону Е У Чэна, словно возвращающийся после игр домой ребенок.

— Не подходи ко мне! – нахмурившись, гневно прокричал Е У Чэнь.

Тун Синь тут же остановилась. От столь гневного выкрика улыбка исчезла с ее лица, и теперь ее лицо выражало растерянность и беспокойство. Не понимая, в чем она провинилась, Тун Синь была крайне подавлена, а на ее глазах появились капельки слез.

— Я ненавижу кровь… Ни при каких обстоятельствах не приближайся ко мне, когда ты вся запачкана кровью.

Тун Синь будто испытала настоящий шок. Она в панике осмотрела все свое тело: руки, ноги –  вся она была покрыта кровью. В растерянности, она с силой пыталась стереть следы крови с рук об свое платье, далеко отбросив свой любимый кинжал, с которым никогда не расставалась. Но, как бы она ни старалась, следы крови никак не хотели стираться с ее рук. Под давлением страха и обиды на ее глазах стали наворачиваться слезы.

Злость Е У Чэна постепенно сходила на нет. Он мог понять чувства Тун Синь. Для нее, убийство уже стало инстинктом. Она вовсе не понимала, что на самом деле творит зло, и даже не знала, почему же она вообще должна убивать. И вот так она и стала тем, кем является сейчас – жестокой и беспощадной Девой Кары Небесной.

Вздохнув, Е У Чэнь сам подошел ближе к ней и мягким голосом произнес:

— Тун Синь, стой и не двигайся.

Со слезами на глазах, Тун Синь стояла неподвижно и жалобным взглядом смотрела на него.

Е У Чэнь вытянул руки вперед, и на его ладонях засветился синий огонек. И тут, вся влага в округе начала собираться над головой Тун Синь, проливаясь дождем вниз и омывая все ее тало.

Тун Синь осторожно протянула ладоши, и вода постепенно начала набираться в них. От освежающего чувства дождя Тун Синь заулыбалась искренней улыбкой. Закрыв глаза, она наслаждалась этим приятным чувством омывающего дождя.

Спустя некоторое время, Е У Чэнь убрал руки, вместе с этим прекратился и дождь. А на теле Тун Синь больше нигде не оставалось следов крови. Открыв глаза, Тун Синь осмотрела свои руки и тело и, не обнаружив следов крови, она радостно бросилась в объятия Е У Чэна, совершенно не заботясь о промокшей насквозь одежде, и изо всех сил начала тереться об него словно маленький котенок.

— Хорошенько запомни, Тун Синь. С этого дня, за исключением случая, когда твоя, моя или же жизнь дорогих тебе людей окажется в опасности или же без моего согласия, ты больше не должна убивать. А также ты должна скрывать свою истинную силу. Тебе понятно?

Все еще прижимаясь к груди Е У Чэна, Тун Синь подняла голову и с видом, будто обдумывая его слова, простояла еще какое-то время. Наконец, все поняв, она послушно закивала головой.

— Даже если тебе придется убить кого-нибудь, ты не должна позволять крови попасть на тебя, в противном случае я не стану больше обнимать тебя, — Е У Чэнь мягко улыбнулся и так же, как и Нин Сюэ, взял Тун Синь на руки. Добрая улыбка Е У Чэна полностью прогнала поселившиеся в сердце Тун Синь страх и тревогу. Она радостно заулыбалась и изо всех сил обняла его и, словно кошка, начала нежно лизать шею и лицо Е У Чэна своим маленьким непослушным язычком. Для Тун Синь, столь непривычное и загадочное чувство было намного приятнее чем убийство людей.

Перед глазами Е У Чэна предстал настоящий ад. Бросив один взгляд на это зрелище, Е У Чэнь тут же отвернулся в сторону. Причина, по которой Е У Чэнь ранее не остановил Тун Синь от убийства, заключалась в том, что он изначально не собирался оставлять кого-либо из них в живых. Все потому, что он не мог позволить кому-либо узнать о том, что Дева Кары Небесной покинула Демоническую башню. Поскольку она была сильнейшим козырем против его врагов.

Он не только должен избавиться от них, но и не должен позволить кому-либо вообще обнаружить их трупы. В противном случае, если Секта Императора Юга начнет расследование, то, возможно, обнаружит какие-нибудь следы. Е У Чэнь не мог позволить существовать даже малейшей возможности попасть под подозрение.

— Тун Синь, ты можешь сделать здесь большую яму и закопать в ней тела тех, кого ты только что убила? – сдерживая порывы рвоты, Е У Чэнь указал на заполненный трупами участок.

Немного подумав, она наконец поняла смысл слов Е У Чэна и утвердительно закивала головой, после чего выпрыгнула из его объятий и вот так вот осталась парить над землей. Она сложила руки вместе, и в ладонях начал образоваться сгусток черного света, в следующий момент она махнула руками, и этот плотный черный сгусток энергии устремился прямо вниз.

Произошел огромный взрыв, и земля вся затряслась как после землетрясения, из-за чего Е У Чэнь чуть было не стал глухим калекой. Ему потребовалось довольно много времени, чтобы восстановиться. А снизу Тун Синь – в этот момент, уже не было видно никаких трупов. Все, что там было – так это огромная, более чем десяти метров в ширину, яма.

Подбежав к краю, Е У Чэнь почувствовал, как у него сперло дыхание. Внизу ямы было черным-черно и не было видно дна. Это была поистине бездонная яма.

На такое не способны даже около десяти килограммов взрывчатки, что он закопал здесь поблизости. А Тун Синь сотворила такое лишь одним взмахом руки. Казалось, для нее не было ничего более простого. И раз уж здесь образовалась эта пропасть, то это также значит, что недавняя атака полностью стерла с лица земли этот участок, будто тут ничего и не было.

Е У Чэнь еще раз устрашился чудовищной силы Тун Синь. И тут, парящая Тун Синь начала постепенно опускаться. Ухватившись за шею Е У Чэна, она таким образом повисла на нем, после чего подняла голову и посмотрела на него ожидающим взглядом, будто выпрашивая похвалы.   

— Угу, хорошо постаралась, — взяв Тун Синь на руки, произнес Е У Чэнь.

Довольная похвалой Тун Синь широко заулыбалась и начала старательно тереться о тело Е У Чэна, будто намереваясь втереться в него полностью.

«Идеально… Даже слишком идеально. Такая огромная яма, чем мы будем ее закапывать?»

Ну, раз уж нечем, то и закапывать не стоит. Е У Чэнь заново закрыл каменную дверь Демонической башни и стер все следы открытия. Закончив, он вместе с Тун Синь направился в сторону Города Небесного Дракона. Пусть девочка и была босой, но ни острые камни, ни грубая земля даже не способны поцарапать ее. Но даже так, Е У Чэнь все равно не мог позволить маленькой девочке пройти такой длинный путь босиком и поэтому решительно взял ее на руки. Все же она выглядела как самая обычная маленькая беззащитная девочка.

И вот так, перед Демонической башней непонятно откуда появилась огромная яма. В будущем, по слухам эта яма была могилой сильнейшего убийцы Тао Бай Бая. а сама яма же была итогом использования божественного артефакта.

******

В это же время в императорском дворе Страны Небесного Дракона.

— Не хочу! Не буду! Я не хочу выходить замуж! – изо всех сил топала ногами и кричала обиженная принцесса Фэй Хуан. Казалось, еще немного и она от злости начнет швырять во всех подручные предметы.

Будь вместо нее кто-то другой, то Лун Инь бы уже давно не выдержал и гневно закричал. Но лишь на нее одну он никак не мог по-настоящему разозлиться, и все, что ему оставалось – так это успокаивать свою дочь с кривой улыбкой на лице:

— Хуан Эр, на этот раз я нашел тебе великолепного избранника. Нет никого лучше него во всей нашей стране и не предвидится еще как минимум десятка лет. Да и к тому же, ты еще пока юна, поэтому я и сказал, что брак будет только через три года.

— Я не буду! Я вообще не хочу выходить замуж! – громко протестуя, стояла на своем Лун Хуан Эр.

— Такого я позволить не могу!

— Я никогда не буду выходить замуж!

— Как императорская семья, мы не должны брать свои слова назад!

Поняв, что капризами ничего не добиться, Лун Хуан эр решила сменить тактику:

— Отец… я еще так мала! Неужели отец больше не любит Хуан Эр? Увааа… бедная Хуан Эр… матушки больше нет рядом, теперь и отец прогоняет меня прочь… Увааа… Я не хочу больше жииить!

Эта маленькая девчонка приплела сюда даже свою почившую мать. Лун Инь быстро запаниковал и стал быстро успокаивать ее6

— Не нужно плакать, Хуан Эр. Отец любит тебя больше всех, неужели ты не веришь своему отцу? Давай поступим так, сейчас мы с тобой сходим посмотреть на него. Может быть, он тебе даже очень сильно понравится. 

Вместе с этими словами, на лице Лун Иня промелькнула еле заметная ухмылка.

Лун Инь знал, как справиться со своей дочерью. Та быстро прекратила лить крокодильи слезы и, шмыгая носом, тихо ответила:

— Угу, Хуан Эр хочет посмотреть.

В своей голове она быстро начала перебирать множество способов, как же именно ей расправиться с этим женишком. Для такой избалованной и привыкшей поступать как захочется принцессы брак был по-настоящему ужасным событием.

Лун Инь прекрасно понимал свою дочь и знал, о чем она сейчас думала. Все так, как и предполагал Е У Чэнь. Эта помолвка Лун Иню нужна была лишь для отвода глаз. По его плану, Е У Чэнь не то, что три года, он и до завтра не доживет.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments