Глава 10. Поуг

«Вот это да», — сказал нам Кайер, когда мы путешествовали по дороге, по направлению к столице Бриллы. Этот город был прозван Сапфиром, из-за его размещения на воде, а также из-за миллиарда оттенков синей краски, используемой для стен домов. Они сверкали в ярком прибрежном свете, отражая картину волн, танцующую на стенах. Некоторые были бледными, мучнистыми, другие ярко-лазурными, кобальтовыми, или чернильно-индиговыми. Диапазон цветов и переливы отраженного цвета и придавал зданиям вид ограненного драгоценного камня.

Это был большой город, не такой населенный, как столица Нии, но явно обладавший уникальным стилем. Книги с записями сообщали, что в радиусе четырех миль от столицы проживали более восьмидесяти тысяч горожан. Мы видели достаточное количество людей и животных, проникающих через украшенные ворота города, примерно как муравьи входят в свой муравейник.

«Он огромный. Его построили люди? Его построили мы?» В первый раз я увидел, как Кайер был удивлен. За последний час, как только мы увидели город на горизонте, он задавал вопрос за вопросом. Как только он узнал, что столица Нии была еще крупнее, он удивился еще больше.

«Как они все живут так близко друг к другу? Почему все синее? Как они добывают воду и еду?» Я пытался, как мог, объяснить, как все работает, и иногда мы переключались на его язык, чтобы я смог объяснить правильное значение. Особенно он был заинтересован в том, как распределяется вода. Я объяснил ему базовую систему водопровода. Это вызвало разговор на другие темы, чем мы и занялись, пока не дошли до ворот. Я был счастлив, поделиться с ним своими знаниями, выглядеть экспертом для того, кто настолько старше и опытнее меня.

У Бриллы и Нии были давно уже действующие соглашения о торговле и перемирии, поэтому здесь мы были в относительной безопасности. Грейкин рассчитывал, что отряд стражников Нии встретит и проэскортирует нас до конца нашего путешествия. На самом деле, он не хотел, чтобы в Брилле узнали, что Джессмей тут, или что именно с ней случилось. Это привлечет внимание к нам, а также к тому неловкому факту, что Джессмей оставила Нию без разрешения своего отца. Кроме того, для ее правильной встречи потребуется королевское приветствие и банкет. Надея не хотела иметь ничего общего с легкомысленными партиями, которые будут мешать ей доставить О’Баарни. Так что и она, и Грейкин договорились. Мы войдем и выйдем из Сапфира так быстро, как только возможно.

«Что это за шеренга?» — спросил меня Кайер относительно извилистой очереди людей, ждущих около ворот. Все слышали, как он спрашивает, но только я ему отвечал. Его нетерпеливые запросы почти напомнили мне моих маленьких студентов.

«Они просто изучают товары, которые люди привозят в город. Стражники нужны, чтобы удостовериться, что никто не занимается контрабандой оружия или нелегальных вещей».

«Нам что, нельзя пронести оружие в город?»

«Я думаю, можно, но небольшое количество, без всяких бумажных форм для предъявления правительству».

«Ох». Он посмотрел в небо и вдохнул воздух. Его борода снова выросла, и он почесал ее, пока снова осматривал ворота. «Крепость сзади, она называется замок?» Я кивнул. «Король Бриллы живет в нем и направляет военных?»

«Он издает законы, работает с торговыми соглашениями, и гарантирует, что страна управляется».

«Похоже, что это большой объем работы для одного человека».

«У него есть советники, и люди, на кого он перекладывает ответственность».

«Почему отец Джессмей не правит Нией и Бриллой, да и Валорном, раз уж на то пошло?»

«Ния и Брилла были друзьями последние несколько десятилетий. Валорн и Брилла не дружат, конечно, но текущий король Бриллы сосватал одного из своих сыновей за принцессу из Валорна, так что у них альянс». Кайеор кивнул, но я так и не понял, дошло ли до него. Я был не очень развит в плане политики стран, но я знал достаточно, чтобы дать ему общую идею.

Мы достигли передних ворот, и встретились с охранником, который был одет в отполированную кольчугу и синюю тунику. Он спросил нас, по делу ли мы, или просто путешествуем. Мы сказали, что путешествуем, и он направил нас на более короткую линию для инспекции. Мы привели своих лошадей к концу этой шеренги.

«Что-то не так?» — спросил я Кайера. Его лицо почти побелело.

«Я не могу вспомнить, что когда-либо был в городе. Я чувствую себя странно. Я не знаю, чего ожидать, тут так много движущихся людей». Он двигал своей головой, пытаясь посмотреть во всех направлениях, и на толпы людей, которые входили и выходили из ворот.

«Все будет хорошо, просто расслабься», — сказала Надея, отойдя на несколько шагов от лошади, чтобы поговорить с нами. «Не о чем беспокоиться». Она успокаивающе ему улыбнулась.

«Здесь слишком много сердцебиений, слишком много дыхания и разговоров. Сложно почувствовать Землю». Он улыбнулся одним ртом, его глаза остались узкими и напряженными, а капельки пота катились по его коротким волосам. Надея, казалось, не совсем поняла его слова, но не попросила его уточнить.

Грейкин разговаривал со стражником, который немного посмотрел на нас, после чего отсалютовал через ворота. Даже если ничего плохого не предполагалось, я все равно выдохнул с облегчением, когда мы вошли в город и присоединились к потоку людей, гуляющих по синим улицам.

Аллеи были сделаны из гладного темно-синего булыжника. Мы ехали примерно пятнадцать минут, в основном, по главной дороге, но немного и по извилистым переулкам. Я прожил основную часть своей жизни за пределами, в деревне в несколько сотен человек, но видел и многие большие города во время путешествий с Дедушкой, и во время миссии по возвращению Кайера. Несмотря на мой опыт, постоянная давка и суматоха города, а также уникальный дизайн и цвет зданий поддерживали мой интерес, пока мы передвигались к месту назначения.

Кайер смотрел на все вокруг с величайшим интересом, его зеленые глаза увлеченно светились, что являло разительный контраст с его обысным спокойным взглядом. Он больше не задавал мне вопросов. Я был благодарен за передышку, хотя я любил рассказывать ему о моем мире.

Через полчаса путешествий по извилистым улицам, мы достигли гостиницы, где должны были встретить стражников Нии. Она назывались «Синяя подушка», и выглядела, как будто в ней легко могло поместиться тридцать комнат — четырехэтажное лазурное здание. Мальчик-конюх схватил поводья лошади Грейкина и привел ее к зданию, стоящему в стороне, где примерно десять других скакунов стояли в загонах.

«Будет так приятно принять настоящую ванну», — сказала Надея Джессмей, когда они схватили свои сумки со скакунов. Джессмей нетерпеливо вздохнула в знак согласия.

«Мы будем чувствовать себя еще лучше, если встретим друзей. Тогда мы будем знать, что чье-то нелепое решение не повлияет на жизнь этого человека и целой страны», — сказал Грейкин, смотря на Джессмей.

«А он действительно любит лошадей, не так ли?» — спросил Ярин, и кивнул, идя позади группы. Мы повернулись, и увидели, что Кайер играет с чистым белым жеребцом в дальней стороне конюшен. Лошади, похоже, нравилось внимание. Он шептал какие-то слова, которых я не слышал. Я подошел, чтобы получить его внимание, и увидел, что он снял с лошади все снаряжение.

«Ты готов зайти внутрь вместе с нами?» — спросил я его. Несколько мгновений он, похоже, меня не замечал, но затем повернулся и кивнул. Я понял, что он набрал несколько килограмм веса с тех пор, как мы его разбудили. Он все еще был болезненно тощим, но его лицо больше не походило на лицо скелета.

В той области гостиницы, которая была таверной, было больше людей, чем я ожидал. Они пили и наслаждались обедом. Когда они посмотрели на вновь прибывших, возникла непловкая пауза в разговоре, но затем разговор начался снова. Несколько девушек, каждая из которых была немного старше меня, перемещались между столами, и наливали пиво, медовуху, воду, и разносили тарелки приятно пахнущей еды из кухни.

Один из мужчин в баре повернул свой стул, и подошел к нам. Он был примерно того же возраста, что и Надея, с песчаными светлыми волосами, и быстрой красивой улыбкой. Он протянул руку Грейкину, и большой человек пожал ее.

«Рад видеть тебя, Грейкин», — поприветствовал его Рунир, и посмотрел за его плечо, на Надею и Джессмей.

«То же и тебе, Рунир. Ты хорошо выглядишь. Рад, что ты смог нас поприветствовать. Какова ситуация?»

«Это», — Рунир посмотрел за плечо, на собравшихся людей, «все мои. Мы несколько недель ждали вас. Не знали точно, когда вы покажетесь, но верили в Духов, что придете». Грейкин кивнул и выдохнул с явным облегчением. «Мы выйдем, когда вы скажете. Если вы хотите, чтобы я передал командование вам, то я могу», — продолжил Рунир.

«Нет, приятель. Это твои парни. Ты слышал на улицах что-нибудь про нас?» — спросил Грейкин.

«Нет, сир. Ни слова. Но этот вид работы не входит в мои таланты. Мы поспрашивали в нескольких тавернах и местах сбора в городе. Я думаю, мы чисты. Меня необходимо представить вашим компаньонам?» — Рунир повернулся, чтобы изучить Ярина и меня. Я понял, что Кайер воспользовался сиденьем в баре, и как-то добыл миску с рагу и кружку медовухи, причем так, что Рунир его не заметил.

«Сегодня мы спим с вами. Мы устали, и леди должны отдохнуть и восстановиться. Вы оплатили все комнаты?»

«Да».

«Хорошо. Будет круто избавиться от этих девчонок на ночь. Ты можешь провести нас в комнаты?»

«Да, сир. У нас есть подходящее помещение для девушек. Следуйте за мной». Рунир подошел к Джессмей, и взял ее сумки. Затем они проследовали за ним через холл. Я посмотрел на Кайера, другие солдаты в комнате вроде бы игнорировали его, но за те несколько минут, что Рунир и Грейкин разговаривали, мой друг съел три миски с рагу. Я подошел к нему и дотронулся до плеча.

«Ты готов идти в комнату?» — я боялся оставить его.

«Все еще голоден. Может я встречу тебя там?» — сказал он, помахав с улыбкой барменше. Она выглядела довольной, видя, как он наслаждается рагу.

«Твоему другу необходима еда, мальчик. Он выглядит полумертвым!» — сказал солдат, сидевший рядом с ним. Несколько других мужчин в комнате засмеялись. Кайер улыбнулся им, и кивнул, набив рот.

«Хорошо. Я вернусь за тобой, когда распакуюсь». Мне было немного грустно, что он не пошел со мной. Я вернулся в основной холл, и взял свои сумки. Его сумки были рядом с моими, и я глубоко вздохнул, предже чем взять и их тоже. Затем я заставил себя пойти по лестнице за остальной группой.

Боль от тяжести переноски всего походного оборудования отвлекала меня, но еще прежде чем я взобрался на ступеньки, я начал думать о том, что случится в следующие несколько недель.

Скоро мы достигнем Нии. Надея представит Кайера королю, который поговорит с ним, и расскажет, для чего мы разбудили его. Затем я вернусь домой. Часть меня снова хотела увидеть Дедушку и детишек, почувствовать запах океана, и посмотреть на чайек. Но другая часть меня не хотела упускать ту важную роль, которую я играл в путешествии. Предполагалось, что только я смогу разговаривать с О’Баарни. Я буду тем, кто переведет его безупречные боевые стратегии генералам Нии, и объясню им его мысли. Это были мелкие чувства, и я не думал, что Кайер выучит наш язык так быстро.

Я не думал, что стану бесполезным так быстро.

Я догнал группу, когда Рунир показывал Грейкину комнату, в которой разместятся Надея и Джессмей. В комнате не было окон, и она располагалась между его комнатой, Грейкина, и комнатой, где располагались два человека Рунира. Грейкин выглядел довольным.

«Вы можете спать вместе, или взять отдельные комнаты. У нас их много», — сказал Рунир Грейкину и Ярину, когда они перешли в следующую комнату.

«Я бы взял отдельную комнату, если ты не против, Грейкин. Последний месяц я слышал, как ты храпишь, и даже не знаю, смогу ли я уснуть, чтобы мне не приснился сон о том, как я работаю на лесопилке», — сказал Ярин с ухмылкой.

«Я понимаю, приятель! Возьми комнату напротив меня. Я был немного сварливым в этой поездке, но теперь у меня существенно улучшилось настроение», — Грейкин хлопнул лучника по плечу, и они расстались.

«У меня в комнате будет наш компаньон, если ты не против».

«Твой компаньон?» — Рунир посмотрел в холл.

«С нами был тощий парень по имени Кайер. Он в порядке. Наверное сейчас в конюшнях, или ест. Это нормально, если он разделит комнату с мальчиком. Он с нами», — сказал Грейкин Руниру. Молодой человек кивнул и показал мне на мою дверь.

Это была великолепная комната с двумя массивными кроватями, набитых пухом, а не дешевым сеном, которым были набиты кровати в гостинице в маленьком городе. У нас также был бордовый плюшевый диван, стол из темного дерева, несколько масляных ламп, а также отдельная ванная комната с ванной, раковиной и туалетом с проточной водой. Я вспомнил, как рассказывал Кайеру о водопроводной системе, и очень хотел показать ее. Он будет спать около двери или окна? Похоже, что ему не нравился свет от лун, так что я разместил его вещи около кровати, ближайшей к двери.

Я распаковал несколько книг, и посмотрел на свою одежду. Так как мы просто оставались на ночь, не думаю, что ее нужно было распаковывать.

Затем я прошагал по комнате.

Мне выйти в таверну? Или что-нибудь поизучать? Я так привык к путешествиям по дорогам, что не мог придумать, что делать сейчас, когда группа была разбита по комнатам. Я понял, что именно так мы будем жить в замке.

Ну, пока они не скажут мне, что я им больше не нужен, и должен возвращаться домой.

В конце концов я решил принять ванну. Я не принимал горячую ванну почти два месяца. После этого я пойду в общую комнату, и посмотрю, как там Кайер. Может быть, там будут все остальные, и Грейкин расскажет нам еще одну историю. Я знал, что, в основном, они были преувеличениями, но теперь, когда я побольше узнал большого медведя, то начал ценить его рассказы. Хотя я не ценил похмелье, которое у меня начиналось после того, как я выпивал с ним.

Я разделся, и включил воду в ванной. Теперь я чувствовал себя лучше, ведь у меня был план.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments