Экстра из манги, первый том. Эта встреча — судьба

Сюда не просачивается ни звука. Оглушающая тишина. Сюда не проникает даже самый крошечный лучик света. Мрак обрушился и душит.

Что-то вроде чувства времени уже давным-давно кануло в лету. Воля к жизни рассеялась вместе с ним. Питаемая злоба растеклась во тьме, слово «отчаяние» умерло в зародыше. И все же, я не могу разозлиться. И все из-за моей способности, которой я так гордилась в прошлом, но которая прямо сейчас видится мне как проклятье, повиснувшее на мне паутиной прошлого.

Внезапно, мне показалось, что я что-то услышала. Хотя это невозможно по своей сути. Это место — сущий ад. Место, куда дядя, которому я доверяла, и его вассалы запечатали меня. Все для того, чтобы сущность монстра во мне не вылезла в неподходящий момент. Печать действовала до сих пор.

 Почему же, я еще жива, любопытно знать.

Это вязкий вопрос, на который есть очевидный ответ. Я жива лишь потому, что не могу умереть. Это все.

Я понимаю. Я понимаю, и все же иногда, в мимолётном порыве, меня охватывает мысль. Она мне говорит: «А может, есть в этом другой смысл?», — я будто цепляюсь за грань чего-то, что и несуществующей надеждой не назвать.

Как глупо. Хотя и надежда, и отчаяние, более не живут внутри меня…

*БДАМ*

—  …а?

Видимо, мое ухо, ухо той, кто видит насквозь собственное самоистязание разума, пытающегося погрузить мое же сознание во тьму, поймало слуховую галлюцинацию.

*Бдам Вдун Бдам*

То есть, это не одно мое… воображение? Я подняла веки своих закрытых глаз. Внутри меня эхом прошли два голоса. Ледяной голос, который выплюнул: «Это всего лишь тебе померещилось», и второй, молвивший: «Ты в ожидании чего-то, что неминуемо наступит».

Полоса света прорезалась внутрь. Вышла она из отверстия в стене, что раскололась по вертикали, так, словно разрезая вечную тьму.

Это галлюцинация, я вконец сошла с ума, не таи больше никаких надежд. Пока ледяная я во мне кричала голосом, наполненным безжизненным отчаянием, вдруг показался он, его окутывал свет. Держа ухо востро, и подозрительно осматривая все вокруг, однорукий беловолосый мальчик.

Наши глаза встретились. Пусть между нами и немалое расстояние, по непонятной причине, я вижу все как на ладони. Его глаза.

В этот момент, мое сердце подпрыгнуло в груди. Почему, зачем. Мое сердце давно должно было остыть и замерзнуть от холода со дня предательства, *Будум*, но нет же, оно демонстрирует свое наличие, производя такой неимоверный жар, как при горячей обстановке в кузне.

Моих глаз не отвести. Я лишь продолжаю со всей серьезностью взирать на него, того, кто вышел из света.

— Извините, ошибся комнаткой.

Обронив такое, он начал закрывать дверь. Спасение, что не посетит это место во второй раз. Проем стал все больше сужаться, здесь скоро вновь будет преобладать царство тьмы, в миг, когда последняя ниточка света оборвется, на меня обрушится вековой мрак.

Именно поэтому, я в последнем отчаянии забилась в себе, вспоминая о том, как издавать звуки голоса, я совершенно позабыла, как их выговаривать, сейчас двигая механическим языком, и вскрикивая: «Помоги мне», — вышло из меня.

— Да ни за что.

Мгновенный ответ. Это впечатление оставило след прямого попадания магии высшего ранга. Я уже в смертельном отчаянии.

Он уходит. Я больше с ним не встречусь. Это банальная встреча полностью сотрется из моей памяти. Я не хочу этого. Что бы ни случилось, я любыми средствами не приму этого. Вместо того чтобы быть заключенной на века во тьме, вместо того, чтобы проходить вновь и вновь процесс самобичевания по той лишь причине, что жива и не способна умереть, мне, большего всего на свете, не хочется терять его силуэт.

Я обессиленно выбила из себя последние слова, как вдруг заметила, что дверь открылась снова и он прямо перед моими глазами.

Он что-то говорит, но через весь его поток слов, я вижу лишь его глаза, которые очень близко, не могу даже толком ответить.*Тук, тук*. Мне в такт забилось сердце. Горячая кровь полилась по сосудам, словно возвращая меня к жизни.

Меня ругает рассерженный он.

После чудом подавленных мною эмоций, которые даже для меня слишком, я рассказала о себе. Если я вправду хочу быть спасенной, тогда, несомненно, это будет лучше, чем какая-нибудь наспех сочиненная и выдуманная история. Я лишь сообщила ему обо всем, что он желал знать обо мне.

Он, покинет ли он меня? Закричит ли на меня, называя монстром? Будет ли бояться меня, бессмертного вампира, не умирающего, пока у него есть магические силы? Наверняка, он…

Я определенно не забуду вид того, что произошло тогда, никогда в жизни. Разумеется, я говорю о магии, самой взрывной во всем мире, и самой могущественной — алой магии. Она колеблется, создает рябь, вибрирует, восхитительно сверкая и очаровывая меня подсознательно, сама по себе.

Когда я окончательно освободилась, и выразила свою благодарность, свою самую чистосердечную благодарность, он — Хадзиме, на какое-то время умолк, в его глазах мелькнул непередаваемый словами цветовой оттенок, и затем, он слабо улыбнулся. Мое сердце колотилось с безумной частотой, еще чуть-чуть и оно вырвалось бы из груди.

Немного погодя, последовал еще один удар. Хадзиме дал мне имя. Новое имя, отделяющее меня от прошлого. Похоже, оно значит «луна». Он так меня назвал, потому что увидел в моих глазах луну, сияющую в ночном небе в ту пору, когда я застыла во мраке.

Кто-нибудь, пожалуйста, наложите на меня исцеляющую магию. Моя саморегенерация на нуле. Мое сердце…

Кажется, это даже хорошо, что мое лицо одеревенело. Потому что если бы нет, оно бы переходило из одной эмоции в другую, так беспорядочно и несравнимо ни с чем.

Когда я стала надевать одежду Хадзиме на себя, он, ни с того ни с сего, резко обрушился на меня. Н-н-не г-говорите м-мне, что ему охота повалить меня на землю здесь и сейчас?! Кто-нибудь, ну хоть кто-нибудь, воспользуйтесь лечебной магией на моем колотящемся сердце.

Я хоть и создала такой шум и гам в своем сердце, сразу после этого заметила, как монстр свис вниз с потолка и моя голова сразу же остыла. Это неистовое чудовище. Это противник, который должен стать безысходным тупиком для хрупкой меня и Хадзиме, у которого похоже есть только талант к синергизму (П. П потом везде изменю, синергист все же правильное его наименование, другой термин просто не придумали для такого). Этого хватит сполна. Что монстр вроде меня спасен. Что мне дали имя. Что мне улыбаются. Этого хватит сполна, так что будет в порядке вещей, если меня тут и оставят. Я воззрилась на Хадзиме в таких чувствах.

— Ну, давай, покажи, что умеешь… Если думаешь, что сможешь прикончить меня, то вперед, попробуй, вот он я.

Ответом послужила бесстрашная улыбка. Пробивное намерение убийства, инстинктивно вызывающее мурашки по коже. И затем, спиной ко мне, прикрывая меня, всепоражающая воля, которая дышит решимостью. Ощущая на себя некий паралич, сковывавший все мое тело, в таком беспросветном положении, которое должно было закончиться тупиком, в моей голове всплыл такой типичный мне вопрос.

 Почему же, я еще жива, любопытно, знать.

Ах, теперь мне все ясно. Теперь все полностью прояснилось. Я разгадала загадку.

Эта пора, на протяжении нескольких сотен веков, служила отправной точкой для встречи в глубинах ада. Это и есть причина, почему я оставалось живой, будучи мертвой.

Я не облекла мысли в форму слов. Ведь скажи я так, и это сразу же прозвучало бы избито.

Поэтому, я лучше прокричу это ото всей души в своем сердце, подчиняясь нахлынувшему  порыву:

Эта встреча — судьба.

 

От переводчика: Надеюсь, все понимают, что это не я чудю (чужусь, чудик, чудеса творю), а такова сложность процесса мысли Юи. Попытался передать на русском, ведь он более многогранен, чем английский. Всем хорошего дня.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments