Глава 15. Кайер

Мои глаза были настолько сухими, что было больно открывать их. Мои веки застряли, и медленно открывались, так что приходилось их заставлять. Я боялся оставить их закрытыми, чтобы еще раз все не вспомнить. Я потер их и моргнул, чтобы смочить, желая осмотреться вокруг, сориентироваться в настоящем, подальше от ужасного сна.

Я все еще ощущал сладкий запах мокрой травы, чувствовал горячую липкую кровь моего отца и резкий контраст ее с его гладкой холодной кожей. Казалось, как будто он был в моих руках всего несколько секунд назад.

Я посмотрел на свои руки. Начинался рассвет, и через окно просочилось немного света, но его было достаточно, чтобы увидеть, на руках нет крови моего отца. В облегчении я вздохнул и понял, что у меня головная боль.

Я стал причиной их смерти. Эльфийская женщина, Иоларас и я были любовниками. Повторение ее имени в голове привело к боли и тому, что мир начал вращаться.

Я вылез из всех одеял, которые переплели меня, и прошел в ванную, где повернул металлическое колесо, как проинструктировал меня Поуг. Пар от потока текущей воды отвлек меня. Когда вода почти наполнила ванну, я вылез из штанов и скользнул в нее. Сделав глубокий вздох, я полностью погрузился под воду.

Под водой не было слышно ничего, кроме биения моего сердца. Оно билось все громче, чем дольше я оставался под водой, и мне стало интересно, не из-за моего ли сердца по поверхности ванны расходится рябь. Оно могло заставить воду двигаться как волны в океане, чтобы их движение совпадало с движением воды в крови, которая течет по моему телу, давая мышцам силу. Я почувствовал силу потока Воды вокруг меня, то, как она блаженно наполняет мое тело, как бурдюк с вином. Я жаждал ее повсюду, моя кожа и глаза пересохли из-за потребности в воде.

Мой брат и отец были мертвы, и это случилось так давно, что я уже не мог ничего поделать. Я даже не был уверен, что я и есть тот человек, из моих снов. Да и было ли это действительно важно? Нужно ли мне проходить через агонию их потери дважды только потому, что я забыл свое прошлое, пока спал?

Я поднялся на поверхность и засмеялся. Теперь эмоции, пронизывающие мою память почти не имели власти над моей жизнью. Память о Тайере, должно быть, была более поздней, чем память о смерти отца и брата. Так что, несмотря на то, что я испытывал глубочайшее сожаление в связи со смертью моей семьи, я также находил радость в связи с дружбой. Я был уверен, что уже отомстил, находясь в армии О’Баарни — мы обрекли Эльфов на вымирание.

Теперь у меня была новая жизнь. Память должна была направлять меня, а не управлять мной. Моя головная боль похоже исчезла, и я улыбнулся внезапному избавлению.

Я схватил мыло, и намылил им свое тело, убирая пот и ужас. Затем я все смыл и посмотрелся в зеркало, висящее над раковиной с орнаментом. Моя борода была толстой и темной, но в моих воспоминаниях я всегда был гладко выбрит, даже мои волосы были очень короткими. Это одна из вещей, которые я хотел бы сохранить, так что я схватил бритву и приступил к работе.

После того, как я побрил бороду, я размышлял, делать ли то же самое с головой. Но толстые темные пряди напоминали мне о брате и отце. Одобрили бы они то, что я сделал в своей жизни? А может я уже спрашивал себя об этом? Я не помнил.

Мягкий топот ног остановился перед моей дверью. Я догадался, что это была девушка из-за быстрого и легкого сердцебиения. Затем раздался стук.

Я открыл дверь, чтобы увидеть молодую женщину, возраста Джессмей, стоящую с корзиной. Я вспомнил цвет туники, лежащей на самом верху, однако она была аккуратно сложена. Рот девушки открылся, когда она увидела меня. Ее глаза в изумлении смотрели на мое голое тело.

«Эээ… Вещи… Постиранные». Ее сердце билось в два раза чаще чем нужно.

«Спасибо», — сказал я, выхватив у нее корзину. «Что-то еще?» — спросил я через несколько секунд, держа свои вещи.

«Эм… Нет. Спасибо». Ее лицо пылало красным, но она повернулась и убежала в коридор до того, как я смог спросить у нее, почему. Я смог только пожать плечами, прежде чем зацепил дверь левой ступней. Она закрылась за мной.

До этого времени я не замечал, что они взяли мою одежду в стирку, но наверное это было хорошо. Я уже собирался выбирать, надеть ли одежду недельной давности и пахнуть дерьмом лошади, или двухнедельной давности и пахнуть коровьим навозом.

Полагая, что сегодня, скорее всего, будет собрание по поводу новых людей, я выбрал самую красивую пару штанов и свободную серую тунику. И то, и другое я подобрал в лагере в джунглях. Казалось, что наша встреча с Валорнскими солдатами произошла целую жизнь назад, а вот память об убийстве моего отца и брата казалось такой свежей, как будто они умерли вчера. Время становится очень относительным и податливым, когда спишь несколько столетий.

Вдоль по коридору открылась дверь Поуга, а затем он постучал в мою дверь.

«Ты побрился!» — сказал он, когда я ему открыл.

«Да, я устал от волос. Я также использовал ванную. Вода работала именно так, как ты мне показывал». Его лицо просияло. Моему другу было легко угодить, но его большая улыбка напомнила мне, что я все еще не сказал ему и Надее о том, что я не О’Баарни.

«Ты голоден?»

«Всегда».

«Давай по-быстрому позавтракаем с Ярином». Я кивнул, и мы прошли вниз по коридору к комнате тихого дровосека.

«Ах. Вы как раз вовремя!» — сказал он, открыв дверь, высвободив дразнящий запах пищи, которая уже была размещена на столе в его комнате. На нем находились: огромный горшок яиц, пара буханок дрожжевого свежеиспеченного хлеба, блюда из золотого масла и сыра, покрытого голубой плесенью, спелые зеленые и оранжевые фрукты, два кувшина воды и большая бутыль сидра. Я всегда был голоден, но вид и запах еды заставили мой рот так увлажниться, что я глубоко вздохнул через нос, чтобы насладиться ароматом.

«Я собирался позвать вас обоих. Я позвонил в колокольчик, и спросил слугу, где я могу достать немного еды, и она сказала ‘Я просто принесу все, что вам может понравится’. Я вспомнил, как наш тощий друг любит съедать каждый день столько мяса, сколько весит, поэтому заказал на шестерых. Еду просто принесли сюда».

Мы набросились на еду как трое голодающих мужчин. Это была лучшая еда, которую я когда-либо ел, хотя я и вспомнить-то мог только последний месяц, да несколько дней своей предыдущей жизни. У нас заняло примерно полчаса, чтобы насладиться пиршеством. Мы особо не разговаривали, только похвалили восхитительность стола, иногда просили передать воды или яблочного вина, и, кроме того, каждый из нас в удовлетворении отрыгнул ближе к концу.

«Ааа. Я могу привыкнуть к такому», — сказал Ярин, откинувшись, и сделав глоток вина. «Надеюсь Надея будет держать меня рядом еще несколько недель, чтобы я нагулял себе жирка».

«Она наняла тебя для этой работы?» — спросил я, надеясь, что понимаю язык достаточно для того, чтобы сделать такой вывод. Я никогда не спрашивал, почему он сопровождал Надею и Поуга, думая, что он был частью их страны, и служил Надее.

«Ага. Я известен тем, что путешествую по миру, и появляюсь в нужных местах. Также я могу держать рот на замке, если золота достаточно. В этом деле его достаточно». Он улыбнулся мне. Мне нравился Ярин. Он много не разговаривал, но слова, которые вылетали из его рта, всегда были полезными. Было в нем что-то знакомое, что заставило меня расслабиться и почувствовать себя более комфортно в этом мире.

«Вы слышали что-нибудь от Надеи?» — спросил Поуг, смотря на Ярина. Он пожал плечами и посмотрел на меня. Я тоже пожал плечами. «Интересно, каков план на сегодняшний день?»

«Я не против сидеть тут и ничего не делать. Ну, кроме еды и питья, конечно!» — сказал Ярин, опасно наклонив стул так, что он стоял на двух ножках. «Нам нужен перерыв». Я кивнул в согласии, даже несмотря на то, что мое тело умоляло меня сделать что-нибудь активное.

«Я собираюсь пойти посмотреть, смогу ли я найти ее или своего дедушку», — встав, сказал Поуг. Он посмотрел на меня сверху вниз. «Ты собираешься остаться здесь, или пойдешь в свою комнату?»

«Я хотел прогуляться и исследовать замок», — сказал я, но его лицо быстро нахмурилось.

«Я не думаю, что это хорошая идея. Ты можешь потеряться, или мы будем долго тебя искать, когда ты понадобишься. Ты можешь оставаться в одном месте?» Я вздохнул.

«Тогда я вернусь в свою комнату». Я попытался скрыть свое разочарование.

«Отлично. Я приду за тобой, когда найду Надею». Мы разделились, и я направился назад, по широкому каменному коридору в свою комнату.

Я шагал в течение нескольких минут, а затем начал разбирать вещи в своем рюкзаке. Затем я проверил свои мечи, чтобы удостовериться, что они надлежащего качества. Вздохнув, я вспомнил, что затачивал их несколько дней назад, и их состояние осталось с тех пор без изменений.

Прошел час, и меня начала мучить жажда, так что я потянул за колокольчик, чтобы вызвать слугу. Через несколько минут в мою дверь постучали.

«Чем я могу вам помочь?» Эта девушка была старше, чем та, которая принесла мне белье. Красивая, с темно-каштановыми волосами, обрезанными примерно на высоте шеи. На ее лице была россыпь веснушек. Она посмотрела на меня со всех сторон, и ее щеки покраснели. Румянец сделал ее почти красивой. Не такой красивой, как Надея или Джессмей, но за последний месяц я не особенно оглядывался вокруг в поисках женщин.

«Можно мне воды и, может быть, пива или вина?»

«Вы хотите какой-либо еды?» Она посмотрела вниз, туда, где мои штаны закрывали промежность, и покраснела еще больше.

«Фруктов хватит. Можно также сыра и хлеба?»

«Да, конечно. С удовольствием. Я вернусь». Она повернулась и ушла.

Через пятнадцать минут она снова постучала в дверь.

«Сегодня хороший день. Вы бы хотели поесть на балконе?» — спросила она, протянув через дверь большой поднос. Она была стройной, но на ее руках были выраженные мускулы.

«Я забыл о балконе. Это звучит неплохо».

«Во дворе, на который выходит ваш балкон, тренируются воины. Они солдаты, прибывшие из четырех различных королевств! Там, внизу, у них проходят спарринговые матчи. Я удивлена, что вы не смотрите», — сказал она, попытавшись открыть дверь. Я быстро взял у нее поднос, чтобы она его не уронила.

«Я не знал этого». Мне стало интересно, они готовились к возможному нападению Древних, или это была обычная тренировка в Ние. Мне было любопытно посмотреть на армию Нии. Из предыдущих воспоминаний, я знал, что был сильным и хорошо тренированным, но все еще не был уверен, особенный ли я, или те несколько убийц и солдат, которых я победил, просто были слабыми. Я предположил, что все современные люди очень медленные, по сравнению с воинами моего времени.

«Да, вот они», — сказала она, указав вниз, во двор, где около шестидесяти мужчин в различных мундирах и доспехах построились в виде круга. Двое мужчин танцевали внутри, пытаясь ударить друг друга деревянными мечами. «Садитесь, пожалуйста», — проинструктировала она меня, прежде чем разложить тарелки с едой для меня на столе.

«Если вам понадобится что-то еще, просто позвоните в колокольчик. Я буду здесь до двух часов после заката. Так что если что-то нужно, пожалуйста, звоните», — повторила она с улыбкой. Я все еще пытался понять, что в этом языке значат так особо подчеркнутые слова. Может быть красивая девушка так намекает, что хочет заняться со мной сексом?

«Я буду иметь вас в виду», — сказал я, взяв стакан с водой, и отпив из него. Она улыбнулась, и посмотрела вниз, прежде чем вернулась в комнату. Я смотрел, как раскачиваются ее бедра, когда она уходила. Если я не буду занят поздно вечером, я узнаю, было ли мое предположение о ней верным.

Я съел кусочек сыра и несколько фруктов, пока смотрел вниз, на солдат. Они подбадривали и кричали на двух мужчин, кружащих по кругу. Один носил на себе цвета Нии, другой — голубые. Я подумал, что скорее всего это был мужчина из Бриллы.

Через несколько минут солдат из Бриллы упал, получив неприятный удар по голове. К счастью, мечи были мягкими, и я сомневался, что был нанесен какой-либо серьезный вред. Мужчина из Нии помог мужчине из Бриллы подняться, и они на секунду обняли друг друга. Моя голова закружилась, как будто я падал.

Его рука схватила мою шею и вырвала меня из кровати. Это была двухъярусная кровать, и я был на вершине. Пока моя голова падала, воздух покидал мое тело. Он перенес весь своей вес на мое горло, и перед моими глазами начали появляться пятна.

«Я собираюсь, блять-таки, тебя убить», — прошептал он в мое ухо сжав предплечьем мою гортань. С его лица все еще сочилась кровь после того, как я ударил его дубинкой. Я ожидал, что это случится, так что я был подготовлен. Но я все равно не мог двигаться, так что было невозможно выбраться из данной ситуации.

Он не видел кинжала в моем рукаве, но почувствовал, как появилась огромная дыра в его животе. Его кишки в беспорядке выплеснулись на меня, и он задохнулся от боли. Нажим на мою шею ослаб, потому что он перенес свои руки к животу в попытке засунуть органы обратно в тело.

Это было большой ошибкой.

Моя правая рука достигла его шеи и схватила ее за долю секунды до того, как я поднялся, и воткнул кинжал еще сильнее ему в живот. Я чувствовал, как он пробил ему позвоночник и вышел из спины. Он снова задохнулся в агонии, и я вытащил кинжал, и засунул его снова. Моя рука и ладонь были покрыты его кровью. Она хлынула из его тела как красный водопад.

«Подожди. Стой!» — кричал он, падая на меня. Я поднес кинжал к его горлу.

«Что?» — прошептал я в его ухо. Я был готов убить. Этот человек преследовал меня с тех пор, как я сюда попал. Ответом будет поездка в вечность на острие моего ножа.

«Ты победил! Ты побил меня. Бля, чувак. Я не хочу сейчас умирать. Не так. Извини, что издевался над тобой», — он распустил нюни перед моим лицом. Его горячая кровь вытекала на мой живот, как будто он мочился на меня. Я вспомнил, как мой отец лежал на земле, как кровь текла с его тела на траву. Больше я не рыдал по этому поводу.

«Хорошо. Я оставлю тебя в живых». Я оттолкнул его от себя, и он зарыдал. Он засунул свои органы обратно в живот, и упал рядом со мной на пол. Через несколько минут бешеного дергания он затих.

«Никогда не думал, что когда-нибудь буду использовать исцеление вот так. Я должен был умереть уже сотню раз. Но я продолжаю возвращаться. Это должно быть ад», — сказал он, терпя боль.

«Это ад. Эльфы — наши хранители здесь».

«Как тебя зовут, приятель?»

«Кайер».

«Я Тайер. Извини еще раз, Сын Молнии. Ты знаешь, мы оба сыновья… эм… Твой отец тоже мертв?»

«Да».

«Что он делал?»

«Он был кузнецом. А твой?»

«Плотник. Подходит, да?» Я кивнул, поняв игру слов. ‘Тай’ означало ‘древесина’ на нашем старом языке.

Мы некоторое время ничего не говорили. На расстоянии мы могли слышать звуки спарринга наших партнеров по тренировкам.

«Ты думал о том, чтобы убежать отсюда?» — спросил он.

«Где? Как?»

«Я не знаю, Брат. Иногда я мечтаю об этом. Я могу бегать быстрее, чем они. Я сильнее, чем они».

«Они поймают тебя. Ты умрешь», — сказал я, закрыв глаза.

«Это будет не так уж и плохо. Я просто не хочу умирать здесь, когда ты смотришь на меня такими глазами. Твои глаза пугают, Брат. Они сумасшедшие».

«Мы все сумасшедшие», — сказал я.

Я покачал головой и сел на свой стул. Поскольку я все еще сжимал недоеденное яблоко, я съел его и посмотрел вниз, на солдат. Друга пара сражалась в круге внизу. Я вздохнул, подумав о Тайере. Было неплохо получить еще долю воспоминаний об этом человеке.

Не думаю, что я был голоден, но я снова начал есть пищу. Теперь я не мог сидеть на одном месте. Мне хотелось спрыгнуть вниз, на поле, где практиковались солдаты, и сражаться с ними. Я начал чувствовать энергию через Землю и камень замка. Вода в моей крови закручивалась с теплом моего сердца. Я откинулся и наслаждался теплотой, проходящей по моему телу.

Я был настолько увлечен собой, что с первого раза не услышал стук в дверь. Теперь в нее колотили дальше. Я прошел по своей комнате, и открыл ее.

«Ты в порядке?» — спросила Надея, с беспокойством на лице.

«Я выходил на балкон, и не слышал тебя у двери». Она носила белое платье с фиолетовыми цветами, вышитыми с левой стороны. Ее волосы были распущены и ниспадали прямо на спину, глянцевые как шелк. На ней были тонкие сандалии, а не обычные кожаные ботинки. Было странно видеть эту мощную женщину в таких девичьих одеждах. Она выглядела великолепно и в таком наряде, но из того, что я о ней знал, я догадался, что такой внешний вид не был ее выбором.

«Мне нравится твоя одежда», — сказал я ей, криво улыбнувшись.

«Спасибо. Я должна одеваться подобным образом в замке, а то мой отец закипит как чайник». Она мне улыбнулась. Ее рот немного открылся, так что стало видно зубы. Мне хотелось провести своими пальцами по ее темно-красным губам, а затем испить из них.

«Чайник?» — спросил я, подняв бровь.

«Да. Не обращай внимания. Ты можешь пойти со мной? Мы бы хотели с тобой встретиться».

Я кивнул. «Мне что-нибудь нужно?»

«Нет, просто иди за мной», — сказала она, потянув меня в коридор. Я закрыл дверь за собой.

Ее рука скользнула вокруг моего локтя и бицепса с левой стороны, когда она вела меня через лабиринт коридоров. Я чувствовал цветы в ее волосах и то, как тепло ее тела высвободило аромат лавандового масла. Я посмотрел на гладкую, загорелую кожу на ее шее и плечах. Ее запах заставил мой рот увлажниться.

«Ты в порядке?» — спросила она. Я вспомнил, что забыл выучить слово, обозначающее секс у Поуга. Затем я вспомнил, что она, вроде, поняла, что я сказал ‘голодный’, имея в виду это слово.

«Я голоден тобой», — сказал я, когда мы подходили к ступенькам. Она посмотрела на меня в изумлении.

«Я могу достать тебе немного еды, когда мы доберемся до места встречи», — сказала она со спокойным лицом, но ее сердце начало биться быстрее.

«Нет. Голоден тобой, не едой. Я забыл спросить это слово у Поуга. Ты знаешь, что я имею в виду. Когда люди хотят произвести потомство, они делают эту вещь. Как она называется?»

«Спаривание?» — ее слегка загорелая кожа сейчас была на несколько оттенков темнее.

«Да. Я думаю, это и есть то слово. Я хочу спариться с тобой. Сейчас, на самом деле. Я правда хочу спариться с тобой. Я говорю правильно?» Она остановилась, посмотрела на меня, ее глаза широко распахнулись от удивления. «Может я сказал это неправильно? Ты выглядишь расстроенной. Я сказал это неверно? Твое сердце бьется слишком сильно».

«Я продолжаю говорить себе, что ты не знаешь, что говоришь, но затем понимаю, что ты точно знаешь, что говоришь. Но ты все равно это говоришь». Она потянула меня за руку, чтобы продолжить идти. Затем она посмотрела вниз, на наши переплетенные руки, и отстранилась от меня.

«Извини. Я не понял. Ты не хочешь спариться со мной?»

Она остановилась, и повернулась ко мне снова. Теперь она выглядела рассерженной. Слуга открыл дверь рядом с нами, и Надея подождала, пока он ушел по коридору, прежде чем начать говорить.

«Ты не можешь просто сказать такие вещи кому-нибудь. Это слишком прямолинейно. Ты понимаешь?» — ее глаза угрожающе мерцали.

«Нет, я не понимаю. Я хочу спариться с тобой. Ты хочешь спариться со мной. В чем проблема? Я могу сделать, чтобы ты чувствовала себя отлично. Я хочу сделать, чтобы ты чувствовала себя отлично. Я дотронусь до тебя, и буду тебя везде пробовать». Я снова посмотрел на нее. Ее тело явно реагировало на то, что я говорил.

«Кайер, остановись! Почему ты говоришь это? Нам нужно идти на встречу с моим отцом! Король, может быть, тоже там будет. Пожалуйста, сконцентрируйся на этом вопросе. У нас есть более важные вещи». Она остановилась, пропуская еще одного проходящего слугу, и продолжив шепотом, «У нас есть более важные вещи, чем… то, о чем ты говоришь». Она скрестила руки, и высунула одно из своих бедер. Я мог видеть гладкую форму ее бедер и живота через материал платья.

«Хорошо, тогда после встречи. Мы пойдем обратно в мою комнату», — сказал я, продолжая идти.

«Нет! У тебя только одно на уме?» — зашипела она на меня.

«Да. Я спал очень долгое время. Я очень хочу спариваться», — нахмурился я. «Сколько еще?»

«Мы почти пришли. Полагаю, я не подумала о том, сколько ты спал». Внезапно она остановилась, и схватила мою руку.

«Подожди, это из-за меня? Или ты просто хочешь спариваться? Мы можем назвать это ‘занятием любовью’? Это слово меньше напоминает спаривание животных».

«Хорошо, я хочу заняться любовью с тобой», — сказал я, пока моя рука ласкала ее. Она не отошла от меня, и я улыбнулся. Мне не потребуется служанка сегодня ночью.

«Нет, ты хочешь заняться любовью с кем угодно? Или заняться любовью со мной?» Она подняла бровь и прикусила нижнюю губу, ожидая моего ответа.

«Я бы предпочел тебя. Я спрашивал Джессмей в таверне, прежде чем нас атаковали убийцы, и она сказала, что в комнате нет кровати, так что мы не можем этого сделать. Хотя нам не нужна кровать, чтобы заниматься любовью». Ее рот снова открылся, а глаза стали огромными. На секунду я не понимал, сказал ли я что-то не то.

Затем я понял, что сказал. Блин.

Ее губы резко нахмурились, и она снова потянула мою руку, отпустив ее, когда я проследовал за ней.

«Эта комната». Она не смотрела на меня, открывая дверь. Ее сердце все еще быстро билось, и я слышал, ее возбужденное дыхание.

Это была большая комната с массивным столом в середине. На столе находилась огромная цветная карта с различными линиями границ и вырезанными кусочками дерева, которые, как я догадался, отображали размещение войск.

Они собираются отрезать нас здесь, у океана и болот. Они собираются заставить нас выйти на открытое пространство. Нас будет в три раза меньше. Что нам делать, Кайер?

Я услышал голос в своей голове, но это не был голос Тайера или старого человека с тростью.

Четыре человека подняли голову, когда мы вошли в комнату: Поуг, его глаза были яркими, а улыбка огромной; более старый и лысый человек с длинной белой бородой и пятнистой одеждой, человек среднего возраста, одетый в затейливо вышитый фиолетовый костюм с золотой отделкой — у него были длинные и толстые каштановые волосы; а также блондин среднего возраста, который был одет в военную форму. На своем костюме он носил различные медали и знаки отличия. Он стоял, весь во внимании, взирая на меня с подозрением.

«Это мой отец, герцог. Это Кайер», — представила нас Надея. Я достиг противоположной стороны стола и пожал руку человека с каштановыми волосами. Его пожатие было мягким, и он мне улыбался. У него были голубые глаза, напомнившие мне Джессмей. Герцог был красив, но я догадался, что Надея больше взяла от матери, так как у них не было общих черт, кроме цвета волос.

«Рад встретить тебя. Моя дочь рассказала мне о твоих путешествиях». Я кивнул и посмотрел на военного человека.

«Это один из генералов короля, Маэрк». Я пожал руку мужчины, но он ничего не произнес.

«Это мой дедушка!» — лицо Поуга сияло, когда я повернулся к старику. Я улыбнулся, и пожал ему руку.

«Очень, очень рад встретить тебя, Кайер. Я Дженси. Нам столько нужно с тобой обсудить!» — сказал старый человек. На лице его были морщины, которые обычно появляются от улыбок, его руки были грубыми и изношенными, даже по сравнению со стоическим генералом. Мне он сразу же понравился.

«У всех нас есть вопросы, которые мы бы хотели тебе задать. Не будешь ли ты так любезен присесть, и позволить нам поговорить с тобой?» — спросил герцог. Я кивнул, и сел на противоположной стороне стола.

Надея посмотрела на меня со своего места, и сложила руки на груди. Я посмотрел на остальных человек, и стал ждать, пока они начнут расспросы.

«Джентльмены, вы не против, если я начну первым?» — спросил Дженси. Остальные два мужчины кивнули. «Спасибо».

«Кайер, ты можешь рассказать нам о своем имени? Что оно означает?» — спросил он, разворачивая кусок пергамента, и беря перо в руку.

«Оно означает ‘Сын Кая’. Кай был кузнецом и моим отцом. Имя моего брата — Леотол. Он тоже работал в кузнице с моим отцом».

«Спасибо. Поуг был прав, у тебя потрясающее чутье на язык. Это прекрасно! Что означает Кай?»

Я попытался достать информацию из своей памяти.

«Оно означает ‘молния’ на нашем старом языке. Можно мне немного воды или вина? Кажется, меня начинает мучать жажда». Герцог кивнул, и позвонил в висящий рядом колокольчик.

«Что ты имеешь в виду под ‘старым языком’? Это не тот язык, на котором ты разговаривал с Поугом, когда тебя разбудили?» Он с большой настойчивостью писал на бумаге.

«Нет. У Людей был язык прежде чем Эльфы обратили нас в рабство. Мы давали имена детям, используя старые слова, хотя больше мы не говорим на этом языке». Он кивнул.

«Что означает имя твоего брата?»

«Оно означает ‘Танцующая бабочка’. Мой отец говорил, что мать хотела девочку, и уже подобрала имя». Поугу пришлось перевести часть данной фразы.

В комнату вошли слуги, неся кувшины с водой и бутылки с вином. Я налил себе немного вина, смешал его с водой, и выпил. Дженси подождал, пока слуги уйдут, прежде чем заговорил снова.

«Ты много помнишь о своей матери?»

«Нет. Отец никогда не говорил о ней. Он сказал нам, что ее убили Эльфы. Тогда это часто случалось». Он поморщился в знак симпатии.

«Ты можешь рассказать нам о Древних? Их сильные и слабые стороны? Являются ли они теми же Эльфами, о которых ты упомянул?» — спросил герцог. Дженси выглядел немного расстроенным, из-за того, что его прервали, но я понял, что герцог обладал значительной властью, и я сомневался, что ему была интересна история моей семьи так же, как и Дженси. Для него я был частью срочно необходимой военной стратегии, для Дженси я был живым артефактом, который может рассказать ему о цивилизации, которую он и его семья изучала всю жизнь. Все обо мне и моем прошлом очаровывало его, а герцог, и, как я полагаю, Маэрк, хотели определить, как я смогу помочь им, и как можно быстрее.

«Я верю, что те, кого вы называете Древними это мои Эльфы. Они — раса, похожая на людей. Но они живут гораздо дольше. Они очень сильны. Некоторые от двух до четырех раз сильнее, чем человек. Они также быстры и обладают удивительными способностями к бою. Я думаю, некоторые из них могут использовать магию. Они могут контролировать Ветер, Огонь и Землю. Они могут быстро излечивать себя, и почти никогда не устают». Я пытался вспомнить что-то еще, но моя память была далеко не полной.

«Что насчет из слабостей?» — спросил генерал, находящийся за герцогом.

«Я не помню ни одного. Я ненавидел их в своих воспоминаниях. Но не помню, чтобы убил кого-либо из них. Я не помню никаких убийств. Я помню, что был конюхом. Я помню, что мой отец и мой брат были убиты Эльфами; я помню, что тренировался в их армии, меня посылали на смерть, когда они сражались друг с другом по мелочам. Я помню, что тренировался с группой людей, и также помню, что стою на поле боя с красным знаменем и черным черепом».

Я осушил мой стакан и налил в него еще вина с водой. Мой рот был сухим.

«Ты помнишь какие-либо битвы с Эльфами? Что-нибудь о сражениях с ними?» — снова спросил герцог?

«Нет».

«Ты помнишь, что тебя называли ‘О’Баарни?'» — влез дед Поуга. Я тяжело вздохнул и откинулся на спинку стула. Я нахмурился и сделал глубокий вздох. Им это не понравится.

«В одном из моих воспоминаний я тренировался с другим человеком. Я думаю, мы были частью чего-то военного, но я не помню. Старый человек попросил другого человека и меня пойти поохотиться и принести еды для О’Баарни».

Несколько минут висела тишина.

«Что это значит?» — спросил генерал.

«Я знаю, что вы искали этого человека по имени О’Баарни. Вы думаете, что я это он, но я точно знаю, что это не так. Я думаю, что я был солдатом в его армии, но как я могу быть этим О’Баарни, если при этом меня просят принести ему еды?» Я почти чувствовал их разочарование в воздухе. Они возлагали все надежды на спасение своей страны на меня, много вложили в мои поиски, а я был не тем человеком, кого они ожидали, кто был им нужен.

Поуг болезненно сглотнул, и, похоже, был уничтожен моими новостями. Я посмотрел на Надею. Она смотрела вниз, избегая контакта со мной. Ее рот образовывал прямую линию.

«Ты уверен что не существует никакой возможности, что ты это он?» — спросил дед Поуга. Я кивнул.

«Я хочу вам помочь. Возможно для этого есть способы. Может быть у меня есть память о том, как О’Баарни победил Эльфов. Может быть я знаю что-то, что вы можете использовать. Моя память медленно возвращается. Я сделаю что могу, чтобы помочь вам всем».

«Я не понимаю», — сказала Надея. Ее лицо было злым, когда она глядела на меня. «Если ты не О’Баарни, то почему тебя поместили в глубокий сон в гробнице? Нет никакого смысла в том, чтобы ты там был». Герцог кивнул и спросил.

«Ты помнишь, почему тебя заключили в тюрьму и заставили спать?»

«Нет, не помню. Было письмо, выгравированное в камне плиты, на которой я отдыхал. Когда я читал его, я не мог вспомнить ни одного имени, но теперь я вспоминаю одного из них — он был моим партнером по бою». Лицо Поуга просияло, когда я закончил.

«Это правда. Извини, Дедушка, я забыл показать тебе это!» Поуг подбежал к своему рюкзаку, вытащил толстую книгу, которую использовал для перевода, а затем достал кусочек пергамента со срисованными символами. Дженси изучил его и медленно перевел вслух.

После того, как старый человек закончил, вся группа повернулась посмотреть на меня.

«Я помню Тайера, но это все. В моих воспоминаниях мы были друзьями, так что я не знаю, почему он мог бы хотеть наказать меня. По какой-то причине они хотели, чтобы я был убран из их жизней, но не убит. Я бы хотел вспомнить больше. Извините еще раз».

Надея открыла свой рот, чтобы что-то сказать, когда дверь за мной заскрипела. Прежде чем она полностью открылась, вся комната поднялась на ноги. Я встал со своего стула, чтобы посмотреть на вновь прибывшего.

Он был впечатляющим мужчиной, немного выше меня, с широкими плечами. Его волосы были такого же цвета, как у Джессмей, его глаза тоже были такого же морозно-синего цвета. На нем был надет длинная пурпурная мантия, размером как раз до земли. На его пальцах находились золотые кольца, а на голове была корона из золота и драгоценных камней. Я посчитал, что это их лидер.

За королем стояли двое стражников. Они носили простые кольчужные рубахи, но я заметил форму мышц под ними.

«Ваше Высочество, я не думал, что вы придете», — сказал генерал Маэрк, подойдя и поклонясь. Остальные в комнате последовали тому же примеру. Я повторил их движения, вспомнив время, когда непочтение означало смерть.

«Сядьте, друзья. Я хотел встретиться с этим человеком лично и задать ему несколько вопросов». Он посмотрел на меня. «Тебя зовут Кайер, правильно?»

«Да, это так, Король». Я надеялся, что правильно к нему обратился. Он улыбнулся.

«Рад встрече с вами. Дайте мне занять место вот здесь». Он прошел к креслу, стоящему подле кресла Надеи, и сел. Его стражники встали за ним, и смотрели на меня еще более осторожно, чем смотрел Маэрк. Король налил себе воды, и сделал глоток.

«Я хотел поблагодарить тебя за спасение моей любимой Джессмей и моей племянницы от возможной смерти и явного похищения. Вы оказали моему королевству, моему брату и мне огромную услугу. Я бы не оказался на том месте, где нахожусь сейчас, если бы не вознаграждал тех, кто верно мне служит, так что я хочу наградить вас».

Я кивнул. Я спас их не потому, что надеялся на вознаграждение. Я действовал на инстинктах. Но для правителя имело смысл устанавливать такие вот прецеденты.

«Я думаю, что мой брат и Генерал Маэрк попытаются определить, как использовать ваши таланты в предстоящих битвах, ну а я хочу позаботиться о тебе завтрашней ночью. У нас будет банкет, посвященный прибытию посланников от дружественных соседей. Во время этой церемонии я хочу посвятить тебя в рыцари. Это простой процесс, который даст тебе определенные законные привилегии в армии. Ты будешь получать недельную стипендию, и если выберешь участвовать в предстоящих битвах, а я надеюсь, что выберешь, то у тебя будет небольшая бригада солдат под командованием. Также я могу выделить тебе небольшой надел земли, однако с этим мы подождем до следующей весны. Я надеюсь, что к тому времени у меня еще останется чем править. Что скажешь?»

Я не понял все, что он сказал, но предположил, что он хотел вознаградить меня завтрашней ночью на празднике, и дать мне некоторое количество денег и людей под мое командование.

«Это звучит великолепно, Король. Спасибо». Я улыбнулся. Поуг посмотрел на меня и просиял.

«Теперь позволь мне задать тебе еще несколько вопросов. Я поговорил с Грейкиным о путешествии, и вот несколько вещей, которые я не могу понять. Я хочу узнать твое мнение. Это нормально?» Я кивнул. Король был очень харизматичен. У него были добрые глаза, и прямой, но не угрожающий взгляд, из-за которого казалось что он очень заинтересован в том, что я говорю. Чем больше он говорил, тем больше он мне нравился.

«Когда ты был в таверне с Джессмей, и атаковали четверо убийц», — остановился он, — «Я не уверен, в том, что произошло. Как вы победили их?» Я увидел, как Генерал Маэрк наклонился вперед.

«Джессмей вышла из своей комнаты, чтобы попить воды. Мы немного поговорили за столом». Я заметил, что Надея нахмурилась. Я уже достаточно узнал об их культуре, чтобы понять, что не стоило распространяться отцу Джессмей о чем именно мы разговаривали. «Затем я поднялся, чтобы пойти лечь в кровать. Я увидел тень в окне, а затем они высадили дверь. Один из них выстрелил в меня из арбалета, но промахнулся. Затем я пнул его назад, в его друга. Еще двое вошли из кухни, и я кинул в них стол. Грейкин, Надея и Ярин выбежали, чтобы помочь мне закончить с ними».

Король откинулся в своем кресле и кивнул.

«Я думаю, что ты слишком скромный, Кайер». Он залез в свою мантию и достал кусочек бумаги. Развернув ее, он показал мне символ, написанный на ней. Это был круг с тремя параллельными вертикальными линиями. «Ты знаешь, что это?» Я осторожно посмотрел на нее.

«Нет, Король. Я никогда не видел такого ранее. По крайней мере, я не могу вспомнить».

«Нет, я не думаю, что ты вспомнишь». Король повернул листок и показал его Надее, ее отцу, Маэрку, Поугу и Дженси. Они широко раскрыли глаза и ахнули. Король снова посмотрел на меня. «Это символ Гильдии Убийц. Грейкин осмотрел их, прежде чем тела были уничтожены. Они работают в нашем мире, выполняя некоторые ‘специальные’ задания. Этот конкретный символ — один из их наивысших рангов. Люди, которые нанесли его на свое тело — одни из лучших убийц в мире. Эти люди не промахиваются арбалетными стрелами, им не мешают столы на кухне, и они никогда не терпят неудачу». Я улыбнулся и засмеялся.

«Что в этом смешного?» — спросил король. Я не мог понять, разозлил ли я его, так что на всякий случай перестал смеяться.

«Я не думаю, что они были очень впечатляющими», — сказал я с ухмылкой. Король улыбнулся в ответ.

«Расскажи мне о столе, который ты бросил. Был ли он тяжелым?»

«Я не помню, Король. У меня не было оружия, а Джессмей стояла между нами. Я попросил ее пригнуться, схватил стол и кинул его». Он кивнул.

«Грейкин сказал мне, что столы в этой таверне были привинчены к полу. Большинство столов в тавернах привинчиваются, чтобы их нельзя было кидать во время боя. Он сказал, что изучил стол, который ты бросил. Он был выдернут из пола. Понадобилось бы десять или больше человек, чтобы выдернуть его без инструментов. Ты понимаешь, что я говорю?» Я кивнул. Теперь, когда моя память возвращалась, я знал, что сильнее обычных людей. Намного. Даже сильнее, чем Эльфы.

«Я сильный». Я кивнул и улыбнулся, затем схватил свой стакан и выпил еще немного. Король засмеялся.

«Мне нравится этот парень. Только ему надо больше есть. Похоже, что я могу просунуть его под дверь этой комнаты». Я улыбнулся еще шире. Прошло всего несколько часов, но я снова был голоден.

«Спасибо, Король. Вы тоже мне нравитесь. А еще мне нравится еда». Он рассмеялся от всего сердца.

«Мне больше не о чем тебя спросить. Я уверен, что ты сможешь нам помочь. У меня есть и другие дела. Я собираюсь прислать сегодня вечером своего личного портного в твою комнату, чтобы сшить тебе новую одежду. Вещи, которые ты носишь выглядят так, как будто они были в моде в Валорне десять лет назад».

«Я взял их в лагере Валорнских солдат. У меня не было никакой одежды, а им она больше не нужна». Король засмеялся снова. Смех исходил прямо из его живота.

«Ты мне нравишься, Кайер! Спасибо тебе снова. Увидимся завтрашним вечером. Не волнуйся о церемонии. Я пришлю кого-нибудь, чтобы тебя проводили». Все встали, когда король и его два стражника покинули комнату.

«Может ты и не О’Баарни, но у тебя явно есть способности, которые могут нам помочь», — сказал отец Надеи. «Возможно когда твоя память вернется, ты сможешь помочь нам больше. Грейкин сказал, что он объяснил тебе ситуацию. Ты понимаешь, почему мы так хотим найти О’Баарни?»

Я кивнул.

«Мы собираемся провести следующие несколько недель с посланниками из других стран — вместе мы будем разрабатывать план атаки. Может быть за это время ты сможешь вспомнить какие-то вещи, которые нам пригодятся. Мы не понимаем силу Древних, и действительно находимся в тупике, пытаясь понять, что же нам делать».

Я допил воду из кувшина и осмотрелся.

«Я устал», — сказал я после нескольких минут молчания.

«Да. Завтра мы сможем поговорить снова. Надея покажет тебе дорогу до твоей комнаты».

«Я могу это сделать», — нетерпеливо сказал Поуг. «Я имею в виду, что моя комната как раз напротив его, и я знаю, куда идти. Я отведу Кайера, пока вы разговариваете».

«Пусть так и будет», — сказала Надея, стрельнув в меня еще одним ледяным взглядом. Она была очень привлекательной, когда сердилась, и я не мог не улыбнуться ей. Герцог кивнул. Поуг коротко попрощался со своим дедушкой, Надеей, герцогом и Маэрком, а затем повел меня из комнаты для собраний обратно в мою. Он сказал, что ему нужно вернуться и поговорить со своим дедушкой, но попозже он вернется, чтобы пообедать со мной.

Я вернулся к просмотру боев солдат на поле. Это заняло меня еще на несколько часов, но больше я ничего не вспомнил.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments