Глава 20. О'Баарни

«Помнишь, когда я надирал тебе задницу?» — произнес Тайер с земли. Звучало это примерно как «Пммншььь ккггда я надддрррлл тттббее зздннцу?» — из-за его сломанной челюсти.

Я протянул руку, чтобы помочь ему подняться, а второй рукой подцепил его челюсть. Через несколько секунд она исцелится. Я ударил его локтем по лицу, когда он уклонился от удара моей булавы.

«Да, ты хороший учитель», — улыбнулся я ему.

«Естественно! Сколько прошло с тех пор, как я побил тебя? Восемь лет?» Он оглянулся назад, на лагерь. Мы не могли его видеть через четыре мили густых деревьев и камней.

«Восемь лет?» — я уставился на него в ужасе.

«Ага. Я побил тебя, когда мы впервые добрались до пещеры Энтаса. Помнишь, я сломал твою коленку своей голенью?» — сказал он со смехом. Я помнил. Я помнил все детали каждого из наших боев и спарринг-матчей, и именно поэтому мне было легко доминировать над своим другом.

«Прошло уже восемь лет?» Я почувствовал беспокойство от этого знания. Мы теряли время, потому что теперь мы имели очень многое. Практически бессмертие.

«Мы неплохо выросли, а, Брат?» Он не стал ждать ответа. «Давай пойдем назад. Мне надоело смотреть, как бьют мою задницу. Я хочу поиграть с кем-нибудь, кого я могу запугать». Он начал идти, но оглянулся на меня. Я не шел за ним. «Что не так, Брат?»

«Ничего». Я покачал головой. Мне нужно было поговорить с Энтасом. Восемь лет? Я все еще не мог представить этого. Как я мог позволить пройти такому количеству времени? Чего мы достигли за восемь лет? Чего мы могли бы достичь?

«Ты хотешь мне что-то рассказать? Мы не тренировались друг с другом уже несколько месяцев». Он выглядел озабоченным.

«Да. Я хочу совершить набег на Племя Титикар. Мои шпионы сообщают, что у них есть лошади, зерно и люди, которые умеют ездить верхом. Я хотел сообщить об этом на встрече утром и порекомендовать взять твою группу. Однако две твои последние миссии закончились не очень хорошо, поэтому я думаю, что если порекомендую тебя, то командиры будут злиться». Он фыркнул и открыл было рот, но я продолжил. «Ты должен это сделать. Мне нужно быть уверенным, что ты выполнишь это задание без сучка и задоринки».

Он прошел несколько метров. Конечно, он был зол, но не на меня. Тайер был зол на себя и свою команду, за то, что создал впечатление ненадежности.

«Я удвою наше время для тренировок. Как далеко Племя Титикар? Четверо дней езды?» Я кивнул. «Я поеду в одиночку и все разведаю, а затем вернусь и предоставлю тебе детальный план. Сколько у меня времени?»

«Я хотел бы, чтобы это было сделано за следующие несколько недель».

«Хорошо. Я разведаю, найду лучший способ атаки, а затем представлю тебе план», — повторил он уверенно.

«Как ты собираешься удвоить время тренировок твоей команды, если ты будешь в разведке?», спросил я, когда мы начали пробежку.

«Хороший вопрос. Дай-ка подумать». Единственными звуками было наше расслабленное дыхание и стук земли под нашими сандалями, когда мы бежали по лесу.

«Я попрошу Алексию заняться обучением. Она очень расстроена из-за меня, если я попрошу о помощи, это может улучшить наши взаимоотношения. Я покажу, что я надеюсь на ее потрясающее мастерство». Я сразу же понял, что он не хотел отвечать, а говорил мне то, что я хотел услышать.

«А затем ты пойдешь на разведку?»

«Да. Что ты думаешь по этому поводу?» — спросил он.

«Работа с твоей командой — это самая важная вещь, которую ты можешь сделать. На разведу я пошлю кого-нибудь еще. Либо ты можешь оставить кого-то из своих шпионов на тренировку, а сам со своими лучшими людьми отправиться на разведку. Поработай с ними над планом, прежде чем представишь его мне. Алексия — один из самых талантливых наших разведчиков, и я уверен, если ты скажешь это ей, она будет более чем счастлива тебе помочь».

«Хорошо. Это звучит неплохо. Я не подумал об этом. Извини, Брат. Я хочу сделать хорошую работу. Просто скажи мне, что делать, и я это сделаю».

«Я это знаю». Мы поравнялись с периметром лагеря. Разведчики на деревьях крикнули, когда мы приблизились. «Я хочу, чтобы ты больше делегировал. Ты пытаешься делать все вместе со своей командой, и не даешь им шанса показать себя. Прими во внимание все, о чем мы говорили, и я жду твоего плана», — сказал я, когда мы зашли в лагерь. Недалеко тренировалась группа из тридцати воинов. Они разбились по парам, и приседали с гигантскими бревнами на плечах.

«Спасибо. Я не разочарую тебя». Он посмотрел на меня и улыбнулся. Его глаза сфокусировались на чем-то далеком, а затем его улыбка превратилась в ухмылку. «Вот идет Шлара. Я оставлю вас двоих поговорить обо всем». Он немного усмехнулся, когда отбежал в другую часть лагеря, где работала его команда.

«Я не помешала?» — спросила Шлара. На ней была кожаная тренировочная броня, но не было шлема. Ее красивые зеленые глаза и длинные темные ресницы повернулись, и посмотрели на убегающего Тайера. Ее земляного цвета волосы, как обычно, были завязаны хвостиком.

«Нет. Мы просто обсуждали его следующие шаги касательно тренировок. Чем я могу тебе помочь?» Ее броня была безукоризненно сохранена, но она была поношена и побита. Однако недавно мы освободили замечательного человека-кузнеца, и он начал производить броню, которая могла остановить даже самое острое Эльфийское оружие.

«Ты можешь оценить тренировки моей команды? Ты говорил об этом вчера», — добавила она, когда я начал немного раздражаться. Я хотел поговорить с Энтасом, но вспомнил, что сказал ей, что сегодня помогу.

«Да, конечно», — сказал я с улыбкой.

«Ты можешь сделать это в другое время, если хочешь», — сказала она. Должно быть, она почувствовала, что есть еще что-то, что мне нужно сделать.

«Я приду. Над чем вы работаете?» Она была командиром под моим началом, и я должен быть там для нее. Мой разговор с Энтасом подождет.

«Мы координируем создание защитных стен. Копья в качестве оружия. Это заняло нас на неделю». Ее лицо озарилось улыбкой, когда она провела меня в конец лагеря, где работала ее группа. Их было двадцать пять человек, и мы остановились примерно в девяноста метрах от них. Было ничего не слышно.

В группе Шлары были в основном женщины, красивые но смертельные. Они были быстрыми, гибкими и мощными. Тактика со щитами легче давалась мужчинам, которые были психологически более расположены к тому, чтобы наносить удары и принимать их. Наверное поэтому Шлара заставила свою команду работать над этим. Я планировал взять ее команду, команду Малека и команду Горбанни, и уничтожить одно из больших племен.

«Как они?» — она хотела угодить мне. Все они хотели, но не так сильно, как Шлара.

Они быстро формировали построения, скользя друг около друга, чтобы ориентироваться при потенциальных конных атаках, атаках из лука, атаках магией или копьем. Каждое движение заставляло их перекрещивать свои щиты и использовать копья для лучших защитных и атакующих маневров.

«Женщина с короткими белыми волосами. Реселла?» Она кивнула. «Женщина с длинными более темными белыми волосами. Киир?» Она кивнула снова. «А меньший из двух мужчин, Джацит?» Она кивнула снова, и улыбнулась. Ей было приятно, что я знал их имена. Конечно же, я пытался запомнить всех.

Я смотрел на них около десяти минут, прежде чем прийти к заключению.

«Им нужно еще поработать», — продолжил я. «Все остальные работают идеально. Ты видишь, как у Резеллы отрывается ступня, когда она двигается боком?» Шлара кивнула, сфокусировавшись на своей ученице. «Киир еще новенькая, и очень боится сделать ошибку. Она не понимает, куда она должна двигаться. Может быть, он недостаточно умна, чтобы выучить тактику вместе с остальными твоими воинами. Проведи с ней больше времени или удали ее из команды, и отправь охранять лагерь». Шлара снова кивнула. «Джацит отвлекается на женщин. Тебе нужно перевести его, или найти девушку, которая будет заниматься с ним сексом, чтобы он не волновался все время по этому поводу. Лучше перевести». Она улыбнулась и повернулась обратно к своим ученикам.

«Спасибо, Кайер».

«Пожалуйста. Эти проблемы легко заметить, и я уверен, что ты уже это знаешь. Тебе правда нужна была моя помощь?» — я посмотрел на ее спину, пока она разглядывала, как ее мужчины и женщины тренируются.

«Я заметила эти недостатки, но все равно хотела узнать ваше мнение, так как мне нравится показывать их вам». Она не повернулась ко мне лицом. Я кивнул. Это была основная причина, по которой все показывали мне свои команды — чтобы их выбрали на следующую миссию. Но прежде чем я смог с ней попрощаться, она заговорила снова.

«Мне также нравится проводить время с тобой», — сказала она, все еще стоя спиной. Я молчал около тридцати секунд. Я знал, куда она клонит.

«Всем вам нравится. Вот почему вы спрашиваете мое мнение и хотите работать со мной. У нас у всех одна цель». Я попытался сменить направление разговора.

«Нет. Ты не понял». Она повернулась. Ее глаза были так же свирепы, как в первый раз, когда она пыталась драться со мной. «Я хочу тебя. Я всегда хотела тебя. Ты должен это знать. Каждый знает. Почему ты еще не затащил меня в свою кровать?» Ее сердце часто билось, адреналин носился по ее телу. Она готовилась битве, либо ее сердце будет разбито. Конечно, я знал о ее чувствах ко мне.

«Как мы можем быть любовниками? Это не сработает», — запротестовал я.

«Почему нет? У нас у всех своя боль, нам всем нужна разрядка. Я знаю, что ты не спишь по ночам, у тебя кошмары. У нас у всех кошмары. Не можем ли мы найти комфорт друг в друге? Каждый здесь начал новую жизнь. Каждый, кроме тебя и меня». Она шагнула ко мне, ее доспехи скрипели, когда кожа натягивалась по мере ходьбы. Я открыл свой рот, чтобы что-то сказать, но она продолжила разговор. Когда она подошла ближе, ее голос стал шепотом.

«Я не возбуждаю тебя? Я недостаточно красива?» Она выплюнула вопрос, зная, что прекрасно выглядит.

«Нет, ты красивая. Я про…»

«Есть кто-то еще? Алексия?»

«Нет».

«Она тоже заботится о тебе. Она будет твоей любовницей, если ее попросить. Так дело в другой девушке?» Она подошла ближе ко мне. Это была другая девушка. Та, которая преследовала меня в снах и кошмарах. Ту, которую я видел, когда закрывал глаза. Ту, которой я добивался каждую ночь. Ту, которая заставляла меня уничтожать ее народ. Я никогда ни с кем не говорил о ней.

«Нет. Никакой другой женщины», — соглал я.

«Ты предпочитаешь мужчин?» — раздраженно спросила она.

«Нет», — сказал я. «Если мы будем любовниками, это не сработает».

«Объясни». Она скрестила руки, ее левая рука висела близко к рукоятке ее большого изогнутого широкого меча. Он свисал с ее талии так же легко, как лента свисает с пояса.

«Если мы станем любовниками, между нами все изменится. Допустим, я дам тебе задание. Например, оно будет сложным. И все подумают, что я выбрал тебя, потому что мы любовники».

«Нет. Такого не будет. Все знают, что ты беспристрастен», — прервала она меня.

«Допустим, я дам тебе легкое задание. Они подумают, что я защищаю тебя от опасности, потому что ты моя любовница. Это создаст раскол в нашей группе», — продолжил я, как будто она меня не прерывала.

«Я думаю, что ты придаешь сексу больше значения, чем все остальные. Никому нет дела, если мы просто будем любовниками. Люди в нашем лагере меняют партнеров чаще, чем оружие, и это никогда не создавало никаких расколов». Она несильно укусила свою губу.

«Возможно это и правда среди войск. Но мне нужно выдерживать высокие стандарты. Я не могу заниматься сексом с одним из своих шпионов».

«Хорошо. Я выхожу. Дай мне другую работу. Я не хочу больше быть твоим командиром». Она надулась, ее глаза смягчились. Ее голос все еще был шепотом.

«Тогда ты не будешь счастлива. Ты должна это делать. Ты выросла и научилась быстрее, чем любой в этом лагере, даже я. Подумай о своей команде воинов», — я указал на ее группу, упорно работающую над формациями со щитами. «Ты так легко оставишь их, потому что хочешь попасть ко мне в кровать? Я не могу представить, что ты останешься в стороне, когда остальные из нас будут вести эту войну». Я встретился с ней взглядом.

Несколько минут мы смотрели друг на друга. Она была жесткой. Блестяще. То, что я сказал, было правдой — она выучилась всему быстрее и лучше, чем любой из нас. Шлара доказала свою доблесть в битвах бесчисленное количество раз, и как лидер, и как воин. Она знала, что находится там, где ей положено находиться для успеха нашей армии. Повернувшись, она посмотрела на своих учеников.

«Нам не нужно никому говорить. Это не так серьезно, как ты пытаешься представить. Тайер, Горбанни, Алексия, да даже Малек — все трахаются друг с другом, а иногда даже со своими подчиненными». Она знала, что проиграла. Это была ее последняя попытка.

«Тогда спи с кем-нибудь из них. Если это так мало для тебя значит, тебе не должно быть дела, с кем именно это делать». Я повернулся и ушел.

«Кайер», — сказала она, прежде чем я ушел слишком далеко. Я повернулся к ней, и чуть было не засомневался в своем решении. Она была удивительным, умным, красивым командиром, а также отличным воином. «Мы поговорим, когда война закончится. Я подожду. Мне не нужен никто, кроме тебя». Она нахмурилась, а затем повернулась к своим войскам обратно. Это было так похоже на нее. Она всегда хотела, чтобы за ней оставалось последнее слово в наших спорах.

Теперь мне нужно было увидеться с Энтасом.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments