Глава 103. Лун Инь, клан Линь

— Благодарю тебя, генерал Хуа, — Е Вэй подошел к Хуа Чжэнь тяну и искренне поблагодарил его, в его голосе было слышно настоящее уважение. Сегодня он узнал совершенно новую сторону этого старого генерала. Пусть и нарушившего свое слово, но в то же время благородного Хуа Чжэнь Тяня.

— Ахахахаха! Если моя дочурка сможет выйти замуж за твоего мальчишку, то даже простои я здесь на коленях три дня и три ночи, это того бы стоило! Твой мальчишка такой один. Я, Хуа Чжэнь Тянь, в своей жизни еще не пасовал перед кем-либо, но этот мальчишка полностью покорил меня. И даже только что я по собственному желанию позволил ему использовать меня. Пусть даже он и использовал меня, но во мне нет ни капли гнева или же возмущения, мне только еще больше стал нравиться этот парень. Братишка Е, то, что у тебя есть такой сын — это действительно благословение небес клану Е. – Хуа Чжэнь Тянь радостно рассмеялся и чистосердечно поздравил Е Вэя.

— Генерал Хуа, ты преувеличиваешь, — пусть Е Вэй и сказал «преувеличиваешь», вот только гордая улыбка никак не хотела сползать с его лица. Е Вэй сразу же понял, почему Е У Чэнь смог с такой легкостью заполучить Хуа Шуй Жоу и при этом совершенно не волноваться о помолвке между кланом Линь. Ведь Е У Чэнь прекрасно знал, что Хуа Чжэнь Тянь ради счастья дочери добровольно пойдет на конфликт с Лун Инем и со всем кланом Линь и непременно добьется разрыва помолвки.

— Сам ты, мать твою, преувеличиваешь. Может голова у меня и не особо варит, но взгляд у меня наметанный. Да и посмотри на себя, у тебя настолько довольное лицо, что аж скоро засветится, хмпф! – Хуа Чжэнь Тянь раздраженно проворчал.

— …

Хуа Чжэнь Тянь повернулся лицом к покрасневшему от злости Линь Чжану:

— Братишка Линь, уж прости меня.

— Хмпф! Я сегодня себя неважно чувствую, прошу гостей возвращаться обратно! – произнес Линь Чжань, сдерживая гнев. Еще в недавно переполненном гостями зале сейчас же остались только Е Вэй, Хуа Чжэнь Тянь, Линь Чжань, а также сидевший в одиночестве и молчавший Линь Сяо.

— Раз уж генерал Линь неважно себя чувствует, то нужно побольше отдыхать. И лучше в ближайшие несколько дней не злиться по пустякам и поберечь нервы. Будет настоящим несчастьем для нашей страны потерять такого великого генерала. В таком случае, я, пожалуй, откланяюсь, — Е Вэй поклонился для виду и вышел вместе с Хуа Чжэнь Тянем. Не успели они выйти, как из зала раздался звонкий звук бьющейся посуды.

Е У Чэнь вышел из главных ворот клана Линь и сразу же заметил стоящий неподалеку богатый с виду паланкин. Его губы непроизвольно скривились в злодейской улыбке. Показав жестом стражникам, стоящим рядом и пропахших порохом, ничего не говорить, он быстро раздвинул шторку паланкина и запрыгнул внутрь, оставив так и не понявших что произошло стражников.

Все это время тихо сидевшая и переживавшая Хуа Шуй Жоу неслабо перепугалась и чуть было не закричала. Но от ставшего за последние несколько дней таким родным ароматом юноши, ее сердце мгновенно успокоилось, а тело само невольно прильнуло ближе к нему:

— Ты… ты перепугал меня.

— Ты боишься даже собственного будущего супруга, моя маленькая Жоу Жоу такая трусишка, — улыбнулся Е У Чэнь, прижимая ее к груди.  

— Не называй меня маленькой Жоу Жоу, я уже совсем немаленькая, — тихим голосом запротестовала Хуа Шуй Жоу, все же сегодня был ее шестнадцатый день рождения. В этом возрасте девушки уже могли выходить замуж.

— Вот как? В таком случае позволь мне проверить.

Рука Е У Чэна непослушно спускалась вниз и ухватилась за упругую грудь девушки. Массируя грудь, Е У Чэнь заявил:

— Действительно, моя маленькая Жоу Жоу уже совсем немаленькая. Еще несколько лет и станет еще больше.

Хуа Шуй Жоу слегка вздрогнула и непроизвольно прижалась еще плотнее к Е У Чэну, взволнованно моля:

— Нас… могут увидеть.

— Не волнуйся, кроме меня, никто не увидит.

Хуа Шуй Жоу понимала, что ее протесты не возымеют над ним никакого эффекта, да и она сама вовсе не собиралась противиться его посягательствам. И только прижавшись сильнее, с красным от смущения лицом, она нежно спросила:

— Теперь мы можем пожениться?

— Угу. Твоя помолвка с Линь Сяо уже расторгнута. Император лично расторг ее, — Е У Чэнь непринужденно ответил. И конечно же, он вовсе не собирался говорить ей каких трудов это стоило ее отцу.

Тяжелый груз, мучивший ее все это время, наконец-то спал с ее сердца. От переполнявшей ее радости и счастья Хуа Шуй Жоу широко улыбнулась и, набравшись смелости, сама прильнула губами к щеке Е У Чэна, после чего словно перепуганная мышка зарылась лицом в его груди.

Е У Чэнь коснулся того места, куда его поцеловала Хуа Шуй Жоу и невольно улыбнулся. Для этой девушки нужно собрать всю свою храбрость чтобы совершить такой поступок… или возможно, что за эти несколько дней она стала немного раскрепощенней по его вине.   

— Вот только император выдвинул ответное условие.

— А? Какое условие? – взволновалась Хуа Шуй Жоу. Она прекрасно понимала насколько сложным было разорвать ее помолвку.

— Условием было перенос нашей свадьбы на три года. Все потому, что император уже обручил меня с принцессой Фэй Хуан, а наша с ней свадьба состоится через три года. Чтобы показать влияние императорской семьи, я должен сначала взять в жены принцессу, а после этого уже других девушек, — подробно объяснил Е У Чэнь.

— Три года… если я смогу выйти за тебя, я готова прождать сколько угодно, — волнение Хуа Шуй Жоу быстро спало, и она снова прильнула к его груди. А по поводу свадьбы с принцессой Хуа Шуй Жоу и вовсе не стала расспрашивать. Для столь покладистой девушки как Хуа Шуй Жоу естественно знать, что нужно чтобы еще сильнее понравиться мужчине, и конечно же, она понимала, о чем стоит и о чем не стоит спрашивать или же обращать внимание.

— Но ты ведь будешь постоянно навещать меня эти три года? – робко спросила Хуа Шуй Жоу.

— Естественно буду. Как же я смогу не навещать мою маленькую Жоу Жоу.

— Угу…, — тихо ответила Хуа Шуй Жоу и таким же тихим голосом спросила: — А та сяо, которую я подарила тебе… она все еще у тебя?

Е У Чэнь порылся внутри своей верхней одежды и скоро извлек изумрудного цвета короткую сяо:

— Это ведь первый подарок, который мне подарила моя ненаглядная Жоу Жоу, конечно же я постоянно ношу ее при себе.

Хуа Шуй Жоу вытянула руку, но не к сяо, а наоборот, сжала руку Е У Чэна и словно во сне произнесла:

— Тогда ты… сможешь каждый день приходить и учить меня играть на сяо? Тогда мы бы смогли…  

Е У Чэнь аж вздрогнул от неожиданности от такого ответа и чуть было не выронил из рук музыкальный инструмент.

«Женщины этого мира, что, все так сильно зациклены на сяо?»

— Это… давай я научу тебя после того, как мы поженимся, —  нервничая ответил Е У Чэнь.

— Почему после свадьбы? – надувшись, спросила Хуа Шуй Жоу.

— Потому что после того, как мы поженимся, мы постоянно будем вместе, и я смогу целыми днями обучать тебя, даже если тебе это и наскучит…

Хуа Шуй Жоу озадаченно подняла голову и посмотрела Е У Чэну в лицо. Сама не зная почему, в этот момент она ощущала сильное волнение при разговоре с ним.

-В таком случае не должна ли ты уже нежным голоском назвать меня «дорогой»? – коснувшись ее лица, с улыбкой произнес Е У Чэнь.

Похлопав глазами, она смущенно опустила голову и тихим, почти неразличимым голосом произнесла:

— Дорогой…

***

Никто из пришедших гостей и подумать не мог, что сегодняшний банкет в честь официальной помолвки Линь Сяо и Хуа Шуй Жоу окончится таким вот образом. И даже немного боявшиеся такого развития члены клана Линь были по-настоящему шокированы. А слуги клана под таким напряжением работали словно перепуганные мыши, боясь сделать что-то не то и таким образом вызвать гнев хозяев.

И в этот самый момент «больной» Линь Чжань стоял на коленях перед Лун Инем и почтенно, даже не шелохнувшись, внимал каждому слову императора.

— Если бы твой клан Линь и клан Хуа смогли бы породниться. Это был бы самый лучший итог. Но даже так, не согласись я сегодня, Хуа Чжэнь Тянь этого бы так просто не оставил. Да и он действительно был предан мне всю свою жизнь и пожертвовал очень многим ради императорской семьи и народа. Это был первый раз, когда он что-либо просил с такой настойчивостью, откажи я ему, и тогда бы уже меня бы стали считать мелочным и недальновидным правителем. Мне ничего не оставалось, кроме как согласиться, но все же мне удалось отсрочить эту свадьбу на три года. Посему Е У Чэна необходимо устранить. У меня с самого начала от него плохое предчувствие, да и я ни за что не могу позволить объединению клана Е и клана Хуа, он просто обязан умереть!

После слов Лун Иня на его лице отразилась еле заметная жестокая ухмылка.

Лун Инь обвел взглядом молча стоявшего на коленях Линь Чжана и со вздохом произнес:

— Клан Е совершил множество подвигов для нашей страны, а мои действия действительно слишком жестоки по отношению к ним. Вот только в истории множество примеров того, как императорскую семью свергали подданные, которым император доверял больше всего. Я просто не могу позволить существовать такой угрозе рядом со мной. Если клан Е действительно решит восстать, ни клан Хуа, ни твой клан Линь ничего не смогут ему противопоставить, да и мне будет очень трудно их остановить. Влияние Е Ну в армии поистине огромно, по одному его зову восстанет огромная миллионная армия, готовая расстаться со своей жизнью. Как я могу быть спокойным в такой ситуации. И именно по этой причине я из тени поднял твой клан Линь, чтобы вы мешали клану Е, таким образом отвлекая их внимание.

— Я знаю, о чем ты думаешь. Можешь не волноваться, после того, как я подчиню себе клан Е, я ни за что не стану поступать так с твоим кланом. Ведь больше половины членов твоего клана являются моими людьми, и даже если вы надумаете восстать против меня…

Линь Куан вздрогнул от этих слов и в страхе как можно искренне и почтительнее произнес:

— Ни в коем случае! Я ни за что не выступлю против вашего высочества! Если бы не ваше высочество, то и не существовало бы никакого клана Линь. Ваше высочество наш настоящий хозяин. Я до самой смерти буду верен вашему высочеству и благодарить вас. Даже если вы прикажете мне умереть, я не скажу и слова против!

Лун Инь кивнул в ответ и с довольным видом добавил:

— Я прекрасно знаю о твоей верности, в противном случае не стал бы поднимать твой клан. Вот только за все эти годы твой сын и внуки, не начали ли они подозревать что-либо?

Линь Куан торопливо закачал головой:

— Абсолютно невозможно! То, что клан Линь принадлежит вашему высочеству, за всю свою жизнь я ни разу даже не упоминал об этом. Следуя вашему приказу. Пред смертью я лично передам об этом своему сыну, а он перед своей смертью лично передаст Сяо Эр… клан Линь будет вечно служить императорской семье и никогда не посмеет предать вас!

— Отлично. Ты все это время был моим самым доверенным человеком, и я уверен, что ты не станешь разочаровывать меня. В последнее время клан Линь испытывал столько унижений, и все это по вине Е У Чэна. Раз он столь отчетливо противостоит клану Линь… то, возможно, кое-что понял, — хмурясь, произнес Лун Инь.

Линь Куан замер в удивлении и огорошено залепетал:

— К… как такое возможно. Несколько десятков лет об этом даже помыслить никто не мог, такой желторотый мальчишка как он…

— Желторотый мальчишка? – Лун Инь холодно усмехнулся: — Будь он обычным желторотым мальчишкой, думаешь я стал бы так волноваться о нем? Ты знаешь, что я испытываю к нему с того момента, как впервые увидел его?

— … — Линь Куан не осмелился ответить.  

— Это страх! Он заставил меня испытать настоящий страх!

— Это…

— Именно поэтому он должен быть уничтожен! – скрепя зубами ответил Лун Инь. Вот только он никак не мог прилюдно казнить его, и даже из тени не мог выдать приказ на убийство Е У Чэна, боясь, что попадет под подозрение. Ведь за Е У Чэном стоит не только клан Е, но и его учитель Бог Меча. И чтобы отвести от себя подозрения, Лун Инь всяким образом хвалил и восхищался Е У Чэном, дал ему множество привилегий и даже обручил с принцессой.

— Он унизил весь мой клан Линь, я тоже жалею, что не могу разорвать его в клочья собственными руками, — добавил Линь Куан.

— Еще немного. Тот нанятый мной убийца уже должен был прибыть. Неважно насколько умен и талантлив этот мальчишка, он ни за что не сможет уйти от преследования лучшего убийцы. Какие бы трюки он ни использовал, перед лицом подавляющей силы все это просто бесполезно, — уверенно произнес Лун Инь с коварной ухмылкой на лице. Как только лучший убийца Тао Бай Бай возьмется за свою цель, он будет преследовать ее до самой смерти. Е У Чэнь сможет выжить, только убив Тао Бай Бая. Но это просто невозможно.   

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

 

comments powered by HyperComments