Глава 12. Кайер

Я проснулся, сжимая свою подушку так сильно, что перья стали вылазить из швов. Еще раз быстро пробежался по памяти о сне, чтобы запомнить его.

Он был чудесен.

Мое сердце приятно щемило от такого счастья. Товарищество между Тайером и человеком с тростью, удовольствие от Земли и Воздуха, проходящих сквозь меня, и ничем не обремененная свобода погони за Тайером по лесу. И, что лучше всего, в воспоминании не было никаких Эльфов. Действительно чудесно.

Я пытался вспомнить, как работала магия, вспомнить энергию, протекающую через меня. Я вспомнил, почему у меня не удалось. Я продолжал думать об Эльфийской женщине из конюшен. Почему из всех их я ненавидел ее в особенности?

Я посмотрел на другую кровать. Поуг почти потерялся в большой кровати, которая занимала огромную комнату. Толстые шторы, закрывающие окно, пропускали через себя только крошечный кусочек света. Но для меня его было достаточно, чтобы заметить веснушки на его лице. Он мирно спал.

Затем я вспомнил, что сказал человек с тростью: «Захватите О’Баарни обед, пока будете там, ребята».

Я не был О’Баарни.

Меня наполнила печаль, когда я снова посмотрел на Поуга. Парень будет раздавлен. Как и Надея. Я не знаю почему, но они возлагали на меня столько надежд и ожиданий, и каким-то образом в наших путешествиях я хотел их исполнить. Я хотел им помочь. Не только потому что они меня разбудили, но и потому, что я чувствовал к ним те же чувства, что и к Тайеру в этом воспоминании с полем.

Они были моими друзьями.

Что же случилось, что я и большой лысый человек стали друзьями? Скорее всего, это была взаимная ненависть к нашим поработителям.

Мозг прыгал по деталям моей памяти, прежде чем я решил вернуться к магии, и остановиться на ней. Когда Поуг разбудил меня в руинах, я почувствовал, как по мне проходит Земля. Я также чувствовал Воздух, когда взбирался на скалы с Надеей. Я вспомнил ощущение воды, когда я пересекал поток на вершине скалы.

Я размышлял над тем, чтобы повторить магию, которую я пробовал во сне, но я не хотел уничтожить что-нибудь, как сделал это Тайер. Если у меня не получится, я могу убить и себя, и Поуга. Я должен выйти куда-нибудь наружу, и попытаться снова. Память была такой ясной и сильной, что я почувствовал как будто это только что произошло. Похоже, что Тайер все еще был здесь, со мной, улыбаясь своей ломаной улыбкой.

Я не мог спуститься по лестнице. Люди Рунира, конечно, меня уважали, но если я покину их ночью, то появятся вопросы, даже если они мне позволят. Они, вероятно, опасаются, что я собираюсь сообщить кому-нибудь о местоположении Джессмей.

Но оставалось окно. Я мягким движением выскользнул из кровати и посмотрел на Поуга. Он спал как кирпич. Он выглядел немного раздраженным из-за меня, наверное из-за моих вопросов, так что я решил дать ему немного пространства, и посидел в таверне с людьми Рунира. Но похоже, что это только увеличило его раздражение. Он несколько раз настаивал на том, чтобы я посмотрел устройство водопровода в гостинице, и надулся, когда я сказал, что посмотрю его позже. Когда я подошел к кровати, он уже спал.

Окно открылось беззвучно. Мы были на втором этаже, окно выходило на главную улицу, бывшую на расстоянии примерно двенадцати метров подо мной. Ни секунды не раздумывая я выпрыгнул, и голыми стопами приземлился на булыжник. Посмотрев вокруг, я нашел несколько ориентиров, чтобы определить направление движения — высокие здания с интересной архитектурой.

Город все еще меня поражал. Я не мог вспомнить домов такого размера. Помнил я только небольшие деревянные сооружения, такие как конюшня в моей памяти или постоялый двор в небольшой деревне, где убийцы пытались схватить Джессмей. Конечно, моя память не была полной, так что существовала возможность, что когда-нибудь я вспомню похожие здания. Две луны заставляли голубую краску на зданиях светиться, как острова в моих снах, только с синим, а не зеленым оттенком.

На расстоянии я слышал, как люди ходят по различным улицам. Я не хотел встретить какого-либо стражника или горожан Сапфира ночью, поэтому решил выбрать самую быструю дорогу, ведущую за город. Стены, окружающие город были сделаны из декоративного голубого камня. Изнутри к стене были приделаны различные лестницы, которые позволяли людям, находящимся внутри города, залезть на верх стен. Я увидел несколько патрулирующих стражников, но залезть на лестницу незамеченным оказалось легко. Я спрыгнул в сторону, несколько секунд находясь в свободном падении. Затем я перекатился по земле, находясь уже за пределами города.

Чем быстрее я бежал, тем легче Земля и Воздух наполняли мои чувства. За несколько миль от города я остановился, находясь в небольшой дубовой роще. Кора деревьев была белой. Казалось, что это место безопасно, и его не видно со стен города, но все равно, я не хотел слишком долго отсутствовать в своей комнате.

Теперь пришло время проверить свою память.

Магия была рискованной, но сейчас мне не было дела. Я не был этим О’Баарни, так что даже если мой эксперимент привел бы к неприятным последствиям, и я умру, Поуг и Надея останутся там же, где они находились сейчас, ища кого-то, кем я не являлся. Было, конечно, глупо пробовать магию, основываясь на нечетких и расплывчатых воспоминаниях, но мне хотелось размять свои силы, и посмотреть, что получится. Может если я воспользуюсь магией, вернется еще какая-то часть моей памяти?

Я повторил шаги по памяти, фокусируясь на ладони руки, и чувствуя, как Земля протекает по моим ногам. Чувство не было таким же, как во сне, так как сила, текущая от земли была быстрее и сильнее. Я попытался замедлить ее, борясь с ней несколько минут, а может и часов, пока не начал ее контролировать. Моя грудь пела от этой силы, а мое сердце перекачивало палящую кровь вместе с моей концентрацией. Тогда я включил Ветер.

Он дул сквозь пальцы, вокруг моей шеи, волос и ушей. Я чувствовал, как он мне подчиняется. Моя память внезапно вернулась к Эльфийской женщине, которая преследовала меня во снах, но теперь я не испытывал никакого гнева.

Внезапно ладонь моей левой руки вспыхнула пламенем.

Оно выскочило, и перелетело на расстояние примерно метра от моей руки. Я смотрел прямо на него, и отпрыгнул в страхе, практически потеряв концентрацию, но схватился за нее, как за скользкую рыбу, прежде чем огонь потух. Огонь не издавал звука, но был ярким, и от него чувствовался сильный жар, как от кузницы. Я почувствовал, как Элементы приливают и отливают, изменяя нагрев и интенсивность пламени, и стал бороться, чтобы сделать его целостным. Огонь рос и уменьшался по мере поих попыток. Через несколько мгновений, я пожелал, чтобы он исчез, и так и произошло.

Моя ладонь была обугленной, почерневшей, и полной волдырей. Но по мере того, как я на нее смотрел, кожа начала заживляться с удивительной быстротой. Было больно, ладонь чесалась, как будто ее укусила оса, но менее чем через три секунды ожога не осталось, только белесый шрам, который охватывал большую часть ладони. На секунду меня ударил еще один приступ тошноты и невесомости, так что я перестал смотреть на руку, и глубоко вздохнул. Через минуту мой желудок расслабился, и сердце начало успокаиваться.

Я знал, что моя плоть излечится, так как я излечился, когда вытащил арбалетную стрелу из груди. Обычные люди не излечиваются подобным образом, но в моих воспоминаниях я был изменен. Я просто ожидал, что быстро излечусь.

Земля это твое тело. Твое тело это Земля. Твоя кровь это вода, которая течет внутри Земли.

Голос человека с тростью наполнил мою голову, когда я бежал обратно в город. Я легко взобрался на внешнюю стену, мои руки и босые ноги находили самые маленькие трещины и укромные уголки в синих камнях. Я не знал, сколько времени прошло с тех пор, как я покинул комнату, возможно час или около того, но может быть и больше. Пробег был бодрящим, так что я подумал, не пробежаться ли по периметру города несколько раз, прежде чем вернуться, но подумал, что Поуг может расстроиться, если проснется, пока меня нет. Поэтому я отказался от этой идеи.

Я вскочил на открытое окно гостиницы и проскользнул в свою комнату. Внезапное изменение от яркого света лун до темноты комнаты дезориентировало меня на несколько секунд, пока я пытался тихо закрыть окно и зафиксировать занавески. Я услышал в комнате второе сердцебиение, и опознал его как Грейкина. Он сидел в кресле около стола, и смотрел на меня. Я открыл рот, чтобы что-нибудь сказать, но он поднес палец к губам, а затем указал на спящего Поуга. Затем он показал мне, чтобы я следовал за ним. Скрипя суставами, он поднялся, и пошел к двери.

Четверо стражников подозрительно смотрели на меня, когда я следовал за Старым Медведем вниз, в его комнату. Они не сидели со мной в таверне несколько часов назад, так что не имели шансов поговорить со мной.

«Давай немного поговорим», — он ненадолго остановился, смотря на меня. «Кайер». Это было в первый раз, когда он использовал мое имя. Он не казался напряженным, так что я расслабился, и зашел в его комнату.

Я повернулся, чтобы посмотреть, как он закроет дверь за нами, и удивился — неужто его солдаты будут слушать наш разговор.

«Садись». Он показал на один из стульев за столом. «Воды?» Он налил себе кружку, и я кивнул. Он вручил мне полную деревянную кружку, а затем сел напротив меня.

«Где ты был?» — спросил он, нехарактерно спокойно. «Я просидел в твоей комнате почти час».

«Я не мог уснуть, так что решил исследовать город». Он кивнул и улыбнулся. Я не чувствовал в нем никакого зла, так что немного расслабился и слелал глоток воды из кружки.

«У нас может не быть другого шанса побыть наедине, прежде чем мы достигнем замка Нии, так что я хотел поговорить с тобой без мальчика и Надеи». Я кивнул, и подождал, пока он продолжит. «Я услышал об идее данной миссии почти два года назад. На севере шли разговоры об армии, растущей в силе. Говорили, что воины в армии очень сильны. На землях северных кланов есть удивительные бойцы, но там обитают племена, и они не собираются под одним знаменем. Был слух, что их систематически захватывают, порабощают, и заставляют бороться с другими племенами. За год все они были побеждены». Он остановился, чтобы сделать глоток воды. Эта история была мне знакома. Я закрыл свои глаза и увидел красное знамя с черным черепом. Тысячи тел в броне вытянулись передо мной.

«К северу от Нии есть четыре страны: Лоорма, Невана, Градар и Тимата. Они обычно являлись герцогствами под управлением одного правителя, но в последние пятьдесят лет переживали разногласия и между ними происходила внутренняя борьба. Разделение было сложным, но страны были на пути восстановления. Градар это страна, прямо на севере от нас, и у нас с ними такие же мирные взаимоотношения, как и с Бриллой. В любом случае, во все эти четыре страны были посланы требования сдаться, или быть уничтоженными. Их правителям разрешат ограниченный контроль над своими владениями, но если они не сдадутся, то столкнутся с экстремальными последствиями. Письма были подписаны как ‘Древние’, слово, которое мы ассоциируем с легендами о старых могущественных существах».

«Надея и ее отец всегда интересовались легендами. Вместо того, чтобы выдать девочку замуж и получить политический рычаг, король разрешил своей племяннице поехать на континент и исследовать руины, которые были оставлены предыдущей цивилизацией. Она верила, что легенды были неверны, и что история насчитывает больше лет, еще до того, как Северные племена были покорены. Надея и ее отец уговорили короля, что они смогут найти дополнительную информацию по истории Древних, и, возможно, способ их победить. Мы даже не проверили, что они — те же самые древние, которые послали угрозы, но король дал ей разрешение и доступ к ресурсам, чтобы она могла путешествовать по континенту и проводить исследование».

«Тимата была быстро захвачена объединенными силами Северных племен. Это была мощная страна с крепкими солдатами, богатыми лесами и горами с неограниченными запасами железа. Назад вернулись отчеты о том, что генералы вторгающейся армии — высокие мужчины и женщины с длинными металлического цвета волосами, острыми ушами и миндалевидными глазами. Они говорили о том, что они были ‘Древними’, и не выглядели как люди».

«Я сидел с королем и его генералами, когда они читали отчеты шпионов, и решали, что делать. Страны Лоорна и Невана попросили нас помочь, и мы послали солдат. Они оставили свои различия, и последние несколько месяцев сражались против сил Древних. Но все не так радужно. Сейчас конец лета, так что пройдет еще несколько месяцев, прежде чем наступит зима, и бои прекратятся. Но их ресурсы израсходованы, и почти истощены. Они не продержатся эту зиму без помощи из Нии и Бриллы. Ты понимаешь, что я говорю?» Он посмотрел на меня. Я думаю, он только что вспомнил, что я выучил их язык только несколько недель назад.

«Более или менее я понимаю».

«Хорошо. Шесть месяцев назад король получит письмо от Древних, с теми же запросами, как и другие страны. Они предложили ему немного лучшие условия. Если он присоединится к ним сейчас, он продолжит контролировать свои земли, они лишь будут забирать ресурсы и солдат в фиксированном объеме. Они запросили также встречу с королем, но он отказался».

«Надея доложила, что она нашла что-то интересное в процессе исследований, местоположение руин, в которых заключен О’Баарни. Древние смогли схватить его, но в конце концов были уничтожены его армиями. Предполагается, что он был настолько силен, что его нельзя было убить. Надея и герцог думали, что если это было правдой, то О’Баарни поможет нам в борьбе против Древних».

«Не могли ли вы просто объединиться с другими странами и победить их? Сколько у них солдат?» — прервал я его.

«Численность их войск неясна. Мы предполагаем, что сейчас у них есть около ста тысяч. Но они используют магию. Они создают гигантские взрывы, оползни и контролируют погоду, чтобы получить преимущество. Король планирует договориться с остальными лидерами, но хотя в некоторых областях мы и союзники, существуют различные мнения о том, кто за что должен отвечать».

Грейкин откинулся назад, и глубоко вздохнул.

«Что если О’Баарни был хуже чем Древние, как вы их называете?»

«Не похоже. Ходят слухи, что эти Древние — монстры. Согласно тому, что сказали мне Поуг и Надея, они едят человеческую плоть и убивают, соревнуясь друг с другом. Если этот О’Баарни их враг, то он будет нашим другом».

«Что сказали ваши шпионы? Вы не должны принимать решения, основываясь на легендах», — сказал я нахмурившись.

«Шпионы указывают, что эти Древние — очень эффективные и немного жестокие командиры, но этого можно было ожидать от силы, которая всегда побеждает».

«Но никаких рапортов о том, что они едят детей, или содержат кого-нибудь в рабстве?»

«Ничего сверх этого. Но все равно, Поуг и Надея, похоже, абсолютно уверены в их злых намерениях, а они оба — эксперты по данному вопросу». Он сделал еще один глоток воды. «Хотел бы я, чтобы это было пиво, но я не хочу напиваться перед моими мальчиками». Он кивнул в сторону холла, где люди Рунира были на страже. Из взаимоотношений между ними было ясно, что Грейкин занимал важное место в вооруженных силах.

Несколько минут мы смотрели друг на друга. Я глубоко вздохнул.

«Я не О’Баарни».

«Ты вспомнил? Откуда ты знаешь? Парень сказал, что ты многого не помнишь».

«Я проснулся ночью от вспышки памяти. Я был солдатом, или некоторого рода воином, но я слышал, как мой командир произнес ‘О’Баарни’. Он хотел, чтобы я принес О’Баарни еды, так что эта персона — не я. Я бы хотел помочь вам всем, но я не тот, кто вам нужен». Кровь отхлынула от его лица, когда он услышал мои слова. Я не думаю, что большой человек очень меня любил, но я понимал, что он поставил на экспедицию Надеи больше, чем подавал виду.

«Мне очень жаль слышать это, парень. Но даже если ты не О’Баарни, ты — это что-то. Ты жил в то время, и ты очень способный в бою. У меня не было возможности сказать тебе спасибо за то, что ты защитил Джессмей на том постоялом дворе, Поуга от солдат на вершине скалы, и все наши задницы, когда мы только разбудили тебя. Королевство Нии должно тебе три раза. Спасибо». Я кивнул и мы опустошили наши кружки. «Я уверен, что ты можешь быть полезен, и дать советы королю и генералам. Может быть, когда до этого дойдет, ты сможешь защитить Джессмей и Надею. Я становлюсь старым. Все еще способным, конечно, но я уже не так быстр и силен, как был. Когда Джессмей сбежала из своей комнаты, я понял, что я не становлюсь лучше с возрастом».

Он смотрел куда-то в сторону, погруженный в мысли. Я не знал, как успокоить его, или что сказать, чтобы облегчить его состояние. Я вернулся к моим снам об островах, зеленых деревьях, потоках воды, которые падали с уступов и исчезали в никуда. Мне стало интересно, кто вел корабли, которые плыли по небу. Видели ли они меня, прыгающего по островам? Может быть кто-то еще спал, и думал, что он находится на кораблях? Возможно они смотрели, как я прыгаю в пустом небе. Не думаю, что когда-либо еще вернусь туда.

«Я сделаю, что могу». Грейкин улыбнулся, услышав мои слова.

«Спасибо, приятель. Я и так слишком долго отрывал тебя от кровати. Увидимся завтра утром. Остаток этого путешествия будет проще». Я кивнул, и покинул комнату. Один из охранников заглянул в дверь, чтобы удостовериться, что Грейкин в порядке. Это была хорошая тренировка.

Я осторожно лег на свою кровать, чтобы не разбудить Поуга. Я пытался заснуть, но не чувствовал себя уставшим. Мой мозг был возбужден моими воспоминаниями, но я был разочарован тем, что не был тем спасителем, которого они искали. Снова посмотрев на Поуга, я вспомнил, что он должен объяснить мне систему водопровода. Думаю, он будет наслаждаться этим. Нужно будет спросить у него утром, когда он проснется.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments