Глава 17. О'Баарни

Ее губы встретились с моими, соответствуя моему голоду и интенсивности. Наши языки ненадолго переплелись, прежде чем ее зубы мягко впились в мою нижнюю губу. Как раз перед тем, как это стало болезненным, она ослабила напор, и перешла к моей челюсти — целовала, лизала и бормотала себе под нос, пробираясь к мочке моего уха. Я ахнул от удовольствия, когда ее язык оказался за ухом. Влажность ее рта заставила меня подумать о том, что и другие части ее тела могут быть влажными.

Через несколько секунд я провел моими пальцами по ее красивым волосам, ее медные пряди выглядели как водопад крови, который раздвигали мои пальцы. Я схватил ее голову, и потянул назад. Она застонала в знак признательности, когда мой рот спустился, чтобы поработать над ее шеей, а затем над ключицей. Когда я дошел до плечей, то заменил поцелуи и полизывания на укусы. Ее ногти впились в мою спину, и боль, смешанная с наслаждением наших соединенных тел, была опьяняющей.

«Это так приятно, Кайер», — простонала она мне на ухо. Я прошел своим ртом весь путь обратно, от ее шеи до ее высоких ушей. Она резко вдохнула и выдохнула, когда я начал покусывать мочку ее уха и лизать его внутри. Ее руки переместились с моей спины на переднюю часть моей туники. Я почувствовал, как ее пальцы скользят по моей груди, и она легко развязала мою рубашку.

«Снять», — скомандовала она, потянув мою рубашку вверх. Я оторвался от полизывания ее уха и потянулся назад. Затем она сняла мою тунику через голову и потянула к себе. Она снова что-то тихо прошептала, пока ее губы целовали мои плечи и грудь. Я был более неуклюжим, чем она, когда расстегивал переднюю часть ее ездовой туники. Но как только я закончил, она сбросила ее, обнажив свою приятную полную грудь и накачанный живот.

Я схватил ее левую грудь рукой, и взял своими губами ее сосок себе в рот. Мой язык и губы танцевали, пока моя рука массировала ее. Она издавала звуки, похожие на звуки боли, так что я остановился, посмотрев на ее лицо. Мой рот все еще был рядом с нежным розовым соском.

«Не останавливайся. Это очень приятно», — промурлыкала она. Я продолжил сосать и лизать, в то время как моя правая рука терла и дразнила другую грудь. Ее ногти рисовали небольшие круги на моей спине и плечах, пока она задыхалась. Через несколько минут пожирания ее грудей, я передвинул свои руки на ее тонкую талию и тугую задницу, подняв ее с пола. Она откинула свою голову назад, когда я снова облизал ее шею, вплоть до челюсти, а затем удивленно вздохнула, когда я опрокинул ее и послал нас обоих в толстый стог сена, находящийся на чердаке над конюшнями.

Я поцеловал ее мускулистый живот, а ее руки пробежали по моим густым волосам. Ее ногти щекотали и царапали мой скальп, пока ее пальцы не оказались на моей шее, и не начали мягко тереть ее.

«Ты хочешь меня, Кайер?» — прошипела она, пока мои поцелуи опускались вниз ее живота, там, где ее кожаные штаны обтягивали ее стройные бедра.

«Дааа», — сказал я. Мои руки переместились к кожаным ремням на передней части ее брюк, и расстегнули их. Ее ноги устремились вверх, подняв ее бедра, так что я смог стянуть ее узкие штаны.

«Как хорошо», — застонала она, когда избавилась от кожаной одежды. Она никогда не носила нижнего белья, и я увидел, что шелковистые лобковые волосы медного цвета, охраняющие вход в ее пещерку были влажными. Я продолжил и с того места, где остановился, целуя низ ее живота. Ее руки теперь панически терли мои плечи и кожу головы, пока она тихо всхлипывала.

«О да. О да!» — я поднял лицо, на время перестав лизать. Ее глаза были закрыты, а ее рот открылся от наслаждения. Мой язык слегка лизал ее мягкие лобковые волосы, а затем опустился немного ниже, пока не коснулся небольшого кусочка ее плоти над входом. Она сказала мне, что это самая чувствительная часть ее тела, и я догадался, как ловко дойти до нее, за последний месяц, пока мы были любовниками.

Она снова задохнулась и напряглась, когда мой рот облизал это место, а затем она издала легкий стон удовольствия, пока мой язык медленно пробирался к центру. У нее был вкус абрикосов, сладкие, с легким кислым послевкусием. Я продолжил деликатно ее лизать, наслаждаясь ее стонами, и ощущением ее рук по моей голове и спине. Через несколько минут я перестал ее дразнить, и переместился пониже, засунув язык в ее отверстие, и пробуя на вкус ее влагу и тепло. Она вознаградила меня еще одним вздохом. Ее тело напряглось и наклонилось ко мне. Одна из ее ног обвилась вокруг моих плеч. Эта позиция позволила мне еще глубже поместить мой мокрый язык внутрь нее.

Больше я не обращал внимания на звуки ее голоса. Я хотел войти в нее языком глубоко, прежде чем сдвинуть его вверх, из ее пещерки, и пройтись по розовым губам. Это было то, что нравилось ей больше всего, а ничего, кроме того, что нравилось ей, не имело значения. Я поднял свои глаза, чтобы посмотреть в ее. Сине-серебряные светящиеся глаза были приоткрыты, и в них была дикая похоть. Она переместила свою правую руку ко рту, и покусывала два пальца, чтобы не закричать.

Я все больше фокусировался на ее входе, двигая моими указательными пальцами туда и обратно, в то время как мой язык лизал все снаружи. Мой рот снова зацепил ее клитор, и она громко ахнула. Затем ее тело начало трястись. Это был признак того, что скоро у нее будет оргазм, поэтому я продолжил делать точно то же самое, что и делал — вводил и выводил палец и мягко сосал ртом.

«Мааааррррр!» — застонала она, и попыталась закричать через руку, которая была у нее во рту. Ее бедра обрушились на меня, как лошадь. Я мог бы испугаться за свою жизнь, потому что она была достаточно сильной, чтобы сломать мне шею, если бы внезапно затянула колени вокруг меня, но я думал, что она этого не сделает.

Это длилось долго, почти две минуты, пока ее тело не начало расслабляться, а ее бедра сползли обратно, в объятия сена. Я вытащил свой палец из нее, и облизал ее сырость с него.

«Хмммм», — вздохнула она подо мной. Ее лицо выглядело расслабленным и довольным. Она увидела, что я смотрю вниз на нее, и улыбнулась.

«Сними их». Она указала на мои штаны.

Я быстро это сделал, мой член был рад тому, что его выпустили из кожаного плена. Хотя холодный утренний воздух заставил меня желать теплого места, куда можно его засунуть.

«Иди сюда», — скомандовала она снова. Ее руки широко раскрылись, и я лег в ее объятья, кончик члена мягко скользнул по гладкой коже ее живота. В ее волосах было несколько прядей сена, ярко-золотые на медных.

«Ты очень хорошо справился», — она испустила еще один выдох удовольствия. «Я думаю, мне нужно вернуть услугу, не так ли?» Ее рука осторожно сомкнулась около основания моего члена. Я чувствовал в нем свое сердцебиение, когда она гладила чувствительную кожу.

Она снова застонала и села на коленях около меня. Она с легкостью перекинула левую ногу через мое тело, и оседлала мои бедра, как будто села на лошадь. Ее волосы упали ей на лицо, а она убрала их правой рукой за уши. Левая же при этом продолжала ласкать мой член. Его кончик от внимания стал очень мокрым.

Она снова сдвинула свое тело вперед, так что основание члена задело ее пещерку. Она начала двигать руками немного быстрее и сильнее сжала его рукой. Было почти больно, но мне не было до этого дела. Ее изогнутые глаза смотрели на мое лицо.

«Я все для тебя, Кайер?» Я не понял, что она хотела спросить, но сейчас я бы сказал что угодно, чтобы почувствовать себя внутри нее.

«Да», — выдохнул я.

«Хорошо», — снова промурлыкала она.

«У тебя есть другие любовницы?» — внезапно спросила она, со злым лицом. Я не ожидал подобного вопроса.

«Нет. Никого, кроме тебя», — сказал я. В первый раз я испугался, когда она приказала пройти с ней к стогу сена. Но с тех пор я с нетерпением ждал утра, когда ее тренеры уходили, и она просила меня снять ее сапоги и помыть ей ноги.

«Никого кроме меня?» — спросила она, ее лицо снова начало улыбаться. Ее бедра слегка поднялись, и она направила мой эрегирующий член по направлению к ее горячему мокрому отверстию.

«Нет. Никого». Я простонал, когда она села на меня, и мой член глубоко скользнул внутри нее. Она была такой мокрой, что я не встретил никакого сопротивления.

Мы оба застонали от удовольствия, когда я ее наполнил. Никто из нас не двигался несколько минут.

«Тебе нравится быть внутри меня?» — спросила она. Я не открывал глаз, потому что был слишком потерян от ощущения ее тела, которое было плотно прижато ко мне.

«Даааа!» — прошипел я.

«Мне тоже это нравится», — сказала она, медленно поднимаясь и опускаясь. Это движение заставило меня глубже проникнуть в нее. Мы ахнули.

Она качалась взад и вперед, заставляя мой возбужденный член скользить по мягким стенкам внутри себя. Мои руки двигались по ее телу вверх и вниз, по ее грудям, и, в конце концов, попали на ее бедра, толкая ее глубже на мой член. Ее глаза были закрыты, пока она находилась на мне, но наши стоны становились все громче и громче.

«Я твоя единственная любовница?» — снова спросила она, выглядя очень сердитой, но в то же время еще сильнее наваливаясь на меня. Я почувствовал, как мой член напрягся от внезапного изменения угла и давления.

«Да», — прошептал я, смотря в ее голубые глаза, серебро в них, казалось, пылало как огонь.

«Ты больше никого не будешь любить, кроме меня?» — спросила она меня.

«Нет, никого кроме тебя, никогда», — прошептал я. Я бы сказал ей все, что угодно, пока наши тела бились в порыве страсти.

Она потянулась вниз и глубоко меня поцеловала. Когда наши губы соприкоснулись, она подняла свои колени с пола, и выпрямила свои ноги, так что все ее тело лежало на мне. Я почувствовал острую боль во рту и задохнулся. Она прервала поцелуй и снова села. Из моего рта текла кровь. Пятна моей крови были на ее губах.

«Скажи, что я твоя единственная любовница», — прошептала она, двигаясь на мне. В моей пояснице начало расти напряжение, так что я знал, что скоро кончу. Ее глаза смотрели в воздух, как будто она не знала, что я нахожусь под ней.

«Ты моя единственная любовница». Думаю, я прокричал это. Ее тело содрогнулось на мне. Она снова кончала. Ее тело горело. Казалось, она была горячим углем, а я был листом, горевшим в огне. Действительно ли ее глаза светились?

«Скажи, как меня зовут», — попросила она, издав низкий стон.

И я сказал, кончая в нее, наполняя ее своим семенем. Это было настолько интенсивно, что я ничего не помнил, кроме ее ярких глаз, ощущения того, что мое тело горело, и того, что я выпустил все в нее. Река текла в океан.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments