Глава 98.5. Милд

(Это – вставочная сцена из лайт-новеллы, она никак не называется, но по порядку идёт именно после 98 главы. Поэтому я взял на себя смелость так промежуточно её обозвать)

Стоит перемотать время на пару дней назад, прежде чем Лилиана повстречалась с Хадзиме и его спутниками.

У входа в королевский дворец стоял одинокий силуэт. Место действия – безлюдное, безмолвное открытое пространство. Мрачноватое, где тишина нарушалась разве что ночным бризом. Ломаный лунный свет едва освещал окрестности.

Правда в том, что персона находилась на кладбище. Однако, так как погост был вблизи дворца, то предназначался он совсем не для простых горожан. Прямо из горного массива был вырублен монумент из цельной породы. Возвышающее сооружение, которое увековечивало жертвы храбрецов, отдавших свою жизнь во имя королевства. Все те, кто пал в бою за родину, удостоились выгравированных на монументе имен.

Мужчина, что стоял перед могилой, носил имя Милд Логгинс, капитан рыцарской гвардии Хайлига. И хоть на его лице не отражались эмоции, в глазах читалась бесконечная печаль.

В такой поздний час один лишь патруль военных ходил по округе, но никто из них не выбирал путь через погост.

Естественно, это делало кладбище идеальным местом для тайных встреч.

— Капитан, — шепот прозвучал так тихо, что его почти унес ветер. Милд развернулся и приметил мужчину, которого ждал. Новоприбывший подошел к нему не издавая ни шороха. Звали его Джос Рэнкейд. Заместитель капитана и правая рука Милда.

— Тебя преследовали? 

-Нет, ни души по пути сюда не встретил. Тем не менее, глупо будет задерживаться тут надолго.

— Никому из нас не хотелось бы, чтоб среди людей пошел слух как двое самых видных рыцарей королевства что-то замышляют, тем более учитывая текущее положение дел, не правда ли? Советники от подозрений уже собственной тени боятся.

При этом у Милда вышла горькая улыбка, а Джос молча с ним согласился.

— Как бойцы? — поинтересовался Милд, его лицо вновь посерьезнело. Лицо Джоса не вселяло уверенности. Скорее, он побледнел.

— Включая капитанов, свыше 60 процентов бойцов показывают признаки «Пустоты». Пустота, о которой поведал Джос, это некий феномен, возникший за прошедшие пару дней, быстро распространившись по рядам пеших солдат и рыцарей. Вкратце, Пустота оказывала на них эффект летаргического сна и делала вялыми.

Они всё так же исполняли свои обязанности и внятно реагировали на вопросы. Только теперь их будто что-то тревожило, что характерно, ни один, подверженный феноменом, не улыбался. Отколовшись от общества, они покидали личные покои лишь для службы.

Эпидемия разошлась стремительно, подчиняя под свой контроль даже аристократов и главнокомандующих.

Разумеется, вскоре от Милда было начато расследование нынешнего порядка дел. Он беспокоился о своих людях и боялся, что во всём это кроется нечто похуже простого беспамятства.

— Уже? Надо полагать, что мне пора возносить благодарность что только десять процентов моих рыцарей попали в число зараженных. Да и не похоже, что из моих капитанов кто-либо пострадал.

— Но, капитан. Как бы это сказать… стоит ли нам быть столь поспешными в выводах, предполагая, что это якобы затеял враг? Возможно ли, что наши люди просто-напросто на пределе? — нерешительно воскликнул Джос.

— Куки одолели, а мы потеряли многих лучших наших рыцарей, к тому же численный перевес на нашей стороне демоны давно как нагнали. Ты правда считаешь это простым совпадением? Мне понятны твои чувства, Джос, но твой непрошибаемый оптимизм когда-нибудь сведёт тебя в могилу.

— Мои извинения, — Джос ни в коем случае не играл роль оптимиста. Просто в его обязанности как доверенного лица Милда входило предлагать альтернативные способы решения проблем и ставить под сомнения ту или иную позицию, в которой виднелась брешь. Вскоре он прочистил горло кашлем и продолжил.

— А как у вас дела обстоят, капитан? И короля охватила хворь?

— Его Величество пребывает в добром здравии. Никаких симптомов Пустоты. Если уж на то пошло, то он жизнерадостней чем когда-либо. Он клянется Эхитом, что не позволит демонам и дальше сеять бедствия на людских землях. Да вот…

— Что такое, сэр? — Джосу непривычно было наблюдать, как его начальник мешкает с ответом.

Милд выискивал нужные слова. В конце концов, ничего у него не вышло, и он лишь покачал головой.

— Да нет, пустое. — он вряд ли мог сообщить своему заместителю о чрезмерной одержимости короля религиозным ценностям. Это будет воспринято как ересь по отношению к его вере, как и вере Джоса.

— Премьер-министр кажется так же никак не подвержен болезнью. Однако, некоторым из влиятельных домов повезло в меньшей степени. — Джос пошатнулся при перечислении Милда полного списка тех, кто пал жертвою Пустоты. Дворяне, имеющие тесные связи с правительством и текущими его миссиями, хвала богам, еще не попали под воздействие феномена, но многие богачи с большим влиянием залегли на дно.

Они всё так же исполняли свои обязанности и внятно реагировали на вопросы. Только теперь их будто что-то тревожило, что характерно, ни один, подверженный феноменом, не улыбался. Отколовшись от общества, они покидали личные покои лишь для службы.

Эпидемия разошлась стремительно, подчиняя под свой контроль даже аристократов и главнокомандующих.

Разумеется, вскоре от Милда было начато расследование нынешнего порядка дел. Он беспокоился о своих людях и боялся, что во всём это кроется нечто похуже простого беспамятства.

— Уже? Надо полагать, что мне пора возносить благодарность что только десять процентов моих рыцарей попали в число зараженных. Да и не похоже, что из моих капитанов кто-либо пострадал.

— Но, капитан. Как бы это сказать… стоит ли нам быть столь поспешными в выводах, предполагая, что это якобы затеял враг? Возможно ли, что наши люди просто-напросто на пределе? — нерешительно воскликнул Джос.

— Куки одолели, а мы потеряли многих лучших наших рыцарей, к тому же численный перевес на нашей стороне демоны давно как нагнали. Ты правда считаешь это простым совпадением? Мне понятны твои чувства, Джос, но твой непрошибаемый оптимизм когда-нибудь сведёт тебя в могилу.

— Мои извинения, — Джос ни в коем случае не играл роль оптимиста. Просто в его обязанности как доверенного лица Милда входило предлагать альтернативные способы решения проблем и ставить под сомнения ту или иную позицию, в которой виднелась брешь. Вскоре он прочистил горло кашлем и продолжил.

— А как у вас дела обстоят, капитан? И короля охватила хворь?

— Его Величество пребывает в добром здравии. Никаких симптомов Пустоты. Если уж на то пошло, то он жизнерадостней чем когда-либо. Он клянется Эхитом, что не позволит демонам и дальше сеять бедствия на людских землях. Да вот…

— Что такое, сэр? — Джосу непривычно было наблюдать, как его начальник мешкает с ответом.

Милд выискивал нужные слова. В конце концов, ничего у него не вышло, и он лишь покачал головой.

— Да нет, пустое. — он вряд ли мог сообщить своему заместителю о чрезмерной одержимости короля религиозным ценностям. Это будет воспринято как ересь по отношению к его вере, как и вере Джоса.

— Премьер-министр кажется так же никак не подвержен болезнью. Однако, некоторым из влиятельных домов повезло в меньшей степени. — Джос пошатнулся при перечислении Милда полного списка тех, кто пал жертвою Пустоты. Дворяне, имеющие тесные связи с правительством и текущими его миссиями, хвала богам, еще не попали под воздействие феномена, но многие богачи с большим влиянием залегли на дно.

— Я составил его Величеству полный рапорт, он круглые сутки под охраной отряда рыцарей. Понимаешь, у меня нет доверия рыцарям храма или королевским гвардейцам. Моим людям отдан приказ незамедлительно прийти ко мне в тот же момент как они заподозрят что-то хоть отдаленно необычное.

— Каковы мысли его Величества по поводу Пустоты? — Милд прежде сообщал королю Элехиду о возможности спланированной психической атаки неизвестным врагом.

При всём при том, что на людей находила одна лишь вялость, статистика говорила сама за себя. Милд не сомневался, что ответ нужно отыскать сейчас же. Но король его ожиданий не оправдал.

— Сам факт что мы втайне назначили встречу с глазу на глаз вполне очевидно описывает ситуацию, я полагаю?

— Он отказался дать разрешение на начало расследования, не так ли?

Король и правда повелел отступиться от волнений на пустом месте всего-то из-за вялости бойцов и приняться наконец за построение государственной армии.

Несмотря на запрет, Милд не мог так просто сдаться. Его инстинкты шептали ему, что Пустота таит в себе большую опасность. И поэтому он действовал по собственному усмотрению тайком затеяв встречу со своим заместителем.

— Демоны сильнее чем когда-либо. У его Величества есть более насущные проблемы чем не настроенные на рабочий лад солдаты и какие-то невнятные посылы, что это якобы может быть эпидемией.

— Тем не менее, король считается с вашим мнением, капитан. Он же обычно никогда не смахивает ваши волнения на раз-два…

Милд прервал Джоса взглядом. Элихид возможно вёл себя не совсем подобающе королю в последнее время, но оскорблений в его адрес Милд слышать не желал. Человек с горячим сердцем и нерушимой преданностью.

— Поэтому нам и нужны доказательства. Джос, поспрашивай всех знакомых экспертов по части тёмной магии. Узнай, что на самом деле представляет собой Пустота, и прими контрмеры. Также, попробуй убедить стражу открыть королевскую сокровищницу. Наверняка там найдется артефакт, с помощью которого можно разобраться с псиатаками. По крайней мере, раздобудь список вещей от ключника.

— Будет сделано, сэр. А что насчет Куки-куна и его друзей?

— Дай мне это дело уладить. Они сейчас в не самом стабильном состоянии. И мне бы не хотелось накладывать на их плечи еще больше ответственности, чем итак пришлось, но…похоже, сейчас пришла пора рассказать им обо всем. Я и правда не самый лучший наставник — Милд вздохнул, Джос при этом улыбнулся.

— Уверен, детишки осознают, сколько усилий ты в них вкладываешь.

— Кого волнует их осознание. Суть в том, что я их не понимаю. И как раз-таки это меня гложет больше всего. Сражения гораздо проще всего вот этого вот.

-По-моему, ты хотя бы частично их успокоишь, если поговоришь с ними по душам.

Будущие рыцари подавали заявку вполне осознавая, на что подписывались, а способ Милда приободрить своих в основном состоял из принудительных тренировок до обморочного состояния, а после он угощал подчиненных выпивкой. И ведь работало же. Однако он понимал, что такой метод не эффективен по отношению к Куки и его друзьям. Они школьники, коих нелегкая занесла в войну этого мира, и они сражались лишь для того, чтобы вернуться к себе домой.

Он не имел ни малейшего понятия, как помочь детишкам смириться с фактом, что им придется убивать. От Джоса раздался сдавленный смех. Милд вел себя как отец, который ума приложить не мог как научить своих детей манерам.

Они оба еще кратко обсудили не столь срочные новости. Как только был произведен обоюдный доклад, их силуэты скрылись во тьме.

Милд тайком вернулся в свои покои, держа при этом ухо востро на случай нежданных патрульных. Так как он служил главнокомандующим стражи, никто не посмел бы допытываться до всех подробностей его прогулки, но лишнее любопытство насчёт того, чем он занимался посреди ночи ему разжигать не хотелось.

Мне с трудом вериться, что я веду себя как незваный гость во дворце, объект который мне приказано защищать. Улыбка невольно мелькнула у него на губах. Уже мгновением позже его сердце чуть не выпрыгнуло из груди когда кто-то позвал его.

— Капитан Мил–, — он покрутился на месте, никого. Даже не ослабляя бдительность ни на секунду, некто все равно умудрился пойти по его следам. Причем настолько ловко, что дотронулись до его плеча. То есть, могли бы и прикончить его, если б того захотели.

— Дра-а-а-а-а-а! — яркая реакция Милда была признаком его чрезмерной нервозности. В тот миг, как он ощутил руку на своем плече, капитан сразу же выхватил меч. Он рассек серебристой дугой воздух и повернулся к противнику.

— Хи-и-и?! — однако его клинок встретил на своем пути только воздух. Кто бы ни крался за ним, имел достаточно развитые рефлексы чтобы вовремя убраться с его пути.

Или же, кхм, споткнуться о самого себя. Милд нашел обидчика у себя под ногами, всего в слезах.

— К-Кеске?! — мальчик, которого Милд принял за нападавшего, действительно оказался Кеске Эндо, разведчик отряда героя. Сейчас он судорожно кивал, перепугавшись до смерти от недавнего.

— К-капитан. Что я такого сделал, чтобы вас так рассердить? — поняв, что его занесло в этот раз, Милд поспешно засунул клинок обратно в ножны и помог Кеске подняться.

Все прекрасно знали, как тяжело было учуять Кеске. Даже когда его друзья с ним общались, порой из их головы вылетало, что он рядом. Ещё в Японии, автоматические двери супермаркетов частенько не спешили открываться при его появлении. Вдобавок ко всему прочему, его почти всегда забывали окликнуть на классной перекличке. Истинный мастер скрытности.

И до Милда теперь дошло, почему он ничего не распознал.

— Н-нет, это ты прости меня. Меня просто застигло врасплох то, что кто-то закрался за мою спину и чуть не…

— Вы как Голго-13 какой-то, капитан (П. П. отсылка).

чуть мне башку не отсек! Милд прокашлялся и сменил тему.

— Так, что ты тут делаешь в такую темень, Кеске?

— После сегодняшней практики, я как убитый заснул в своей комнате. Мы хорошенько выложились, вот и подустал. Но тогда всё еще было рано и…

Милд с жалостью посмотрел на своего ученика. Он уже смекнул куда шёл этот разговор.

— И, так как меня никто не разбудил к обеду, я проспал до этих самых пор.

— В-вот как.

— Как только я наконец-то проснулся, то стремглав пустился в обеденный зал, однако все уже покончили с трапезой. Они заметили ещё одну нетронутую порцию и, посчитав что шеф-повар по ошибке сделал на одну порцию больше, съели её. Никто даже не принял во внимание, что я не пришел.

— В-вот как.

— В итоге я уяснил для себя, что эта оплошность частично произошла по моей вине. Меня совесть мучила от одной мысли попросить прислугу приготовить пищу исключительно для себя, вот тогда-то я понял, что одна порция погоды не сделает. Но у меня так живот сводило от голода, что мне не удалось уснуть…поэтому я решился: Почему бы не пойти на кухню и не глянуть одним глазком, не осталось ли там чего. Там я сумел найти остатки овощей и съел их без остатка, да только…

— Да только?

— Из чего бы они там не были, в желудке моём им не сиделось… Два часа подряд я бился с самим собой в ванной. Между прочим, не советую туда заходить прямо сейчас.

— Какая же бурная ночка выдалась…

— Не то слово, и, в конце концов, когда я закончил, то вдруг обнаружил, что на горизонте нарисовалась очередная проблема. 

— Твой рассказ еще не закончился?! И что же такое, во имя всего святого, осталось в этой ванной?!

— Это не что осталось, это чего не осталось. Там напрочь закончилась туалетная бумага.

— …

Кеске так и не объяснил, как он умудрился откуда-то всё-таки достать туалетную бумагу, но учитывая, как далеко он находился от кухни сейчас, Милд догадывался, что искал он её уже очень долго.

— Кеске… иди приляг, отдохни.

— И то верно. Доброй ночи, капитан.

О нём забыли, его обед съели вместо него, его пучило после тех объедков, что ему каким-то чудом удалось найти, и теперь он тратил ночь, слоняясь по коридору в поисках туалетной бумаги, хорошо ещё беднягу не застукал его уже учитель и тут же не прибил. Милд сожалел такой горемычной судьбе мальчика.

Наблюдая за тем, как Кеске отходит в свою комнату, Милд как по уставу отсалютовал тому вслед.

 

Оставшийся путь до своей комнаты у Милда прошёл без приключений. Испустив тяжкий вздох, он положил свой меч на крепление у стены. Разоружившись, капитан стражи плюхнулся на диван и стал массировать виски.

Как только он набрался сил, то стал планировать дальнейшее.

– Магия, которая поражает лишь боевой дух войска… Вполне в духе демонов стоять за таким, но верится в трудом что им уже удалось пробраться в столицу. Если да, почему же не попробовать нечто помощнее, чем просто встряхнуть нашу боевую мораль? И с какой стати мишенью у них выступают рядовые и бойцы в звании? Убив меня, они бы устранили влиятельного юнита и заодно понизили бы нашу стойкость. Так зачем? В чём их замысел? — Милд вконец не сдерживался и проговаривал мысли вслух. Его крайне тревожила эта незнакомая угроза, которая как-то просочилась во дворец. Ещё пока не на пределе, однако постоянное планирование и заботы оставляли свой след. При этом вдвойне больше обычного, так как им охраняемые чиновники при королевстве никак не разделяли его волнения.

А хуже выше перечисленного – проблемы не переставали прибывать. Каждую его мысль пронизывало это вездесущее нетерпение, как клякса, разводами запятнавшая черновик.

– Меня больше интересует, что он намерен делать сейчас? – Милда унесло обратно к мальчику, с которым они воссоединились в лабиринте Оркуса. Того самого, которого рыцарю так и не удалось сберечь. Мальчонка пустил в ход редчайшую медицину и спас ему жизнь.

Еще несколько минут попредававшись воспоминаниям, Милд встал и подошёл к своему личному рабочему месту. Тут он достал два листа бумаги и сколько смог конвертов. Всё еще в некотором замешательстве, он стал писать.

Нужно готовиться к худшему. Первое письмо было адресовано герцогу Анкади. Второе – самому Хадзиме. Милд уповал на то, что герцог Зенген найдёт способ связаться с Хадзиме и передать ему послание. Таким образом, случись с ним что-то неладное, у королевства всё ещё будет надежда дать отпор захватчикам.

Лунный свет освещал помещение пока рыцарь заполнял бумагу всё новыми строками.

Покончив с письмом, он решил ещё раз пробежаться по нему глазами. В этот момент, в дверь постучали.

Милд наготове взялся за меч у стены и спросил, кто там.

– Кто там?

– Ум-м, это я, капитан Милд. Хияма.

– Дайске? Что ты здесь делаешь в столь поздний час?

– Как бы это… мне бы очень пригодился ваш совет кое в чём.

Гадая, что могло привести парня в такое отчаяние судя по его голосу, Милд неторопливо отворил дверь. Хияма стоял в дверном проеме, лицо опущено вниз.

– Говоришь, что ищешь у меня совета, но… почему именно поздно ночью?

– Извините меня. Я знаю, что я мешаю… просто нежелательно, если это услышат мои одноклассники. 

– Понятно… Что ж, мне ты не мешаешь. Заходи тогда уж, — Милд уже построил догадку, в чем Хияме мог потребоваться совет, поэтому пригласил парня себе в покои.

Положение Хиямы в классе было хрупким, как лёд. Это же по его незадачливости Хадзиме чуть было не погиб. Он обильно извинялся после того несчастного случая, и другие школьники так же согласились больше не распространяться на эту тему, так что никто ни в чём его не винил. Хотя и, только с виду. Большинство держалось от него подальше.

Особенно теперь, когда новость что Хадзиме выжил была обнародована.

Милд тоже несколько переживал по поводу его взаимоотношений с остальными, благодаря чему сейчас он обрадовался, что подопечный сам явился к нему за советом. По крайней мере, на это рассчитывал сам Милд.

Хияма держал голову опущенной, и Милд не в состоянии был уловить выражение на его лице. Однако, то что предстало Милду сейчас, не сулило ничего хорошего. Такое чувство, будто Хияма был готов с цепи сорваться.

Милд подозвал парня к дивану. Он подождал ещё какое-то время, однако Хияма всё так же молчал. Тот просто сел с выкрученными наружу руками, топая при этом ногой по полу.

– Дайске, мне кажется, я в курсе о чём ты собираешься поговорить. Можешь не ходить вокруг да около. Скажи это прямо. Скажи, что терзает тебя и мы вместе найдём нужное решение, –  успокаивающие слова Милда никак не уняли видимую нервозность Хиямы. Он всё ещё сохранял голову в опущенном положении, не встречаясь с Милдом взглядом.

Это его раздирает наверно ещё сильней, чем я предполагал. Милд вновь попробовал его успокоить.

Однако, прежде чем он молвил хотя бы слово, раздался очередной стук в дверь. А гости ко мне сегодня заходят — хоть отбавляй. Он вопросил, кто за дверью.

На его удивление, ему ответил Джос. Похоже, тому предстояло доложить новый срочный отчёт. 

Момента хуже невозможно было отыскать. Хияма всё ещё находился в его комнате, и почти наверняка отчёт не был предназначен для посторонних ушей.

Хияма заметил беспокойство Милда.

– Всё в порядке, капитан Милд. Я просто подожду в коридоре пока вы не закончите.

– Раз ты настаиваешь… Прости, Дайске.

– Да ладно. — Хияма бросил в ответ и встал.

Милд подошел к двери и повернул за ручку. Дверь открылась, мягко щёлкнув. В коридоре стоял Джос, но его одолела Пустота.

По телу Милда побежал рой мурашек. Его инстинкты самосохранения кричали ему бежать отсюда как можно дальше.

– А?! — вскрикнул он и отскочил назад. Секундой позже, рыцарский клинок просвистел там, где он до недавнего стоял.

– Джос, ты в своём уме?! — Милд заорал на своего заместителя. Единственным ответом ему был диагональный срез мечом. Милд откатился с пути атаки, обнажил свой меч и заблокировал последующую атаку Джоса. Клинки ударились друг о друга с громким звоном.

– Твою мать, так это всё же была форма зомбирования, а?! — вблизи Милд легко сумел различить, что глаза у Джоса абсолютно пустые. Один из симптомов Пустоты. Только вот, другие зараженные бойцы еще ни разу на него не нападали, это значило, Джос следовал чьим-то указаниям, то есть, и остальных можно было подговорить на подобное.

Милд поёжился. Знал же, что это не что-то столь безобидное вроде апатии! Дабы исцелить Джоса от промывки мозгов, Милду сначала нужно было его обездвижить. Он с шумом взревел и оттолкнул от себя клинок Джоса.

– Возможно будет чуточку больно, старина! — Милд метнулся к нему. Джос потерял баланс после отражения атаки, и Милд надеялся пригвоздить того на месте одним правильно поставленным блоком.

Единственное, что Джос не двигался согласно ожиданиям. Так как он до этих пор нападал лишь на Милда, тот решил, что он его цель. Однако, сейчас Джос проигнорировал капитана и переключил взгляд на Хияму, который в недоумении наблюдал за ними двумя.

Внезапная смена цели Джоса заставила Милда замешкаться. Он увидел, как Хияма отступил на пару шагов и запнулся, когда заплелись ноги. Милд не верил своим глазам.

Хияма стоял в передних рядах отряда героев. Тем более, у него была крайне могучая профессия. Его не должно было обескуражить столкновение с одним-единственным рыцаришкой. Нет, погодите, возможно именно об этом он и собирался со мной поговорить. Милд цокнул языком и сменил направление.

Его ноги заныли от боли, когда он завертелся  волчком вокруг собственной оси, не сбавляя темп. Резкая смена направления требовала от него столько мощи, что половые доски треснули, зато он успел встать между Джосом и Хиямой вовремя.

– Нгх…Какая у тебя силища, приятель, — их клинки заблестели от разлетевшихся искр. Из-за недавнего смещения позиции, стойка Милда никуда не годилась. Тем не менее даже принимая это в расчет, удары Джоса была куда сильнее обычного. Руки Милда онемели во время погашения всех толчков.

Джос определенно являлся мастером клинка. И всё же, его стиль ставил скорость перед силой. Техника и ловкость становились главным его оружием, не какая-то грубая сила. Как бы там ни было, сейчас град его ударов мог сравниться по силе со взмахами Милда.

К тому же, Милду не удавалось увернуться, ведь он прикрывал Хияму. И Джоса толкнуть он не мог, раз его стойка была вкривь и вкось. Его полная мощь лежала вне его текущих пределов. Выхода нет. Придется применить магию.

– Заранее прошу прощения, заместитель капитана! — имелся риск тяжело покалечить его заместителя, но он верил в устойчивость Джоса. Милд вытянул свободную руку и приготовился пустить воздушным потоком на дальности прямого выстрела.

– Услышь мой зов, о ветер, Молот—?! — однако закончить заклинание у него не вышло. Он остановился на полпути… когда меч вонзился ему в бок.

– Дайске?

– Тц… кто бы мог подумать, что ты увернешься от такого.

Милд развернулся, неверие явственно проступило на лице. И, как он и ожидал, ему в бок вонзил клинок никто иной, как сам Хияма. Тем более, его глаза не были пустыми. Скорее, налитыми кровью.

Дайске, ты… – Милд не знал все подробности, но был уверен, что Хияма был замешан в Пустоте и тем, как она расходилась в рядах его людей. Если бы Милд в последнюю секунду не уклонился в сторону, меч Хиямы пронзил бы его сердце. Он должен быть благодарен выработанным инстинктам за свое выживание. Хияма намеревался его прикончить.

Пропустив вопрос Милда мимо ушей, он выдернул собственный меч и вновь попытался вогнать его в Милда.

– Молот Грома! – мана от незаконченного навыка Милда всё ещё расходовалась, потому он произнес активирующие слова для его сотворения. Он метил не в Хияму, а в пол под ним. Сжатый сгусток ветра врезался в половые планки с оглушающим грохотом. Куски дерева посыпались отовсюду, и попали и на них троих. Последующий порыв ветра сдул их всех в разные стороны.

Милд покатился по полу, за ним расходился кровяной след. Боль была столь невыносима, что по идее он должен был уже потерять сознание, но нет, Милд поднялся, словно рана его совсем не трогала, затем бросился в наступление на Хияму.

Джос был всего лишь рыцарем, а вот Хияма принадлежал к передним рядам, одним из тех, кто заглянул глубже кого бы то ни было в бездну лабиринта Оркуса, включая и его самого. Он без сомнений представлял собой более опасного противника.

К несчастью Милда, к ним подоспело подкрепление. Целая орда опустошенных солдат высыпала в помещение.

– Тц…И это они по-видимому спланировали, –  Милд смахнул в сторону три лезвия противника одним движением меча. После чего ушёл в сторону, избежав разрез сверху от Джоса. Затем к схватке присоединился Хияма, выбросив яростный выпад, который Милд парировал тыльной стороной лезвия.

Продолжая движение, Милд сдул бойцов, заходящих к нему и окружающих с тыла очередным шаром ветра. Он сократил вызов заклинания до такой степени, что оставалось только прошептать его название. Воспользовавшись открывшимся пространством после магии как преимуществом, Джос замахнулся лезвием сверху-вниз на спину Милда, но Милд пнул в его сторону стул, вызывая падение заместителя.

Раздраженный, Хияма силился пустить в него новым зарядом магии, но это лишь отвлекло ученика на мгновение…

…чего и поджидал Милд. Его клинок, танцующий на ветру, закружился вокруг короткого клинка Хиямы. Выбив оружие из его рук, Милд рванулся ему навстречу.

– Ха-а-а-а-а!

– А-а-а-а?!

Милд нагнулся перед атакой Джоса и вдарил Хияме.

Его плечу соединилось прямо с животом Хиямы, из легких того тотчас выбили весь воздух, и он со всего маху влетел в диван и опрокинул напрочь предмет интерьера.

Два воина собрались было зажать Милда в клешни, и он едва успел прокатиться под ними, заблокировав вовремя атаку Джоса клинком. Отдача отослала его назад, с другой стороны он сумел воспользоваться новоприобретенной дистанцией, чтобы укрепить стойку.

– Разойдись — Воздушный Заслон! – за те драгоценные несколько мгновений, что ему были отведены, он призвал себе щит из воздуха.

Джос, который вот-вот инициировал следующую атаку, потерял из-за этого равновесие.

Следующим, Милд поставил блок на взмах одного из противников и выкинул апперкот другому. Их удары были весьма сильны, не без того, вот только их движения протекали слишком неуклюже. Он знал, что вполне справится с ними. Апперкот Милда с ювелирной точностью соприкоснулся с челюстью бойца и идеально сбил с ног. 

Капитан затем выдвинул ногу, делая подножку от которой свалился Джос. И пока тот еще чертыхался в полёте, Милд стукнул поверхностью меча по голове мужчины. Послышался отвратительный хруст, и воин плашмя упал на землю.

– Да ладно, Джос, мы же оба знаем, ты способен на большее, – в стандартной ситуации он проявлял куда большую искусность, а сейчас дал оружию вести себя следом. Милд парировал следом один из его выпадов и перекинул мужчину через свое плечо.

Джос стал задыхаться, когда из его легких вылетел последний кислород.

– Ты пока полежи чуток, — при этих словах Милд вломил кулаком Джосу в живот. Мужчина дёрнулся и вскоре обмяк. Милд окинул его в последний раз взглядом, прежде чем встать и ударить кулаком позади него.

Последний солдат отлетел от вихря.

– Да елы-палы. Я даже привёл сюда твоего заместителя, чтобы разобраться с тобой. Как кто-то с этого мира настолько силен? Ты что, какой-то монстр? — Хияма закашлялся и сбился с ног, свалившись. Милд свысока оглядел своего бывшего ученика.

– Ты меня переоцениваешь. Мне просто достает опыта в разборках с людьми. Я всё еще считаюсь сильнейшим рыцарем королевства, знаешь ли. Может, ты обставишь меня в борьбе с бестиями, а вот с людьми не обставишь, тут у меня многолетний стаж. Поэтому, просто сдайся.– К сожалению, его негласная просьба не достигла слуха Хиямы. Молодой парень рвал волосы у себя на голове, посматривая тем временем на солдат, лежащих в беспамятстве.

– Что, думаешь, твоя взяла? — Хияма на этом месте совсем обезумел. Милд охнул, увидев взор в его глазах. Он слишком хорошо знал последствия этого состояния.

Разбитый вид человека, который пал слишком низко, чтобы быть спасённым.

– Дайске, что ты—, – Милд прервался, как только краем глаза что-то заметил. Поверить глазам не мог.

Они снова встали на ноги. И воины, и Джос. Будто не чувствуя боли. Просто встали с тем же отсутствующим выражением на лице, что и прежде.

– Сдайся уже наконец. Хе-хе-хе. Эти парни не прекратят, даже если ты их окончательно прикончишь!

– Что? Что ты с ними сдела—, – не дав ему закончить, в комнату вошли ещё два рыцаря. Снаружи стояли ещё как минимум полдюжины, все Опустошенные.

Какая бы на них ни висела зомбирующая магия, она по факту могла называться высокоуровневой. Пусть их движения казались вялыми, зато бойцы никогда не уставали и их атаки били с неистовой силой.

Вдруг, его осенило.

Несмотря на весь шум их битвы, никто так и не пришел проведать, что здесь стряслось. До Милда наконец дошло, насколько плачевно его положение. Он прямиком угодил во вражескую ловушку. Вокруг его покоев наверняка стояли барьеры, подавляющие любые шорохи и вибрации от прохождения наружу. Шансы таковы, что вряд ли вообще хоть кто-то знал, что он в опасности.

Тут они меня сцапали. Поделом мне за мою безграничную веру в стены замка. Он не ожидал, что враги сумеют поставить такой хитроумный капкан в сердце столицы. Последние несколько сотен лет, люди и демоны примерно были равны по силе, из-за чего замковые оборонные многоступенчатые сооружения еще ни разу не преодолевались никем.

Это оставляло только одну возможность. Милд взглянул на Хияму. Осознавая умения парня, понятно, что он не провернул бы такое в одиночку. У него разумеется есть сообщник. И он уж почти определенно стоял за всеми операциями по захвату королевских стен.

В таком случае, нет времени идти на пожертвования и умирать в последнем бою. Мне необходимо выбраться отсюда и сообщить кому бы то ни было об этой измене немедля. Увы, входная дверь была переполнена рыцарями. Он медленно пятился назад. Джос и остальные напирали и брали в кольцо.

–  Да бросай ты это наконец и подыхай давай, капитан Милд! — рот Хияма преобразился в гадкую ухмылку.

– Я откажусь. Как бы позорно это ни было, боюсь, я покину это место вместе со своей жизнью.

– Ва? Ты мелкий заср—

Милд развернулся на стопах и стремглав устремился к окну. Он пробился сквозь него, выломав с легкостью стекло. Еще какое-то время после он летел в воздухе вниз. Окно Милда располагалось на четвёртом этаже. Падение с такой высоты сделает его как минимум калекой и переломает все кости.

– Воздушный Заслон! – само собой, он замедлил свободное падение магией и мягко приземлился на землю снизу.

Прекрасно понимая, что Хияма и остальные пустятся за ним в погоню, нельзя было сказать, что он уже ускользнул. Даже близко нет.

Однако времени он выиграл предостаточно, чтобы по меньшей мере сплести высокоранговое заклинание. Например, какой-нибудь тяжелый полыхающий снаряд.

А уж с ним, он выкроет время для того, чтобы разыскать кого-нибудь, кому можно рассказать всё, что он выяснил.

– О алый—, – он приостановил распев почти сразу как начал. Или скорее, его что-то остановило. Он сам не ведал, что конкретно. Хияма и прочие ещё не успели спуститься до его уровня, а кроме них в королевском дворе никого видно не было.

Никакая магия не прерывала его, никто не запускал в него что-либо опасное.

– … – и всё-таки его чутье во весь опор кричало ему заткнуться. Он знал, дёргаться или быть слышным нельзя.

Его сердце словно в тисках сдавили. Мокрый пот полился с подбородка. Он встал как столб, желая лишь чтобы его дыхание и сердечный стук не издавали такой шум.

Как если бы травоядное почуяло хищника неподалеку. Милд догадывался, что его выживание зависело сейчас только от неизвестного фактора, пройдет ли этот фактор мимо или заметит. 

– Сперва мне пришлось позаботиться о короле, теперь о командире стражи. Должна сказать, ваш результат оставляет желать лучшего. Полагаю, это тот максимум, которого можно ожидать от человека. Что же, придётся протянуть тебе руку помощи… — голос звучал так мелодично, что Милда пробирало до костей. К тому же голос был целиком и полностью лишен всяческих эмоций.

Только услышав неведомый голос, Милд пошевелился. Медленно поднял голову, голова как плохо смазанный механизм.

В небе порхая, освещаемая светом луны, висела девушка. Крылья прорастали у неё из-за спины. Сейчас она сотворила серебряную сферу перед собой. Выглядело так сюрреалистично, что Милд напрочь забыл, что его глаза передают ему происходящую вокруг реальность, а не сон. 

Но не время быть под впечатлением. Его тело, разум, сама его душа раздирались от отчаяния.

Между ним и этим существом имелась разница в силе размером с чудовищную, превосходящую его пропасть.

Сфера сформированная из серебряного света стала уплотняться в мощности. Теперь она напоминала миниатюрную копию луны. Очень красивую миниатюрную копию луны. Мощь, собранная внутри света однако была чем угодно, только не красивой. Холодной и безжалостной, только лишь.

Милд скоро сообразил, что случится с ним сейчас. Знал он также, что нет пути скрыться.

– Эхит… –  Милд, сильнейший рыцарь королевства, молился богу, в которого верил с самого своего детства. Только—

– Правильно. Ибо того жаждет твой владыка. – Эхит и не думал останавливать девушку от обрушения серебряной сферы на рыцаря. Всего-то шар размером с мячик, которым играют детишки, разве что его свет иссушал всё живое.

Серебряное мерцание смерти заполнило поле зрения Милда.

Того жаждет сам Эхит? Он жаждет моей смерти?! – Милд припомнил, что случилось с его подчиненными. Он был уверен, их ждала участь пострашнее этой.

И так, в последние секунды своей жизни, мысли Милда обратились не к Эхиту, а к… Прошу тебя, позаботься об остальном за меня. Хотя, даже если я не попрошу, ты определённо так и сделаешь в любом случае. Она же всё-таки и твой враг, а раз так— Выбей из неё все дерьмо. – Отныне сильнейший рыцарь королевства вложил клинок своей веры не в бога, а в монстра, выбравшегося из самых глубин преисподней.

***

Солдаты Пустоты безмолвно чинили окна и половые доски в комнате Милда. Неизвестная личность опустила взор на письмо, лежащее на столе хозяина покоев.

– Вот те раз. Надо полагать, меньшего от капитана и не стоило ждать. Ничего не упустил. А мы были довольно близки к провалу.

– Э? Ты о чём таком лопочешь? – Хияма подступился к личности, даже не пытаясь скрыть свое неудовлетворение происходящим.

– Да ничего. В любом случае, как твой живот? Судя по тому как он приложился, ударил он довольно смачно, – личность произнесла такое не без гнусной усмешки.

Хияма состроил гримасу и сплюнул на него в ответ реплику:

– Да ничего.

Усмешка личности всё нарастала. Хияма повернулся понаблюдать за тем, как солдат приставляет новую оконную рамку и тут в нём как будто что-то щелкнуло.

– А с ней что?

– Она уже удалилась восвояси. Заодно оставив напоследок комментарий, что результат из рук вон плох.

Ясно. Ну, я рассчитывал на её вмешательство. Должен признать, мне действительно кажется, что мы благословлены самим богом. Фу-фу, не думал, не гадал я, что она кажется такой жестокой сукой, — Хияма содрогнулся, когда припомнил девицу, уничтожившую Милда. Изначально, план предполагал более длительный срок. Но, благодаря её помощи, все помехи на их пути были устранены раньше планируемого.

Хияма до сих пор ума приложить не мог, с чего бы ей помогать им. Она утверждала, что того пожелал сам бог, но как он мог проверить этот её аргумент правда он или нет? Да никак.

Он даже не мог с уверенностью сказать, кто она сама такая, только то, что она точно посильнее его.

Хияма тряхнул головой по сторонам, рассеивая накопившейся страх. Он решил сменить тему разговора.

– Ладно, главная преграда была ликвидирована. Мы будем в порядке, пока, по крайней мере, Яигаши не прознает всей правды.

– Бесспорно. Благодаря нашей совместной работе, и король и премьер-министр де-факто наши марионетки. Вдобавок, Святая Церковь никогда не становилась нашим оппонентом. А с вычеркнутой навсегда столицей, больше ничего не сумеет мне помешать.

Нотка сумасшествия проскочила в голосе особы. Даже Хияма, уже убивший однажды, неосознанно сделал шаг назад.

Персона раздавила нечто в своих руках. При ближайшем рассмотрении, Хияма распознал в этом нечто письмо. Письмо Милда, написанное для Хадзиме.

– Отныне события примут новый оборот и ускорятся до небывалого темпа. Снежный ком покатился, и он будет увеличиваться с каждым новым этапом. Это неумолимо, до той поры, пока я не построю будущее, о котором так мечтаю.

Персона не сдерживала ухмылки, её зрачки сузились до узких щёлок. 

После, она разразилась маниакальным смехом, который ещё долго не смолкал в стенах покоев капитана Милда.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,