Глава 23. Условия найма

Дочь герцога Дана, Крисси Гэйт Влад была хикикомори. (П.П. Острая социальная изоляция)

Оба её родителя были магами ранга В+. Однако у неё не было магического таланта.

В 7 лет дети знатных семей Демонического континента шли в школу. Там они учатся читать и писать, считать, и изучают историю. В 10 лет те, у кого есть магический талант, идут в школу магии. Те, у кого нет таланта, идут в обычную школу.

Издевательства начались, когда юной госпоже Крисси исполнилось 9 лет.

В 9 лет учеников разделяли на классы с учениками имеющие магический талант, и наоборот, в качестве подготовки.

Юная госпожа Крисси была переведена в класс для обычных детей, отдалённо от её трёх друзей детства.

Три месяца спустя она перестала приходить в школу из-за издевательств.

Причина издевательств была в том, что… хоть оба её родителя обладали магическим талантом, юная госпожа Крисси не унаследовала этот талант.

Затем, так как у троих её друзей был талант, она была отделена от них, так что сцена для издевательств была уже установлена.

После этого юная госпожа Крисси стала бояться света и внешнего мира. Даже сейчас, когда ей исполнилось 10 лет, она не ступила и шагу из своей комнаты.

В её комнате была ванна, туалет и кухня, которые были установлены в связи с тем фактом.

У меня начала болеть голова о чрезмерной заботливости Мастера и Мадам.

Я понимаю боль юной госпожи. Но почему они не пытались вытащить её на улицу, а позволили ей жить внутри комнаты как хикикомори…

Но они, конечно же, сами не были довольны самозаточением юной госпожи Крисси.

Видимо они купили меня, чтобы заботиться о ней и стать её сосудом для крови, заботясь о ней.

В отличии от людей в Континенте фэйри и людей, в Демоническом континенте день рождение празднуется до 15 лет.

В 15 они считаются уже взрослыми.

Это словно дети из старших классов, которые перестают получать подарки от Деда Мороза.

Затем на её десятый день рождения они подумали купить ей сосуд для крови в качестве подарка, они встретили работорговца, который посоветовал меня.

Я понравился мастеру с первой встречи, и он купил меня, даже не торгуясь – хоть он и ошибочно принял меня за девочку.

Разумеется, после года на корабле, мои волосы выросли до уровня подбородка, и я почти всегда был в своей кабинке, так что моя кожа была белой. Мои мышцы ослабли, а мои руки стали тонкими, как у девочки.

Если уж говорить честно, то я и в правду выгляжу юным и женственно.

Если учесть всё это, не было удивительно, если бы она приняла меня за девочку, а я бы ничего не сказал.

Мастер, мадам, я, Мэрри, Гиги, и горничная вышли из комнаты Юной госпожи Крисси и пошли обратно в комнату, где мы пили ароматизированный чай.

– Ха-ха-ха-ха! Ты выглядил так мило, так что я думал, что ты наверняка девочка! Ты подловил меня тогда! Ха-ха-ха-ха!

– Эх ты, всегда такой вертопрах.

Мастер и Мадам радостно смеялись, словно они побывали на комедийном шоу.

Я вытерпел боль в своей голове и спросил:

– Но как юная госпожа Крисси могла догадаться, что я мальчик? Хоть больше никто и не смог.

Мадам ответила на мой вопрос:

– Вампиры двигаются и видят лучше в темноте, понимаешь. У этой девочки великолепное зрение даже среди нас. Наверное, так она и догадалась, что ты мальчик, а не девочка, хоть и в платье горничной, у тебя всё-таки мужское тело.

Главный дворецкий Мэрри склонил голову и извинился.

– Я перепроверил документы, и там написано, что у него мужской пол. Тут моя вина, так как я не подтвердил это, бээ.

– Ха-ха-ха-ха-ха! Всё в порядке, в порядке! Это я виноват, что не проверил его, когда изначально покупал его!

– …Я сразу же догадался по запаху.

– Ааась?

Я неожиданно выкрикнул от удивления. Я впервые услышал, как Гиги заговорил. Как я и опасался, у него низкий голос, как у якудза.

Мэрри приподнял бровь после последнего комментария Гиги.

– Тогда почему ты не сказал сразу же, бээ?

– Потому что ты не спросил.

– Гиги, значит, вы не в состоянии сделать работу, пока вас не попросят, бээ?

– Я не делаю работу, которую я не обязан делать. Это обычно вызывает проблемы.

Гиги ответил на саркастическое замечание Мэрри, не изменив выражение своего лица.

Оба смотрели друг на друга некоторое время.

Мадам сменила напряжённую атмосферу.

– Мэрри, Гиги, хватит спорить. Нет смысла искать виновных, когда всё уже сделано. Сейчас мы должны подумать, что мы должны делать с Лютом, разве нет?

– Всё верно. Я вёл себя непристойно перед мастером и мадам, бээ.

– …

Мэрри низко склонил голову в качестве извинения, но Гиги просто молча скрестил руки.

Глаза всех снова уставились на меня из-за того, что сказала Мадам.

Если меня вернут дом работорговли, есть высокий шанс, что меня продадут в проституцию в следующий раз.

Я уж лучше останусь здесь и буду заботиться о юной госпоже и стану её сосудом для крови.

Мои работодатели не похожи на тех, кто холодно будет относиться к своим рабам. Это такое идеальное место для меня. В этом я уверен.

Так как я не хотел возвращаться в дом работорговли, я сделал заявление:

– Пожалуйста, позвольте мне тут работать. Я постараюсь изо всех сил, чтобы юная госпожа открыла мне, в качестве своего сосуда для крови, своё сердце!

– Прошу прощения, но я против. Чтобы мальчик был приставлен к юной госпоже… Во первых, юная госпожа боится Люта. Вполне возможно, что её симптомы станут только хуже из-за него, бээ.

– А я за. По факту, он должен позаботиться о юной госпоже именно из-за того, что он мальчик. – Гиги не согласился с мнением Мэрри.

Мэрри был удивлён, и поэтом быстро спросил его:

– Гиги, вы действительно так думаете?! Вы не видели как юная госпожа была испугана, бээ?!

– Вот почему я думаю, что это нужно сделать. У юной госпоже уже есть друзья её возраста. Ничего не изменится, если у неё появится ещё один друг её пола и возраста. Но что-то может измениться, если у неё появится друг противоположного пола и её возраста.

– Гиги…

Асоциальный Гиги со страшным лицом и отрезанным ухом. Глубоко внутри я дрожал.

Но теперь он выглядел словно ангел с двумя белыми крыльями на его спине.

Мэрри успокоился и кашлянул.

Я понял, о чём думает Гиги. Это ещё большая причина, почему мы должны вернуть Люта, и купить другого раба, который будет соответствовать требованиям, разве нет? Купленный раб будет приставлен к юной госпоже. Мы должны тщательно выбрать подходящую кандидатуру, бээ.

Главный дворецкий Мэрри хотел вернуть меня. Глава охраны Гиги хотел, чтобы я остался. Я не знаю, у кого тут есть юрисдикция, но я хочу, чтобы мнение Гиги было услышано.

И вообще, я хочу в один день сделать шашлык из баранины, так что готовьтесь, Мэрри!

Закончив спорить, Мэрри и Гиги посмотрели на своего мастера, Герцога.

– Хмм, я учту сказанное вами двумя. Так что я сделаю и то, и другое. Я позволю Люту позаботиться о Крисси три дня, начиная с завтрашнего дня, если за это время он справиться с работой сосуда для крови, я оставлю его! Если нет, я отправлю его назад!

– Будет ли всё в порядке? Довольно сложно вернуть деньги за товар под конец периода, и вам не вернут даже половины суммы, бээ.

– Ха-ха-ха-ха! Не бери в голову! Во первых, это была моя ошибка! Если не дать Люту хотя бы шанс, то имя этого джентльмена будет запачкано!

– Рада за тебя, Лют! Постарайся в качестве сосуда для крови Крисси.

– С-спасибо вам большое! Мастер! Мадам!

Я решительно склонил голову.

Хоть и со своими условиями, но похоже, что у меня появился шанс остаться с семьёй Влад. Теперь я сделаю всё возможное, чтобы получить одобрение юной госпожи, я позволю ей выпить моей крови!

Всё ещё в униформе горничной, я получил мотивацию и сжал ладонь в кулак.

Герцог и Мадам смотрели на меня с одобряющей улыбкой, Мэрри был разочарован, а Гиги и горничная смотрели беспристрастно.

Итак, судьбоносные три дня, что решат, останусь ли я в доме семьи Влад, начинаются!

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments