Глава 19. Поуг

«Я уверен, что новости уже распространяются во все четыре стороны. У нас было около двухсот человек на праздновании, да и по крайней мере шестьдесят стражников видели, что произошло». Маэрк нахмурился. «Вы говорили с посланниками?» — посмотрел он на короля.

«Нет. Они заперты в своих комнатах, и к ним приставлены стражники для защиты. Они хотели меня увидеть, но я не хочу встречаться с ними, пока не получу ответов». Король откинулся назад в толстом кожаном кресле и вздохнул. Затем он поглядел на потолок. Было похоже, что он не спал всю ночь. Его глаза были красными, на нем все еще был наряд с банкета. Наряд, однако, был таким же свежим, как и накануне. Мы все присутствовали — Маэрк, король, герцог, Надея и Дедушка.

Мы находились в приватной комнате короля для аудиенций. Он вызвал меня рано утром. Похоже, что прошло всего несколько часов с тех пор, как я нашел Кайера во дворе замка и прошел с ним и тридцатью стражниками обратно в его комнату. Он стоял перед кучей плоти и крови. Остатки капитана Древних были аккуратно разрезаны на тонкие полоски. Кроме его головы — она покоилась на вершине кучи, как драгоценный камень на куче сокровищ. Под кровью и волосами торчали красноватые доспехи.

«Он отдал тебе меч назад? Он не пытался сопротивляться, когда ты нашел его?» — герцог говорил из угла, где он сидел с Надеей. Его лицо было лишено выражения, но Надея мне улыбалась.

«Он спросил, можно ли ему помыться, надеть новую одежду, и вернуться на праздник», — рассмеялся король. «Как будто ничего не произошло».

«Они пришли с миром; не примет ли это императрица за объявление войны?» — спросил Дедушка, закручивая усы.

«В конце концов, она и так собиралась ее начать. Они убили четверых наших стражников по дороге в зал. Если убийство четверых это объявление войны, то я считаю, что они первые начали», — сказал Маэрк. Он взял теплую кружку вина и сделал глоток.

«Когда он будет здесь?» — спросил король.

«Десять минут или около того. Я послал своих лучших людей чтобы привести его, но все еще считаю, что это ужасная идея — встречаться с ним. Он монстр, и было ошибкой его пробуждать», — Маэрк взглянул на Надею.

«Почему же это ошибка?» — голос Надеи был сильным и чистым, его было слышно в любом уголке комнаты. Она невозмутимо посмотрела на Маэрка, прищурилась, и заговорила снова. «Разве не этого мы хотели? Он с легкостью победил четырех вооруженных Древних, и не поранил ни одного человека».

«Надея права. Он может быть нашим самым великим оружием против Древних. Но вопрос состоит в том, что нам делать, чтобы история не распространилась как лесной пожар?» — спросил король.

«Уже слишком поздно», — сказал Маэрк, встав со своего кресла и пройдясь по комнате. «Древние узнают, что у нас есть кто-то, кто может их убивать. Любой элемент неожиданности потерян».

«Я не понимаю, в чем проблема», — сказала Надея. «Король хотел, чтобы я привела О’Баарни, чтобы он помог нам против Древних. Кайер, может, и не он, но он доказал, что может убивать Древних, а этого до сих пор не может никто из нас. Он сделал это с легкостью. Он был частью армии О’Баарни, и видел, как они проиграли. Он поможет нам».

«Так что, их императрица должна узнать о нем? Сколько он проживет, когда они узнают, что он представляет опасность? Через несколько дней она пошлет убийц, чтобы они о нем позаботились. Он может сражаться с ними лицом к лицу, но он не сможет справиться с ядом или клинком, пока спит», — ответил Маэрк. Надея промолчала.

Я вспомнил, как Кайер излечился от стрелы в своей груди, и мне стало интересно, прав ли Маэрк. Я хотел рассказать об этом, но мне было страшно находиться перед Маэрком, а тем более перед самим королем.

В дверь постучали, избавив меня от моих мыслей.

«Войдите», — сказал король. Рунир, Грейкин, Кайер и десять охранников вошли в комнату совещаний. Кайер и Грейкин ели яркие красные яблоки и о чем-то смеялись.

«Что за шутки?» — спросил Маэрк Грейкина.

«Я рассказывал нашему тощему другу, что если бы я был немного поближе к королю прошлой ночью, то это я оторвал бы ей шею, прежде чем убил трех остальных уродов».

«У меня не было свободного времени, да и, кроме того, я не хотел наложить в штаны», — сказал Кайер с улыбкой. Грейкин зашелся глубоким смехом.

«Ох, нравится мне этот парень», — сказал он не переставая смеяться.

«Пожалуйста, садись, Кайер», — король показал на кресло, рядом со мной. Кайер кивнул и сел на мягкое кожаное кресло.

«Можно мне еще еды?» — попросил Кайер, и показал на огрызок яблока. Король посмотрел на Рунира, и красавчик-блондин скрылся за дверью.

«Расскажи нам о последней ночи», — сказал Дедушка. Он с интересом потянулся вперед и начал писать на листе пергамента.

«О чем именно? Это была длинная ночь».

«Не будь ослом. Как ты так легко убил Древних?» — сказал Маэрк расстроенным тоном.

«Разве вы не видели, как я это сделал? Я быстрее и сильнее, чем они. Это было легко».

«Почему ты убил их?» — спросил герцог. Кайер посмотрел вокруг. Похоже, что прошло несколько минут.

«Я убил их, потому что это то, что я должен делать», — сказал он, откинувшись назад и закрыв глаза.

Все, казалось, были сбиты с толку.

«Что это означает? Я не понимаю», — сказал герцог. Глаза Кайера открылись, и он уставился в потолок. Никто не говорил около минуты.

«Кайер?» — прошептал я.

Он не смотрел на меня, но начал говорить на своем языке. Его голос был полон сожаления».

«Это единственная вещь, в которой мне нет равных. У меня нет больше ни в чем способностей. Я не такой сильный и храбрый, как мой отец. Я не такой очаровательный и умный как мой брат. Они умерли, а я остался жить. Я оказался не в том месте. Это должен был быть я. Она должна была убить меня».

«Кто? Твои брат и отец были убиты?» — спросил я на его языке.

«Что он говорит, Поуг?» — потребовал Маэрк.

«Да. Я убил их. Она искала меня, но меня не оказалось в конюшнях». Он повернул свою голову и посмотрел на меня. Его голос был напряженным.

«Что случилось потом? Ты помнишь что-то еще?» — потянулся я вперед.

«Что он говорит, Поуг?» — спросила Надея. Я взмахнул рукой, чтобы остановить ее.

«Они сделали меня солдатом. Эльфы никогда не сражались в своих собственных войнах, а использовали людей, чтобы делать всю грязную работу. Они делали только те вещи, которые им нравились. Я не знаю как, но я сбежал от них и вступил в армию О’Баарни. Я помню, как убивал сотни, а возможно и тысячи эльфов. Мне доставляет удовольствие смотреть на их мертвые лица; их кровь течет меж моих пальцев, как вода поступает в ванны замка. Мне нравится их страх и боль. Все еще нравится. Мы убили их всех, Поуг. Ну, или я так думал. Но они вернулись. Я не закончил свою работу. Я продолжу там, где потерпел неудачу». Его голос превратился в шепот, а глаза встретились с моими. Они, казалось, светились бледно-зеленым цветом. «Скажи им, что они могут помочь мне, а могут убраться с моего пути», — сказал он, показав на короля. Затем он откинулся в кресле, скрестил руки и закрыл глаза.

Мне не удалось скрыть свои эмоции, когда я повернулся к остальным людям в комнате. В первый раз с момента, как мы карабкались по скале, я хотел вернуться домой, к маяку.

Они выглядели обеспокоенными, возможно из-за выражения на моем лице.

«Он сказал», — я остановился и сглотнул слюну, — «он сказал, что он по-настоящему ненавидит Древних и хочет убить их всех. Он хочет, чтобы мы помогли ему это сделать». Это не было похоже на ложь, но и не было полной правдой.

«Ну… назовите меня шестисисечной коровой и доите меня все утро! Разве это не решение наших проблем?» — весело взревел Грейкин. Кайер открыл глаза и улыбнулся ему.

«Знает ли он, как можно научить нас убивать их?» — спросил меня король.

«Я вспомню», — сказал он на нашем языке. «Я же учил других».

«Когда ты вспомнишь?» — спросила Надея, всем лицом излучая надежду.

«Я не уверен. Иногда я чувствую ветер на своем лице, и что-нибудь вспоминаю, затем через несколько минут я вижу свое отражение, и вспоминаю что-то еще. Затем могут пройти дни, и я ничего не вспомню». Она кивнула.

«Хорошо, так каков наш план? Просто подождать, пока наш спаситель вспомнит, как нас учить? Может он нас научить быть таким же сильным и быстрым, как он сам? Это магия, а магии в этом мире больше нет», — сказал Маэрк.

«Нет», — сказал Кайер. Дверь открылась, и вошел Рунир с тарелкой, полной хлеба, фруктов и сыра. Он поместил тарелку на стол, поближе к Кайеру, и кивнул ему.

«Нет?»

«Нет. Скоро наступит зима. Я проведу следующие несколько недель в приготовлениях, а затем отбуду. Их армии находятся на севере, и остановятся на зиму отдохнуть. Мне нужно убить столько древних, сколько я смогу, прежде чем начнется весна. Когда я вспомню больше, я вернусь и научу вас». Пока Кайер говорил, он взял яблоко, и разделил его на четвертинки. Когда он закончил, все начали говорить одновременно, не соглашаясь с ним.

Король поднял свою руку.

«Кайер, если я правильно тебя понял: ты собираешься в одиночку совершить путешествие на север и справиться с армией императрицы, а затем вернуться, когда ты почувствуешь себя готовым научить нас?» Лицо короля выражало недоверие.

Кайер кивнул и откусил по большому куску от сыра и яблока.

«Это безумие. Ты никогда не выживешь зимой, даже если не учитывать тысячи человек под ее командованием», — сказал герцог.

Кайер внезапно сел и выпрямил спину. Мы уставились на него.

«Что случилось? Опять воспоминания?»

«Императрица?» — спросил он. «Кто это?»

«Это как король. Точнее королева. Вождь — женщина. Она командует силами Древних», — сказал я ему.

«Как ее зовут?» — потребовал он.

«Мы не знаем», — сказал я. Он выглядел рассерженным.

«Почему нет?» — теперь он выглядел разъяренным. Когда его голос повысился, стражники занервничали.

«Она никогда не называла себя по имени. Ты ее знаешь?» — спросил король.

«Какой у нее цвет волос?» — спросил он ядовито. Король откинулся на спинку стула, как будто его ударили.

«Шпионы сообщают, что у нее светло-коричневые волосы», — сказал герцог.

Кайер вздохнул и расслабился. Он откинулся на спинку стула и еще раз укусил яблоко. По комнате разошелся звук хруста.

«Почему? Ты ее знаешь?» — осторожно, но с интересом спросила Надея.

«Нет», — сказал Кайер, вернувшись к яблоку и сыру, больше не заинтересованный в данной теме.

Мы увидели, как он еще несколько раз укусил еду. Внезапное изменение настроение всех нас удивило. Он увидел, что мы смотрим на него, и нахмурился.

«Вы тоже хотите?» — он подал королю кусок хлеба.

«Нет, спасибо», — сказал король. «Мы говорили о твоем уходе. Я должен сказать, что мы все против этого».

Кайер не ответил. Он просто смотрел вниз, на еду, и продолжал есть, как будто не услышал.

«Ты слышал, парень?» — сказал Грейкин, когда тишина слишком затянулась. В комнате стало жарко и неуютно. Кайер, похоже, не замечал всеобщее беспокойство.

«Почему я должен остаться здесь? На севере я могу их убивать. Здесь я не смогу их убивать», — кратко сказал он.

«Ты умрешь! Мне нет дела до того, какой ты хороший воин. Ты не выживешь зимой на севере. Там слишком холодно, и тебя сметут войска императрицы», — сказала Надея.

Кайер кивнул, смотря на нее.

«Это означает, что ты хочешь, чтобы я остался?» — спросил он Надею.

Она остановилась, и оглядела собравшихся мужчин. Возможно в первый раз она поняла, что она — единственная женщина в комнате.

«Да. Я хочу, чтобы ты остался здесь, в замке, пока не кончится зима. Если ты должен уйти, то подожди до весны». Она кивнула, как будто сама себя убеждала в этом.

«Ты хочешь, чтобы я остался с тобой?» — спросил он, и лукаво улыбнулся.

Надея начала возиться с кольцом на указательном пальце. Король посмотрел на герцога, а затем на нее.

«Да», — сказала она, а ее щеки покраснели. Я никогда раньше не видел, как она смущается. Кроме того, я заметил, что Рунир ходит взад-вперед по комнате. Дедушка улыбнулся, но закрыл лицо ладонью, чтобы никто этого не заметил

«Тогда я остаюсь», — легко и просто произнес он, и вернулся к еде. Его тарелка была практически пуста. На мгновение все замолчали. Все смотрели на Надею, кроме Кайера. Он сконцентрировался на своей еде. Ее лицо стало на несколько оттенков темнее, и она попыталась смотреть вдаль. У ее отца на лице была огромная ухмылка.

«Как мы собираемся сдержать слухи с прошлой ночи?» — спросил Маэрк. Похоже он никогда не был счастлив и редко улыбался. На всех наших собраниях он был человеком, который видел отрицательную сторону любой ситуации. Обычно он видел только негативное.

«Какие слухи?» — похоже, что Кайер снова был заинтересован в разговоре.

«О тебе, убившем четверых Древних».

«Почему вы хотите сдержать их?» — он повернул свою голову на бок, как озадаченная собака.

«Чтобы императрица не узнала о тебе!» — Маэрк начал раздражаться.

«А почему она не должна узнать обо мне?»

«Потому что тогда она пошлет кого-нибудь убить тебя, и у нас не будет шанса узнать чего-нибудь от тебя, черт возьми!» — кулаки Маэрка сжались. Непоколебимое спокойствие Кайера приводило его в ярость.

«Пусть приходят». Кайер повернулся к своей тарелке. Когда он увидел, что она пуста, то нахмурился. Это была самая глубокая эмоция с тех пор, как он узнал что императрица женского пола. Даже мне было досадно, что он так беззаботно относился к ситуации, которая была критической для нашего выживания.

«Тогда они могут ранить или убить кого-то еще. Они могут попытаться убить тебя, но вместо этого убить Поуга или Надею», — сказал Маэрк. Кайер снова задумался.

«Люди говорят, что я убил четырех Древних?» — спросил он. Маэрк выглядел так, как будто готов был закричать от разочарования.

«Да, чертов ты идиот!» Он повернулся и посмотрел на короля. «Никогда бы не поверил, что этот полоумный способен на такое, если бы сам не увидел».

«Кто-либо из нынеживущих когда-нибудь видел, как убивают четырех Древних?» — спокойно спросил его Кайер.

«Нет, но они видели, как ты это сделал».

«Насколько вероятно, что кто-либо поверит в то, что один человек убил четырех Древних?» — спросил Кайер.

«Совсем не вероятно, я бы не поверил, если бы не видел».

«Вы бы поверили, что двадцать ваших солдат могли убить четырех Древних?» — Кайер отступил назад, зевая. Это разозлило Маэрка.

«Нет! Я бы не поверил, что десяток наших солдат убили даже одного. Они слишком сильны, быстры и мощны…» Он остановился, его лицо на секунду перекосилось.

«Вы понимаете, к чему я веду?» — спросил Кайер. Дедушка засмеялся и встал.

«Ты гений» — сказал он с энтузиазмом.

«Я не понял», — сказал Грейкин со стула, на который он облокотился. «Так что мы предпримем?»

«Мы распространим слухи, что Древних убили наши люди». Маэрк засмеялся, его он снова был в хорошем расположении духа. «Блин, и почему я сам об этом не подумал?»

«Распространите множество слухов», — сказал Кайер. «Скажите, что Древних убил дракон, или скажите, что они были уничтожены еще каким-нибудь огромным существом. Скажите, что они были забиты группой людей, выглядевших как они, с заостренными ушами и длинными волосами. Распространите слухи, что один человек всех их убил. Их императрица не будет знать, какой слух правдив, поэтому не сможет выбрать правильное решение. Она пошлет шпионов, чтобы узнать, что произошло».

«А шпионы не поверят в правду, даже если ее узнают», — герцог хлопнул в ладоши.

«Даже если они узнают о Кайере, это даст нам время», — сказал король. «Как скоро мы можем это сделать?» — спросил он собравшихся.

«Я начну распространять сказки через свои контакты», — сказала Надея. Она кивнула сама себе. «Начну прямо сейчас», — сказала она, вылезая из кресла. Ее волосы упали на лицо, но она не сделала никакого движения, чтобы их убрать. Она не хотела ни на кого смотреть, передвигаясь по направлению к двери.

«Задержись немного, Надея, мы все еще разговариваем с Кайером», — скомандовал король. Она села, но ни на кого не смотрела.

«Я тоже начну рассказывать сказки. Есть таверна, которую я часто посещаю, они там так западают на мои истории, как младенец припадает к соску матери», — засмеялся Грейкин и ударил себя по животу. Надея закатила глаза.

«Ты должен распространять именно тот слух, в который они не должны поверить», — сказала она.

«Это неплохая идея», — сказал герцог. «Возможно ты также скажешь, что сам помогал убивать его? В это сразу же все поверят». Грейкин нахмурился, а все кроме Кайера расхохотались. Кайер, похоже, не понял шутки.

«Мы можем поработать над деталями позже», — сказал король, вылазя из кресла. «Сегодня больше нечего обсуждать. Брат, я хочу, чтобы ты, Надея, Поуг и Дженси встречались с Кайером каждое утро, чтобы задокументировать все, что он вспомнил». Герцог кивнул.

«Мне понадобятся некоторые вещи», — сказал Кайер из своего кресла. Про него временно все забыли.

«Что тебе нужно?» — спросил король.

«Я составлю вам список сегодня», — сказал Кайер с улыбкой.

«Позаботьтесь обо всем, что ему нужно. Мне нужно определиться, что сказать посланникам», — сказал король, повернувшись и посмотрев на Маэрка, Надею и герцога. Трое кивнули. Затем он быстро вышел из комнаты со своими стражниками.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments