Глава 13. Поуг

Наш въезд в столицу Нии очень отличался от въезда в Сапфир. Я подумал, что будет какая-то помпезность, может быть, парад в честь возвращения Принцессы домой из ее путешествия. Но вместо этого мы проскакали через город, в мощно защищенные внешние стены замка под покровом ночи.

«Почему мы въезжаем в замок в такое время?» — спросил я Грейкина.

«Все по-прежнему считают, что принцесса в замке, кроме того к нам прибыли сановники из Бриллы, Лоормы, Невана и Градара. Они хотят поговорить о разных вещах. Принц Лоормы и Принцесса Неваны тоже здесь. Было бы очень странно, если бы Джессмей неторопливо явилась через несколько дней после их прибытия. Мы не знаем, какие люди могут быть в толпе, нам не нужны другие попытки ее убить».

Я кивнул и посмотрел назад. Джессмей одела большой плащ с капюшоном, и пока мы вели лошадей по улицам, он скрывал ее черты, например яркие волосы. На первый взгляд, в этом не было необходимости, так как в городе был введен комендантский час через два часа после захода солнца, а время было близко к полуночи, но я предположил, что осторожность не помешает. Как сказал Грейкин, мы не знали, какие люди могут скрываться в тени, ожидая возможности навредить принцессе или похитить ее. Когда мы достигли основных врат города, половина людей Рунира отделились от нас, чтобы разведать дорогу впереди. Было новолуние, так что только Альта показывала свое серое лицо.

Город был очень красив днем, но ночью он спал как труп. Стены были бледно-белыми, с оттенками оранжевого и пурпурного, свисающими с имперских флагов как синяки. На улицах было тихо, если не считать мягкого бриза, который шелестел знаменами, да стука копыт наших лошадей на идеально вымощеных улицах. Эхо от нас, проходящих через главные улицы, наверное, разбудило и привлекло внимание большего числа людей, чем если бы мы шли во время обеденной суеты. Основная дорога через город была такой широкой, что двадцать всадников могли проехать по ней галопом рядом друг с другом.

Нам потребовалось тридцать напряженных минут, чтобы добраться до ворот замка. Они возвышались как горы, двадцать пять метров в высоту, и были известны как непроницаемые, хотя на самом деле их никто и не атаковал. Пятнадцатиметровые стены внешнего города успешно держали в страхе каждого захватчика на протяжении трехсотлетней истории Нии. Стены замка напомнили мне, что мое приключение почти окончено. Скоро я вернусь домой.

«Впечатляет», — сказал Кайер, когда мы подъехали ближе. «Как они это построили?» Он молчал почти всю поездку, с тех пор, как мы присоединились к людям Рунира. Он все еще был приятен и часто мне улыбался, но все мои попытки поговорить с ним о его памяти были встречены пожиманием плечами и извинениями.

«В библиотеке замка есть множество книг об этом». У меня есть прекрасная идея. «Я могу научить тебя читать на нашем языке! Тебе правда это понравится!» Я чувствовал себя счастливым. В смысле, у меня было чем заняться. Я мог бы остаться и быть частью планирования. Он кивнул и улыбнулся.

«Похоже это будет неплохое время. Мне нужна твоя помощь, чтобы приспособиться к этому месту. Столько еще нужно выучить». Его голос затих, но он продолжал смотреть вверх, на стены. Моя улыбка просто не могла быть шире. В стенах находились большие решетки. Звенья цепи, которые поднимали и опускали огромные массивы железа были огромными, размером с мое тело. Мне было интересно, сколько времени потребовалось, чтобы создать каждое звено. Я мог бы поспорить, что ответ на это содержится в одной из книг в библиотеке замка, поэтому был так рад тому, что прекрасно проведу здесь время, обучая Кайера чтению.

«Наконец-то», — сказал Грейкин группе, когда мы прошли через ворота. В его голосе было явное облегчение.

Стражники у входа отсалютовали Грейкину и Руниру, они отсалютовали в ответ, пока мы проезжали мимо. Главные двери в замок находились на расстоянии тридцати метров от стены, так что мы ехали еще минуту, прежде чем нас встретила дюжина конюхов. Никто из них не обратил особого внимания на Джессмей, так что они, наверное, не знали, что принцесса была с нами, ведь она так и не сняла капюшон своего плаща. Спешившись, люди начали стаскивать свои вещи с лошадей. Мы делали это так много раз, что потребовалось всего несколько мгновений, чтобы перевесить ремни со скакунов на наши спины.

«Замок такой огромный», — прошептал мне Кайер, и я с ним согласился. Я слышал, что он был самым большим в мире, но я не видел никакого другого замка, кроме замков Нии и Бриллы, так что не мог проводить сравнений. Он был построен из яркого камня, который, похоже, отражал даже тот небольшой свет, который давали нам луны. В различных местах возвышались пять башен, самая высокая из которых была выше чем девяносто метров, и имела медный купол. Высота остальных башен варьировалась от тридцати до шестидесяти метров. От основания отходило множество более мелких и широких выступов, имевших различную высоту. Некоторые из этих выступов были зданиями для слуг, а некоторые были бараками. В комнатах замка могло разместиться две тысячи гостей, а в бараках поместилось бы еще десять тысяч. Это был почти город в миниатюре. Из четверти окон еще исходил свет, так что рассматривание башен походило на рассматривание звезд в ночном небе.

Массивная деревянная дверь обозначала вход в Главный Зал. Перед ней тоже была железная решетка, которая поднималась в скрытый рукав. Люди Рунира оставили нас, чтобы доложить в бараки. Он сам сопроводил нас через главные двери.

Комната, куда мы попадали после входа в замок, должна была произвести на вас впечатление. Большие гобелены, элегантно сверкающие люстры и различные скульптуры королей и воинов прошлого развлекали наши глаза. Факелы и свечи давали свет, а приятный аромат заставлял мое тело чувствовать себя непринужденно. Мы ступали по фиолетовому и оранжевому ковру, пока проходили мимо различных дверей и массивных ступеней, ведущих на второй этаж. Комната была добрых шестьдесят метров в ширину, и вам нужно было пройти не менее тридцати метров, чтобы добраться до первой двери. Внутри нас ждала группа хорошо одетых стражников и слуг. Когда мы вошли, их лица светились от нетерпения.

«Рад, что вы добрались безопасно», — сказал старый лысый человек с белыми усами, когда подходил к нам. «Вы должно быть очень устали от ваших путешествий. Грейкин, у меня есть несколько слуг, которые сопроводят вас и вашего компаньона в ваши комнаты. Я также позабочусь об остальных ваших друзьях». Грейкин кивнул, и две молодых девушки знаками показали ему следовать за ними.

«Рад снова видеть тебя, Надея», — сказал человек с улыбкой.

«Спасибо, Герин. Я возьму свою обычную комнату. Вы можете разместить моих компаньонов в моем крыле? В соседних комнатах, если можно». Она вручила свои сумке слуге, который сразу же убежал. «Я знаю дорогу туда, но я хотела бы сначала встретиться со своим отцом. Он здесь?»

«Да. Он в своей комнате. Я отправлю стражника, чтобы он провел вас». Надея кивнула, а затем повернулась к нам четверым.

«Я встречусь с вами завтра утром. Нам нужно поговорить обо всем с моим отцом. Доброй ночи».

«Я могу провести вас в комнату вашего отца, если пожелаете», — сказал ей Рунир. Секунду она размышляла. «Я знаю, где она находится», — сказал он, прежде чем она смогла ответить.

«Звучит неплохо. Увижу вас завтра утром», — сказала она нам. Она посмотрела на Кайера, а затем развернулась и начала подниматься по лестнице с Руниром. Ее высокие кожаные сапоги эхом отзывались в коридоре, пока она шла по лестнице. Я думаю, она сама знала дорогу.

«Мы отведем вас в ваши комнаты, джентльмены», — сказал Герин, разведя руки в стороны. «Слуги понесут ваши вещи. Пожалуйста, чувствуйте себя так уютно, как сможете. Вы наши почетные гости. Так что просите все, что вам необходимо».

«Еда?» — спросил Кайер, когда мы отправились.

«Я сейчас же распоряжусь, чтобы вам принесли блюдо в вашу комнату. Вы предпочитаете что-то особенное?» На секунду Кайер выглядел смущенным, а затем ответил.

«Я очень голоден. Я съем все, что вы принесете». Он посмотрел на меня, чтобы удостовериться, что сказал все правильно. Насколько он был уверенным в себе, учитывая его боевую доблесть и кажущуюся несокрушимость, настолько же он был неуверен в этих новых ситуациях. Он все еще нуждался в моей помощи.

«Ага. Наш тощий друг ест больше еды на завтрак, чем Поуг и я за весь день!» — сказал Ярин, хлопнув Кайера по плечу. Худой человек усмехнулся.

«Очень хорошо. Я обо всем позабочусь. У нас также есть колокольчики для вызова слуг в комнатах, если у вас появятся какие-то другие запросы», — сказал Герин, когда мы поднялись по лестнице и прошли через толстую дубовую дверь.

Мы прошли еще немного, пока не достигли еще одной лестницы. Пройдя по ней четыре пролета, мы попали в длинный холл, ведущий к нашим комнатам. Герин, судя по всему, был экспертом по светским беседам, и спрашивал нас о путешествии, не слишком вдаваясь в детали. Двое больших мужчин несли наши вещи.

«Это будет ваша комната, сир». Герин открыл дверь в большую комнату с небольшим пламенем, горящим в камине. Жестом указав внутрь, он спросил «Вы тоже голодны?»

«Нет, просто хочу принять ванну и хорошую чистую постель. Спасибо, друг». Ярин посмотрел на нас. «Я увижу вас всех завтра за завтраком, если нас не вызовут. Можем мы поесть вместе, скажем через час после восхода, или около того?»

«Конечно, мы встретим тебя там», — бросил Кайер через мое плечо.

Ярин кивнул и вошел в свою комнату, отсалютовав, прежде чем дверь закрылась.

«Это будет твоя комната, молодой господин», — сказал Герин, указав мне на комнату, идущую за комнатой Ярина.

«А можно ли сделать так, чтобы мой компаньон и я были в одной комнате?» — спросил я, глядя на Кайера. Я понял, что не отходил от него с той ночи, как мы его разбудили.

«Мои извинения, молодой господин. Мне сказали дать вам эту комнату, а вашему другу — комнату напротив вас. Мне принести какой-либо еды?» Я покачал головой. «Вы уверены? У нас есть свежее персиковое печенье».

«Нет, спасибо, я просто собираюсь поспать». Я посмотрел на Кайера. «Ты справишься?»

«Конечно. Я же только напротив. Поговорю с тобой завтра». Он улыбнулся мне и повернулся, чтобы пройти в свою комнату. Герин открыл и показал ее. Он дал Кайеру краткий инструктаж по вещам в комнате, а затем пожелал тощему человеку доброй ночи.

«Дайте мне знать, если вам что-либо понадобится. Просто позвоните в колокольчик. Доброй ночи, молодой господин», — сказал Герин, уходя. Я со вздохом закрыл дверь.

Комната была великолепной. В каменном камине горел небольшой огонь, а в центре просторного пола находилась массивная кровать с балдахином и драпировками, свисающими с потолка. Резное изголовье кровати стояло впритык к дальней стене, которая была декорирована обоями с золотым оттенком. При ближайшем рассмотрении, я понял, что цвет исходил из настоящей золотой проволоки, вплетенной в бумагу. Обои в данной комнате, скорее всего, стоили больше денег чем деньги каждого человека в моей небольшой деревне вместе взятые.

В комнате также находился крепкий стол с небольшой масляной лампой, круглый стол со стульями, достаточными для шестерых, и диван с роскошной темно-зеленой обивкой. За столом находились две возвышающиеся книжные полки, размером до потолка, и заполненные томами в кожаном переплете. Это была всего лишь небольшая выборка книг из основной библиотеки, но все равно, это был богатый источник знаний, в который я хотел вникнуть. Я улыбнулся. Надея знала, что я был ученым, и наверное удостоверилась, что у меня будет комната для изучения. Может она хотела, чтобы я остался?

Хотя мое тело болело, а конечности были тяжелыми от усталости, мой мозг был возбужден и взволнован. Я не хотел идти домой, мне нравились мои путешествия, знание того, что я являюсь частью чего-то важного. Мне не хватало моего дома и моего дедушки, но мне не нравилась тихая, скучная жизнь, которую мы вели. Как я мог вернуться в мир, где самым важным моим решением за весь день будет то, какую книгу прочитать деревенским детям, если я провел недели как член команды, выполняющей миссию, исход которой важен для победы или поражения всего королевства Нии? Я надеялся, что мой план — научить Кайера читать, позволит мне остаться в замке немного дольше. Я знал, что когда-нибудь ностальгия перевесит мое стремление к чести и приключениям, но пока я хотел остаться здесь, с этими людьми, которых я считал друзьями.

У камина были двойные дверцы, которых я сначала не заметил. Они были застеклены с использованием красивого свинцового стекла, и на них были вырезаны фигуры, которые отражали даже тусклый свет камина. Я представил себе день, когда льется полный солнечный свет — сверкающие кристаллы будут захватывающими. Я открыл их и прошел на небольшой балкон, который выходил в причудливый сад. Я подумал о том, чтобы поесть там завтра и заняться наукой, но вспомнил, что должен буду есть с Кайером и Ярином. Комната была больше, чем весь дом, в котором Дедушка и я жили рядом с маяком. Я в изумлении подумал, что эта огромная комната, так витиевато украшенная, является лишь одной из многих сотен гостевых комнат в замке. Ния была так велика, так богата, что сложно было вообразить, что она может находиться в реальной опасности, хотя интеллектуально я знал, что опасность была очень реальна, и наступит очень скоро.

Я подошел к боковой комнате, за которой находилась раковина, туалет и огромная ванна. Элегантность ванной комнаты вдохновила меня принять ванну, но мне не хотелось пока распаковывать мои вещи. Вместо этого я вернулся к кровати и снял свою рубашку, готовый залезть в кровать, и дать отдых моим уставшим мышцам.

В мою дверь постучали.

Я на цыпочках подошел к ней и открыл ее. Первое, что я увидел было доброе лицо, полное морщин и белых волос на лице. Его голубые глаза почти всегда улыбались.

«Дедушка!» — прокричал я, обняв его. Он пах маслом сандалового дерева, которое он использовал после бритья.

«Поуг! Я так рад тебя видеть. Я так волновался. Дай мне посмотреть на тебя». Он подержал меня на расстоянии вытянутой руки и осмотрел со всех сторон. «Я думаю, ты вырос на пару сантиметров! Кроме того, я вижу у тебя появились мышцы. Ты становишься мужчиной». Он обнял меня снова. «Пригласи меня внутрь и расскажи мне все о своем путешествии».

Я так и сделал, и мы оба заняли сиденья за столом. Когда я увидел его, моя усталость прошла и я был готов рассказать ему все о нашем приключении. Он носил свободные черные брюки и желтую рубашку, которая была окрашена пятнами черных чернил и различных красок. Обычная для него шляпа c обвисшими полями сейчас отсутствовала на его лысой голове.

«Начни с того, как вы отъехали из Десаи», — возбужденно потребовал он.

Я начал рассказывать историю с того места, как я покинул наш дом, чтобы путешествовать на юг с Надеей и Ярином, которые встретили нас на дороге, когда мы только покинули Сапфир. Потом, через несколько дней нас нашел Грейкин. Я рассказал ему, как Джессмей добавила ложку дегтя к нам в мед. Затем я рассказал ему о нашем путешествии в Валорн. Дни, которые, казались, будут длиться вечно, пока мы прокладывали дорогу через джунгли. В конце концов мы вышли к руинам, которые ранее обнаружила Надея. Кайер лежал холодный и мертвый, но каким-то чудом живой, глубоко в темноте, на плите. Как я использовал слова, которым Дедушка научил меня, чтобы его пробудить. Через час мой голос устал, и Дедушка позвонил в колокольчик, позвав слугу, чтобы он принес нам воды и закуски.

«Поразительно», — сказал он, и залез своими пальцами в усы и бороду. «Интересно, язык который мы изучали изменился за прошедшие поколения. Или, может быть, мы никогда и не учили его правильно?» Он на секунду откинулся и задумался.

Прибыл слуга с большим кувшином воды, несколькими чашками и ломтем хлеба с сыром. Я взял стакан и небольшой кусочек сыра, а затем продолжил.

Я рассказал ему о наших страхах о том, что враг почти у нас на хвосте, и что они настигли нас, когда мы вышли из руин. Я пересказал ему, как Кайер легко победил их, а затем как мы последовали за ним на пост охраны, где он истребил оставшихся солдат.

«Поразительно. Так ты сказал, что он двигался как паук, быстро и с большой силой?»

«Да. Я не видел много драк, но он был так быстр, что мои глаза кое-как успевали увидеть его движения».

«Он точно должен быть О’Баарни. Я никогда не слышал о таких вещах, но легенды говорят, что у него была поразительная сила и скорость. Они также говорят, что он был очень умен, и его ни разу не победили в его битвах с Древними».

Я кивнул и рассказал ему о путешествии на скалах, как я переводил и учил его нашему языку, и как он учился с потрясающей скоростью. Дедушка кивнул и улыбнулся.

Потом я дошел до той части, про которую еще никому не рассказывал.

Он внимательно слушал, как я рассказывал о пробуждении в лагере. Тогда я еще не знал, но всех спасло то, что Кайер и я пошли за водой к соседнему потоку. Рот Дедушки остался открытым, когда я рассказал о быстрой битве, и о том, как Кайеру попала в грудь арбалетная стрела.

«Было не похоже, что он испытывает боль?» — спросил он в изумлении.

«Было не похоже, да. Он легко ее вытащил. Хотя я упал в обморок». Я нахмурился и вспомнил волну тошноты, которая заставила меня вырубиться. «Когда я проснулся, он заменил свою рубашку и сделал вид, что ничего не произошло».

«Разве Надея и Грейкин ничего не заподозрили? Разве они не слышали звуков битвы?»

«Это произошло так быстро, что было не так уж и много шума. Когда я проснулся, он улыбался мне и пожимал плечами, как он всегда делал. Позже, этой ночью Надея сказала, что он рассказал ей как удивил их. Я не хотел упоминать, что в него выстрелили из арбалета, так как сам не был в этом абсолютно уверен». Дедушка кивнул.

«Ты не спрашивал его об этом поподробнее?»

«Нет…» — вздохнул я. «Я боялся. Но во время нашей первой ночи на постоялом дворе я принес его вещи и порылся в его одежде. Рубашка, которую он носил все еще была в его рюкзаке, и я мог видеть дыру, которую проделала стрела и пятно крови. Но он выглядел целым и невредимым». Я откинулся и почувствовал облегчение. Огромный камень был снят с моих плеч. Дедушка задумался еще на несколько минут.

«Мне нужно побольше об этом поразмыслить. Пожалуйста, продолжай свою историю, Поуг».

Я рассказал ему как убийцы пытались атаковать Джессмей, пока я спал. Закончил я рассказом об окончании нашего путешествия здесь. Прошло несколько часов и я готов был упасть на стол и уснуть.

«Как эгоистично я поступаю! Я тут держу тебя, а у тебя наверное будет очень трудный день завтра. Иди в кровать Поуг, я поговорю с тобой утром. Я в комнате далее по коридору, третья или четвертая дверь. Герцог, Надея, ты, О’Баарни и я завтра встретимся после того, как вы позавтракаете», — сказал он, когда вылез из своего кресла и схватил последний кусок хлеба.

Я кивнул, мы снова обнялись и разошлись. Прежде чем он закрыл дверь, я положил свою голову на подушку и начал отходить ко сну.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments