Глава 4. Кайер

Вспышка памяти разбудила меня, и я ахнул. Она была настолько яркой, что на ум стало приходить все больше и больше событий из предыдущей жизни. Я не помнил больше ничего, связанного с этой женщиной. Хотя, она была Эльфийкой. Поуг достаточно рассказал мне, чтобы я догадался, что эти Древние, с которыми он и Надея, собирались меня столкнуть, были той же расы, как и эта женщина. В моих воспоминаниях, люди были их рабами.

Я был ее рабом.

Ночь болталась над нами как тяжелая ткань, разорванная сверкающими реками звезд. Я не узнавал каких-либо закономерностей в их расположении, хотя ожидал большего. Все в этом мире казалось знакомым, хотя и отличалось достаточно, чтобы сбить с толку. Я жаждал своих снов, хоть и знал, что они нереальны. В моем подсознании жизнь была просто прыжками между островами.

Рядом кто-то прочистил горло, и я, перестав смотреть на звезды, опустил свой взгляд вниз. Позади костра была Надея. Мы продвигались через джунгли на север. Это была вторая ночь с того момента, как они пробудили меня. Надея в беспокойстве взглянула на меня, изогнув брови. Казалось, что все, кроме Грейкина, смотрели на меня со смесью страха и жалости. Большой старый человек предпочитал игнорировать мое присутствие.

«Хочешь поесть? Воды?» — прошептала Надея, чувствуя комфорт своего спальника. Я уже пару дней донимал Поуга по поводу языка, и теперь мог поддерживать простую беседу. Должно быть, сейчас ее вахта. Все остальные спали, свернувшись калачиком под легкими одеялами.

В джунглях было горячо и влажно. Мертвые растения и животные перемешивались с голодной землей и мускусным потом. Я заметил небольшие капли пота, катящиеся по спящему лицу Поуга, который лежал рядом со мной. Запах их разгоряченных тел, смешивающийся с запахом джунглей и дымом от огня почти пробудил еще одно воспоминание в моем мозгу. Затем оно пропало, а у меня не осталось энергии, чтобы догнать его в молчащем подсознании.

«Да», — сказал я, привстав. Я всегда испытывал жажду или голод, но сейчас я чувствовал приступ тошноты. Кроме того, еда выматывает меня — поэтому я был готов рискнуть. Если меня и вырвет, по крайней мере я буду хорошо спать. После воспоминания о женщине меня переполняли страх и печаль.

Надея оглянула лагерь, чтобы убедиться, что не побеспокоит спящих, а затем сбегала до наших продовольственных запасов. Она вытащила мешок из вощеной бумаги, открыла его, и дала мне большой кусок сухого соленого мяса. Затем она налила мне воды из бурдюка в оловянную кружку. Я вылез из спальника, и перешел на скалу, поближе к огню, где и принял ее подношение. После того, как я поблагодарил ее, она отвернулась. Я стал изучать оранжевое пламя.

Я грыз мясо, и смотрел на огонь. Мой мозг наполнился воспоминаниями об Эльфийской женщине и о снах о парящих островах. Огонь почти совпадал по цвету с цветом ее волос. Пламя делало жару еще более невыносимой, но без его защиты мы стали бы добычей насекомых или других грозных животных джунглей.

«Все нормально?» — прошептала Надея сквозь огонь. На ее лице, плечах и шее блестели капельки пота, поэтому ее кожа казалось светящейся. Из-за жары, она не носила свои обычные кожаные дорожные штаны и толстую тунику. На ней было только тонкое белье, почти не прикрывавшее гладких форм. У нее были длинные ноги, а ее тело было в тонусе благодаря путешествиям, верховной езде, тасканию грузов и исследованию руин Древних. Ее темно-каштановые волосы свободно падали на плечо, оставляя шею открытой с другой стороны.

Поуг рассказал мне, что она происходила из какой-то королевской семьи, и выбрала свою странную профессию несмотря на то, что могла выбрать все, что пожелает. Он попытался мне объяснить, что означает «королевский», но я не смог понять эту концепцию. Мысль о том, что есть кто-то, кто может решать, по каким законам я должен жить, не говоря уже о его возможно неподходящих для власти наследниках, пробуждала слишком много мыслей в моей памяти, от которых я избавился, когда пробудился. Я не хотел снова чувствовать себя бессильным.

Надея была очень красива, особенно в теплом свечении костра. Глубоко внутри моего живота всплывало чувство возбуждения. Я представил, как мои руки хватают бедра женщины, и притягивают ее ко мне. Мои глаза тонут в ее глазах, и начинается полет фантазии. Я представлял, каковы на вкус ее губы, насколько гладкой будет ее кожа для моих рук, и какие звуки она будет издавать, когда я приведу ее к оргазму.

Я смотрел на нее, и, вероятно, не смог скрыть своей похоти. Когда наши глаза встретились, то у нее перехватило дыхание и покраснело лицо. Ее рот открылся, чтобы снова что-то сказать, но слов я не услышал. На секунду я снова вернулся к женщине в моем сне. Если я правда спал так долго, как они думают, мне нужно удостовериться, что все части моего тела работают как нужно. Мой член пульсировал в штанах, соглашаясь со мной.

Существовали ли какие-то правила этикета, чтобы предложить друг другу пойти в темноту джунглей и ублажить друг друга? Я не мог найти подходящую модель поведения в своих воспоминаниях, и помнил только, как красивая Эльфийская женщина терроризировала меня. Затем я рассмеялся. Я ведь даже не знал, как сказать Надее, что хочу быть ее любовником. Сейчас самой большой проблемой была разница в языках.

«Я чувствую себя хорошо», — ответил я ей, улыбнувшись. Ну, или, по крайней мере, я подумал, что так сказал. Она улыбнулась в ответ.

«Ты устал?» — спросила она, подняв бровь. Сначала я не понял ее, но потом она положила руки под голову, как будто изображала подушку.

«Нет. Голод», — сказал я, положив последний кусочек вяленого мяса в рот, и запив его водой. В последние два дня я ел почти каждый час. Иногда мой живот сводило, и начиналась небольшая рвота, но мой аппетит уравновешивал риск. Хотя я так и не набрал более-менее нормального веса.

«Еще?» Она показала на еду, но я покачал головой. Она выглядела растерянной. «Голоден?»

«Да, голодный», — кивнул я. «Не. Еда», — сказал я с улыбкой, снова смотря на ее тело. Ее глаза широко раскрылись. Я догадался, что она поняла, что я имел в виду, потому что ее сердце забилось гораздо сильнее, чем раньше, и она сделала глубокий вдох.

«Аааа…», — Надея оглянулась на дремлющих товарищей. Она прошептала несколько слов, из которых я понял только «спать». Она пыталась сказать мне, что надо вернуться ко сну, или что ее друзья спят, и нам надо уединиться? Я надеялся, что второе. Ее лицо полыхнуло красным в оранжевом свечении, и я догадался, что она хочет того же. Я встал со скалы, и начал двигаться к ней. Ее рот открылся, но слов не последовало. Своей рукой я собирался вытащить ее из спальника, и обнять. Сначала я поцелую ее полные губы, а затем буду смаковать соленый изгиб ее голой шеи своим языком.

«Хрр! Ааа… Что?» — Грейкин с грубым стоном выкатился из одеяла. Он прищурился, глядя на огонь, и сказал что-то, чего я не понял. Надея прошептала что-то в ответ. Он вздохнул, вылез из спальника, и с рычанием, похожим на рев настоящего медведя, выпрямился. Когда он понял, что я стою, он указал на меня, и что-то сказал Надее. Она ответила, и похоже, что он был удовлетворен ее ответом.

Я сделал оставшиеся два шага в сторону Надеи, и вручил ей пустую кружку. Она кивнула, и ее карие глаза встретились с моими. На ее лице было сложное выражение облегчения, страха, вожделения и разочарования. Я улыбнулся в ответ, и пожал плечами. Поуг сказал мне, что нас ждет еще несколько недель путешествия, так что мне и Надее еще представится возможность исследовать наши страсти.

Я вернулся к своему спальнику, не смотря на нее или на большого человека. Звезды стали белыми птицами из моих снов. Если бы я достаточно высоко подпрыгнул, я бы мог достать их. Я слышал звук воды, падающей с островов, пока они исчезали в серой облачной дымке подо мной.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments