Глава 101. Разрыв помолвки. Часть первая

— Хахаха, Братишка Линь, поздравляю тебя! В этот раз мы с моим непутевым сыном слишком торопились и поэтому не смогли приготовить надлежащий подарок, великодушно прошу прощения за это, — Е Вэй подошел к Линь Чжану с искренней улыбкой на лице, Е У Чэнь так же мило улыбался и, подойдя к Линь Чжану, учтиво поклонился.

— Ахахахаха! – Линь Чжань, в свою очередь, также довольно рассмеялся: — Не нужно быть таким учтивым, братишка Е, я очень рад, что ты смог прийти сегодня, прошу проходи!

Если бы все заранее не знали об их отношениях, то могли бы и подумать, что эти двое настоящие друзья, которые прошли вместе огонь и воду. Гости не могли сдержать восхищения перед их выдержкой. Все же недаром они оба принадлежат влиятельнейшим кланам страны, их актерское мастерство просто идеально. Только стоит посмотреть на их улыбку, и сразу все становится понятно.

— Генерал Е, а также… господин У Чэнь, прошу внутрь, — вежливо поприветствовал Линь Сяо. Вот только «господин У Чэнь» Линь Сяо произнес немного странным голосом. Сегодняшний, одетый во все торжественное Линь Сяо, находись он в каком-нибудь людном месте, то сразу же смог бы поразить сердца бессчетного количества девушек.

— Просто идеальное смазливое личико, — непроизвольно вырвались из губ Е У Чэна те самые слова, какими когда-то точно также описал его Линь Сяо.

— Господин Линь Сяо, я поздравляю тебя от всего сердца, хехехе, — Е У Чэнь намеренно понизил голос и коварно засмеялся.

Из-за чего сердце Линь Сяо забилось сильнее, а на душе стало еще более неспокойно. С трудом улыбнувшись в ответ, он отвел взгляд от Е У Чэна и отправился встречать других гостей. Благородные больше всего опасаются тех, кто, не гнушаясь средствами, уводят их любовь. Всеми известную поговорку «Благородный не уводит чужую любовь» можно перефразировать и по-другому: «Если ты не благородный, то можешь уводить чужую любовь».

Е Вэй и Е У Чэнь только заняли свои места, как несколько выглядящих как ученые людей быстро собрались вокруг них. Все эти люди, которых восхваляли как гениев, прямо сейчас вели себя очень скромно и просили Е У Чэна научить их секретам своего мастерства, а также льстили сидящему рядом Е Вэю о том, насколько гениален его сын. А еще больше среди них было тех, кого дома замучили собственные дочери с просьбами о помолвке с молодым господином клана Е, и прямо сейчас они, отбросив свою гордость, всеми силами старались представить своих дочерей в самом выгодном свете.

И тем, кто сильнее всех запал в память Е У Чэна, был мужчина, который чуть было не упал перед ним на колени – Чжугэ У И. Ранее он был в прямом подчинении Е Ну, и именно Е Ну был тем, кто, в свое время, позаботился о нем, и не было никого, кого бы Чжугэ У И уважал так же, как и Е Ну. Его имя также было хорошо известно в армейских кругах. У него была дочь по имени Чжугэ Сяо Ю. и по словам этого горе-отца, его дочурка уже на всю столицу заявила, что не выйдет ни за кого, кроме молодого господина клана Е. Каждый день, когда ее отец дома, она своим громоподобным голосом требует у него помолвки с кланом Е, и даже когда посланники клана Е лично приходят с отказом, ее это нисколько не успокаивает, из-за чего этот генерал Чжугэ У И испытывает постоянную головную боль. К тому же, эта бунтарская девчушка также заявила, что если клан Е так и будет продолжать отказывать, то она самолично вторгнется в резиденцию клана Е.

Потерять голову от влюбленности для девушки довольно нормальное поведение в любом из миров. Е У Чэнь так и оставался сидеть с непроницаемым лицом. По его мнению, такое увлечение пропадет само по себе с течением времени и непрерывных холодных отказов.

Вот только он и представить не мог, насколько же сильно он недооценил упрямство этой девушки. Отчего в будущем он получит бесстрашную Богиню Битв, по одному только велению которой поле боя обращается морем трупов ее противников, и от имени которой враги отступают без боя.

В это же время, та самая Чжугэ Сяо Ю, так же, как и прочие юные девушки в ее возрасте, находилась в своей комнате с кистью в руках и рисовала на холсте силуэт принца на белом коне. Вот только ее техники рисования оставляли желать лучшего…

— Прибыл его высочество император! Прибыла ее высочество императрица!

После громкого объявления, все гости разом встали со своих мест и прошли вперед чтобы поприветствовать императора. А когда Лун Инь с величественным видом прошел в зал вместе с торжественно одетой женщиной средних лет, все люди в зале немедленно пали ниц и хором произнесли:

— Приветствуем ваше высочество императора! Приветствуем ваше высочество императрицу!

Во всем просторном зале остался стоять только один Е У Чэнь. Он просто слегка поклонился Лун Иню, выражая свое почтение. Своим поведением он сильно выделялся среди остальных.

Стоящая рядом с Лун Инем женщина естественно сразу же заметила его, и в ее глазах тут же промелькнуло удивление. Аура, исходящая от этого человека, а также его выдержка затмевала даже ее племянника Линь Сяо, и даже в такой обстановке он и бровью не повел, отчего она еще раз пересмотрела свои взгляды насчет этого юноши. Пусть она и не встречала Е У Чэна лично, но все же слышала некоторые слухи, отчего и смогла прийти к кое-какому выводу, и после чего гневно прокричала:

— Каков наглец! Даже при виде императора и меня, ты смеешь стоять на ногах!  

Е У Чэнь естественно знал, кем была эта женщина… императрица Линь Сю. Дочь Линь Куана и младшая сестра Линь Чжана.  

Е У Чэнь ответил с улыбкой на лице:

— Е У Чэнь приветствует ваше высочество императрицу. По наставлению моего мастера, я не могу преклоняться перед другими. Его высочество также позволил мне ни перед кем не преклоняться.

— Хохо, императрица, это тот самый Е У Чэнь, о котором ходит столько слухов в последнее время. Он действительно гениальнейший юноша нашей Страны Небесного Дракона. Я самолично позволил не кланяться ни перед кем, — Лун Инь покивал головой, после чего поднял руку и весело продолжил: — Поднимите головы дорогие гости. Сегодня я пришел чтобы поздравить клан Линь, незачем быть столь официальными.

— Благодарим вас, ваше высочество! – гости один за другим встали с колен и снова уселись на свои места. Линь Сю еще раз обвела взглядом Е У Чэна и не стала более ничего говорить.

Линь Чжань подошел вперед и поклонился:

— Ваше высочество самолично пришел поздравить моего непутевого сына, для всего клана Линь — это большая честь. Прошу вас, присаживайтесь. Мой отец захворал накануне, поэтому не может выйти и поприветствовать вас, великодушно прошу прощения за это.

Линь Сяо также подошел вперед и произнес:

— Линь Сяо премного благодарен за ваш визит, ваше высочество. Клан Линь никогда этого не забудет.

Лун Инь весело ответил:

— Я лично благословил вашу помолвку, как я мог пропустить сегодняшний день, — оглядевшись вокруг, Лун Инь с хмурым видом спросил: — О? А разве генерал Хуа еще не пришел?

— Император! Старина Хуа уже пожаловал!

Не успел Лун Инь договорить, как у ворот раздался громкий голос Хуа Чжэнь Тяня, отчего даже показалось, будто штукатурка сыплется с потолка. И даже если бы Хуа Чжэнь Тянь не стал представляться, все бы и так догадались кем был хозяин этого голоса.

Хуа Чжэнь Тянь приближался большими шагами и с гордо поднятой головой, после чего без лишних слов упал на колени:

— Хуа Чжэнь Тянь приветствует императора и императрицу!

— Пожалуйста, встаньте на ноги, генерал Хуа! А? Ваше дочь разве не с вами? – поинтересовался Лун Инь.

Хуа Чжэнь Тянь быстро поднялся и ответил:

— Да, ваше высочество. Просто моя дочурка очень стеснительна и немного боится посторонних людей и поэтому осталась у ворот.

— Ахахахаха! – Лун Инь громко рассмеялся: — Я давно знаю о характере твоей дочери. Но все же сегодня немного другой случай. Она же должна позволить своему супругу посмотреть на себя в день официальной помолвки. Так уж и быть, я сегодня в хорошем настроении, я сам пойду и приглашу ее внутрь, ахахахаха!

Громко рассмеявшись, Лун Инь действительно направился в сторону выхода.

Пойдет приглашать сам? практически все присутствующие не могли поверить своим ушам. Не успели они опомниться, как снова раздался громкий голос:

— Прошу подождите, ваше высочество! Я… ваш покорный слуга хочет вам кое-что сказать!

От этих слов Хуа Чжэнь Тяня у Линь Чжана и Линь Сяо тут же сперло дыхание.

— О? Генерал Хуа, можете говорить, не стесняясь, — Лун Инь повернулся и ответил с веселой улыбкой на лице, показывая всем, что он сегодня действительно в хорошем настроении.

— Ваш покорный слуга сегодня пришел вместе с дочерью вовсе не для помолвки, а для того, чтобы попросить ваше высочество разорвать помолвку моей дочери с Линь Сяо, — не меняясь в лице выложил Хуа Чжэнь Тянь.

В зале тут же повисла гробовая тишина, все гости даже задержали дыхание от этих слов. И все же это произошло. Похоже, это были вовсе не слухи… Вот только все не так просто. Действительно ли император и клан Линь согласятся разорвать помолвку? Да и как Хуа Чжэнь Тянь собирается отвечать за все это?

Часть взглядов перешла с Хуа Чжэнь Тяня на Е У Чэна, вот только он сидел с абсолютно спокойным лицом, будто его это совершенно не касается.

Улыбка быстро пропала с лица Лун Иня, а стоявшая рядом с ним Линь Сю и вовсе исказилась от гнева. Лун Инь холодным голосом произнес:

— Что ты только что сказал, генерал Хуа? Повтори еще раз!

— Я надеюсь, что ваше высочество, а также клан Линь смогут разорвать эту помолвку! – решительно произнес Хуа Чжэнь Тянь.

— Назови мне хоть одну причину для этого! – голос Лун Иня казался все более разъяренным.

— Потому что моя дочь вовсе не любит молодого господина Линь Сяо, я не могу выдать свою дочь за человека, которого она не любит! – произнес Хуа Чжэнь Тянь.

Лун Инь же даже рассмеялся от гнева:

— И это твоя причина? В тот раз я лично был свидетелем той помолвки, почему же ты не был против тогда! Я всегда уважал твою честность и непоколебимость решений, но в этот раз ты меня сильно разочаровал! Мужчина никогда не говорит пустых слов, я еще ни разу не отменял своего решения! Сейчас же ты просишь меня отменить помолвку, хочешь сказать, что ты ни во что не ставишь мою власть, а также гордость клана Линь?

Линь Сю также вопила от гнева:

— Генерал Хуа, мой племянник всегда был общеизвестным гением нашей страны, множество девушек во сне мечтают быть с ним, так чем же он не по нраву твоей дочери! В его возрасте, пусть он и помолвлен, но он все же мог завести себе множество жен и наложниц, но все же ради твоей дочери от отверг каждое предложение от других девушек! Как ты можешь сейчас разрывать помолвку с таким честным и достойным юношей! Думаешь, после этих слов ты еще имеешь права смотреть в глаза императору и Линь Сяо?

Хуа Чжэнь Тянь опустил голову:

— Я знаю, что я виноват перед вами. Но если только ваше высочество согласится с моей просьбой, то я готов понести любое наказание. Я молю вас, ваше высочество!

Линь Чжань весь дрожал от гнева и с силой сжимал зубы, сдерживаясь от крика. Он знал, что раз уж здесь присутствует император, то лучшим выбором для него будет промолчать. Даже несмотря на то, что клан Линь разнес слухи о помолвке почти на всю страну, Хуа Чжэнь Тянь, даже бровью не поведя, сразу заговорил о разрыве помолвки. Неважно каким будет сегодняшний результат, Хуа Чжэнь Тянь уже плюнул ему прямо в лицо.

— Тогда я хочу знать, в кого же влюбилась твоя ненаглядная дочь! – в гневе прокричала Линь Сю.

— Молодой господин Е У Чэнь из клана Е! – Хуа Чжэнь Тянь ответил прямо, ничего не скрывая: — Чувства их обоих уже давно взаимны. Пусть я и бесчестно поступаю перед вашим высочеством и перед кланом Линь, но у меня только одна дочь, и я не могу позволить себе мешать ее любви, поэтому…

— В таком случае ты вот так просто позволишь мне нарушить свое слово? – гневно спросил Лун Инь.

-Нет! Только я здесь виноват, и вся ответственность тоже лежит на мне. Я молю ваше высочество передумать, я буду благодарен вам за это всю жизнь!

— Можешь больше не говорить, — Лун Инь помахал рукой и начал понемногу успокаиваться: — У Чэнь из клана Е действительно выдающийся юноша. Нет ничего странного в том, что девушка испытала к нему теплые чувства. Вот только это вина твоей дочери! Она уже была помолвлена, но все же посмела подумать о другом. Это просто невозмутимо! Если сегодня помолвка будет расторгнута, то доброе имя твоей дочери будет опозорено. Будет опозорено мое имя, а также имя клана Хуа, да и клан Линь из-за этого пострадает не меньше. Я не могу допустить этого!

— Прошу смилуйтесь, ваше высочество! – Хуа Чжэнь Тянь с грохотом рухнул на колени перед Лун Инем, а его голос был все таким же волевым.

— Ты! – Лун Инь указывал на него пальцем, не в силах ничего произнести от злости.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

 

comments powered by HyperComments