Глава 6. Кайер

Нам потребовалось полчаса, чтобы забраться на двухсотметровую скалу. Надея была способным и уверенным альпинистом. Она идеально размещала крюки, хотя мне они были и не нужны. Как и в битве с Валорнскими солдатами, я чувствовал, что очень хорошо умею лазать по горам. Мои руки сами находили, за что нужно держаться, а мои ноги знали, когда оттолкнуться. Мне даже приходилось сдерживать себя, чтобы не обогнать Надею.

Надея в восхождении взяла на себя роль ведущего, чтобы забивать крючья. Это давало мне возможность прекрасно рассмотреть ее ноги и задницу — пока она маневрировала по скале. Вид ее тела снизу сразу пробудил воспоминания ночи, когда Грейкин проснулся в самый неподходящий момент. Возможно, сегодня ночью у меня появится шанс ее распробовать.

Конюшни были пусты, если не считать нас двоих и ее лошадей. С непринужденной легкостью она залезла по лестнице на стог сена. «Следуй за мной, человек», — ее голос был соблазнительным мурлыканьем, и контролировал мое тело, не хуже чем вожжи контролируют лошадь.

Ветер на вершине каньона переносил запах сухих джунглей, который я ощущал своим носом. Затем, по скале, этот запах падал на долину внизу. Я посмотрел вниз, на джунгли под нами. Казалось, расстояние было бесконечным, как будто зеленый океан окаймлял границу планеты где-то за пределами моего взора. Я не видел раньше такого пейзажа, но запах в воздухе и чувство выполненного долга, проникшее после восхождения в мои руки и ноги, были мне знакомы.

Я обернулся, чтобы рассмотреть джунгли на вершине каньона. Они казались более плотными, чем те, которые были внизу. Через листву не было проложено ни одного прохода. Был только шестиметровый промежуток, отделявший край скалы от зеленого клубка растений. Мы собирались проверить, можно ли по этому краю пройти на запад, а затем на север. Если это окажется слишком сложно, то нам нужно будет найти способ пройти через стражников. Благодаря еде, воде и путешествию, я чувствовал себя гораздо сильнее, но мне просто повезло с теми восемью на поляне. Убить сорок человек для нашей группы было невозможно.

«Давай пройдем по краю», — сказал я Надее, когда она закончила привязывать веревку. Она посмотрела на меня через плечо, и вновь поднялся ветер. На ветру я мог почувствовать запах ее соленого пота. Я вообще не потел, однако запах ее кожи и ветер пробудили во мне воспоминания. Голос мужчины.

Ветер и Вода это две стороны одного и того же элемента. Они оба врезаются в землю и разбивают ее на мельчайшие частицы энергии. Земля и Ветер создают Огонь, Земля и Вода создают жизнь.

Я покачал головой, чтобы стряхнуть паутину, и снова сфокусировался на звуке биения сердца Надеи.

«Хорошо. Но нам нужно вернуться как можно быстрее», — я подумал, что она сказала именно это, пока я устанавливал катушку с веревкой, которую притащил на вершину скалы.

Мы отошли на шесть метров от края, а затем пошли на запад, в сторону основной дороги, ведущей через каньон. Если нам повезет, то гребень будет свободен от деревьев еще несколько миль на север. Тогда мы сможем безопасно вернуться на основную дорогу за постом охраны.

Надея вручила мне бурдюк с водой, и я сделал небольшой глоток по пути. Я попытался отдать бурдюк обратно, но она покачала головой, и развязала свои волосы, перетянув их потуже. Это движение вызвало еще одно воспоминание. Оно было о женщине, красивой, как и Надея, однако с более резкими чертами лица. Ее волосы были темно-каштановыми, а глаза искрились зеленым. Когда воспоминание потухло, я положил бурдюк в свой рюкзак.

Через четверть часа прогулки по краю каньона, мы добрались до границы, где скала делала резкий поворот направо, и шла на север. Другая сторона скалы была на расстоянии примерно двадцати метров. Некоторое время я изучал этот промежуток, и удивлялся, почему я решил, что запросто могу перепрыгнуть через пропасть.

Надея присела и поползла к краю. Я последовал за ней, пытаясь сфокусироваться на задаче, а не на том, как кожаные штаны были обернуты вокруг ее дерзкой задницы. На дороге, расположенной в двухстах метрах под нами, находились две дюжины солдат, облаченных в кремовые и желтые цвета Валорна. Они смеялись и что-то кричали друг другу, но большинство слов были мне непонятны. Я повернул голову вправо, и убедился, что дорога продолжается по крайней мере еще сотню метров, а затем изгибается на восток. Бурая замшелая скала скрывала, куда именно идет дорога, но я предположил, что она будет продолжаться на север до границы с Бриллой.

Осторожно, чтобы не споткнуться о какой-нибудь камень, мы отползли от края. Отойдя на расстояние девяти метров, мы встали и посмотрели друг на друга.

«Пойдем к посту охраны». Я махнул рукой в правую сторону, где каньон изгибался, следуя проложенной дороге. Я хотел получше узнать, сколько охранников сейчас на границе, и сколько времени нам понадобится, чтобы туда дойти.

«Хорошо. Да». Она кивнула. Я улыбнулся ей, и отправился туда, переходя от камня к камню. С юга дул ветер, показавшийся мне бодрящим. То и дело возвышающиеся перед нами скалы выглядели как идущие друг за другом холмы. Затем они уступили место более высоким горкам, которые были похожи на перевернутую чашу, с краем около каньона. Я понял, что хребет на севере идеально подходил в качестве границы. Особенно если через него была только одна дорога.

Через несколько минут дорога свернула вправо, точно так, как я видел ранее. Продолжив путь, я заметил еще несколько выступов в стенках каньона, под нами. Похоже, что дорога постепенно поднималась к нам навстречу. Я перепрыгнул через небольшой, мешающий нам ручей, чей поток холодной воды падал вниз со скалы, точно так же, как на островах в моих снах. Мои ноги просили увеличить скорость, но перед тем, как я смог это сделать, сзади меня окликнула Надея.

Я постепенно замедлил шаг, пройдя по скользкой грязи, мху и тропическим цветам на границе ручья. Она покрылась потом, ей было трудно дышать. Подняв руку, она попросила меня остановиться, и сделав несколько шагов, я вернулся к ней.

«Ты в порядке?»

«Да. Ты слишком быстр. Я за тобой не успеваю». Она улыбнулась и болезненно задышала. «Мы можем отдохнуть?» Я кивнул и дал ей бурдюк, который все еще нес с собой. Она сделала большой глоток и села на камень. Смотря на меня, она пыталась отдышаться. Я взял бурдюк обратно и снова отхлебнул. Затем я наполнил его из ручья.

Когда я вернулся, Надея, похоже, опять была готова идти.

«Теперь ты иди впереди», — сказал я.

«Спасибо», — сказала она, отправившись пробираться через холодный поток воды. Я сделал то же самое, хотя ранее я просто перепрыгнул его не сильно напрягаясь.

После ручья, наш импровизированный путь стал сложнее. Появилось больше скал. Мы прошли метров пятнадцать по голой, грубой земле, которая отделяла густые джунгли от края воды. Вода падала где-то на сто двадцать метров вниз, на дорогу под нами. Деревья впереди начали жаться ближе к краю, и я подумал, что дальше нам придется пробираться через джунгли.

«Я не думаю, что мы проберемся дальше из-за джунглей», — как я понял, сказала мне Надея через несколько секунд после того, как я пришел к такому же выводу.

«Мы можем прорубить себе путь мечом», — попытался сказать я. Возможно я путал слова, но я указал на джунгли, а затем на меч на своей спине. Затем сделал режущее движение. Она на мгновение нахмурилась, а затем задумалась.

«Уже темнеет. Нужно идти обратно». Я понял ее и так, но она еще указала на солнце, на место, откуда мы пришли, и изобразила руками движение, означающее сон.

«Но нам нужно проверить пост охраны». Я указал на свои глаза, а затем вперед — туда, где, как я думал, будет пост охраны.

И опять она нахмурилась, размышляя. Из-за напряженности похода, ее губы стали пухлыми, а влага от пота текла по лицу. Ее тонкая рубашка промокла от пота, и я мог видеть форму мышц ее живота и очертания груди под тонкой коричневой тканью. Я вспомнил наш разговор, произошедший несколько ночей назад, и решил, что будет неплохо провести ночь здесь. Тогда нам никто не помешает.

Я думаю, она заметила, что я любуюсь ее телом. Ее щеки покраснели, а ее хмурое лицо озарилось игривой ухмылкой.

«Хорошо. Еще час, а затем мы вернемся. Да?» Я кивнул, прежде чем отправился в джунгли, прорубаясь через толстую и мокрую листву длинным мечом. Такое обращение быстро затупит лезвие, но прорубать путь голыми руками можно было целую вечность.

В джунглях сильно пахло живностью. Ветер не мог проникнуть в толстое лоскутное одеяло из лоз, деревьев и грязи. Когда я пробирался через ветки, небольшие животные выскакивали, и исчезали в окружающей листве. С тех пор, как я начал свое путешествие, я не видел существ крупнее, чем моя рука, но по доносящимся издалека топочущим звукам, догадывался, что глубже в джунглях обитает и более крупный животный мир.

После часа рубки, мы вышли из листвы на еще одну чистую область, протяженностью около семиста метров. Я знал, что у нас мало времени, но за этим следила Надея. Я не хотел, чтобы наши компаньоны беспокоились, но предпочитал провести ночь наедине с ней. Казалось, что далее, при продвижении на север, каньон выпрямляется, и, похоже, что мы уже подходили к посту охраны. Подойдя так близко к следующим джунглям, как это было возможно, мы подползли к краю.

Оказалось, что мы обогнали сторожевой пост на сотню метров. Он был сделан из крупных бревен и имел два этажа. Пятнадцать бдительных охранников находились около деревянных ворот, а около двадцати путешественников с повозками стояли в очереди, ожидая, пока их пропустят. Я посмотрел направо, и увидел, что дорога продолжается еще по крайней мере 700 метров, а затем превращается в очередной набор горок. Эта часть каньона находилась на высоте всего шестидесяти метров над постом охраны, так что слезать будет гораздо легче.

Я отполз от края и встал около линии деревьев. Надея несколько раз посмотрела в разные стороны, а затем присоединилась ко мне.

«Может мы сможем тут спуститься», — сказал я, и показал на дорогу в Бриллу. Она кивнула.

«Я волнуюсь, как Джессмей перенесет этот подъем».

«Все будет нормально», — сказал я и улыбнулся. Если мы прикрепим веревку наверху, то сможем достаточно легко поднять их на крутой склон.

«Хорошая идея», — сказала она, сначала показав на меня, а потом на мою голову. «Давай возвращаться». Я улыбнулся, чтобы показать, что согласен, хотя на самом деле я был разочарован, что мы вернемся вовремя.

На обратном пути мы еще раз проверили вход в каньон, и увидели, что число солдат увеличилось. Теперь их было почти две сотни. Они шагали аккуратно упакованными шеренгами. Должно быть они знали, что это единственный выход.

«Нам нужно подняться сегодня вечером», — сказал я Надее. Я хотел объяснить почему, но не знал слов. Она кивнула, и мы трусцой побежали к тому месту, где оставили веревку. Солнце должно было зайти примерно через час, а взбираться в ночное время будет слишком сложно. Насколько важна была Джессмей? Из объяснений Поуга, я так и не понял, что такое власть, или кто такой король. Я попытался сравнить это с тем, что знал об Эльфийской культуре, ведь память о ней понемногу возвращалась ко мне, хотя многое было еще в тумане. Я предположил, что она была примерно как вождь или отпрыск вождя. Но судя по количеству стражников, она была гораздо важнее, чем мне сначала казалось.

Надея быстро разместила два больших крюка в камнях, забив их с привычной легкостью, и протянув через них веревку. Затем она привязала веревку к ближайшему дереву, и проверила, как работает эта конструкция, подергав за нее. Она не двигалась с места.

«Попробуй», — сказала она, и вручила мне веревку. Я напряг свое тело, и потянул. Дерево слегка согнулось под действием моего веса, но не треснуло. Я подошел к краю, и приготовился первым идти вниз, пока она проверила более легкую веревку, которая связывала нас, когда мы взбирались на скалу. Быстрым движением она размотала ее, и обернула вокруг своей талии. Затем она кивнула мне, и я начал спуск со скалы.

Мои руки начали гореть, скользя по веревке, когда я оттолкнулся ногами от края и отпустил хватку. Я соскользнул вниз на шесть метров, а затем снова схватился. В дальнейшем я стал контролировать нажим, и стал спускаться с большей точностью. Похоже, что Надея уже делала это ранее, так как была прямо надо мной, и легко держала темп. Веревка привязанная к ее талии проскальзывала через петли, прикрепленные к скале, и издавала мягкий звук по мере спуска.

Внезапно тугой канат над нами ослаб. Я в ужасе смотрел, как верхняя часть нашего троса, которая должна была быть привязанной к дереву, начала скользить.

Это происходило словно в замедленной съемке. Тело Надеи ударилось о скалу, а через долю секунды и мое тоже. Я попытался ухватиться правой рукой, но этом не не удалось. Я промахнулся, и начал падать. Она издала удивленный возглас.

На расстоянии трех метров под нами был еще один выступ, и я попытался ухватиться за край. В этот раз моя правая рука дотянулась, а мои пальцы впились в мягкую породу. Другая моя рука, извиваясь, схватила тело Надеи. Наши руки и ладони, cцепились и удерживали друг друга. Я зарычал от боли, так как весь ее вес прошел через мою левую руку, прошел по плечам, и ударил в правую руку. Все мое тело на секунду онемело, и я понял, что скоро потеряю хватку. К счастью, чувства почти сразу же вернулись, и я продолжал удерживать скалу своей рукой.

Надея висела на высоте девяносто метров от земли, ее правая рука вытянулась, когда она схватила меня. Я думал, что она будет в ужасе, но ее лицо выражало маску строгой решимости. Веревка продолжила падение, пролетев мимо нас, но никто не мог сдвинуться, чтобы ее поймать.

Я посмотрел на вершину скалы, желая узнать, кто обрезал нашу веревку. Но с нее никто не смотрел вниз, желая проверить, удалась ли его работа. Я предположил, что веревку могло зажевать животное, потому что если бы дерево было вырвано с корнем, то натяжение ослабло бы не сразу.

«Кайер», — крикнула Надея снизу, чтобы отвлечь мое внимание от вершины скалы. Я посмотрел на нее, болтающуюся словно рыба на конце моей руки. «Качни меня туда», — она указала второй рукой на крючки в скале. Я медленно подвигал рукой взад и вперед. После первого удара держать ее стало легче. После нескольких качаний она достигла цели, и схватила веревку, идущую с земли вверх через крючки, и возвращающуюся к ней на талию. Она в гневе пробормотала быстрые слова, которые, как я догадался, были проклятиями, которым Поуг пока меня не научил. В отчаянии она покачала головой и начала отвязывать веревку от пояса.

Я потерял счет времени и пытался увидеть хоть какое-то движение на вершине каньона. Потом Надея окликнула меня. Я посмотрел сквозь скалы и листву, и увидел, что она быстро спускается. Она привязала конец веревки к другому крюку, так что все было устойчивым. Я втянул себя на выступ, и подождал, пока она спустится в джунгли. Через минуту она была там, и махала мне.

Быстро взглянув на вершину, я схватил веревку, и проделал свой путь вниз. Своим спуском я потревожил несколько камней, и они упали вниз, издав мучительно громкий звук. Я надеялся, что Надея ушла с дороги.

«Веревка была обрезана», — сказала она с беспокойством и передала ее мне. Веревка действительно выглядела так, как будто была перерезана клинком. «Давай вернемся в лагерь». Я кивнул, и проследовал за ней в густые джунгли. Солнце заходило за скалы, а на нас наползала прохлада ночи.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments