Эпилог пятого тома лайт-новеллы

 Юка Сонобе буквально влетела в обеденный зал дворца. Её явно что-то сбило с толку. Взгляд девушки упёрся в солдатские казармы, перекосившиеся глазища были подобны демоническим. Те, чья смена ещё не наступила, содрогались на месте, когда она сканировала их всех по порядку. 

— И здесь нету, а? Какого… какого они исчезают постоянно в самое неподходящее время? — она почесала, заодно поправив мускатного оттенка локоны, горечь обиды на обозрение всем. Бойцы вскакивали вверх, когда она вытаптывала мощными постукиваниями себе путь назад.

— Их нет ни на тренировочной площадке, нет в бараках, в армейской столовой тю-тю. В город они, что ли, ушли? — Юка отмаршировала к главным воротам замка, всё это время что-то шепча себе под нос. Гулкое постукивание её шагов эхом отдавалось по галерее.

— Юкачка! — к ней поспешила Нана Миязаки.

— Найти их мне не удалось. Тебе?

— В столовой никого. Я только что сверилась с Тамаи-куном и Таэко, у них тоже безрезультатно. Сейчас они отправились исследовать другие комнаты…но, я боюсь, во дворе их нет.

— Разумно. Я недавно с Айкавой-куном пересеклась, тоже без толку. Тц, ну где они шляются? Дела же не требуют отлагательств. И они еще зовут себя телохранителями Аички! — Нана схватилась за голову обеими руками, вскричав.

Они обе, или скорее даже весь эскортный состав телохранителей Аички, находились в поисках Давида и его рыцарей.

Айко не появлялась три дня кряду. Согласно словам эпископа, путь её лежал к главной кафедре с целью отговорить оглашать заявление о причастности Хадзиме к еретикам. Он утверждал, что процедура продлится как минимум пару дней, и Айко придётся остаться там.

Однако по словам Шидзуку, Айко собиралась рассказать им нечто важное в ночь перед самым её исчезновением. Вполне естественно, что подозрения не рассеялись. Они попросили допустить в собор и их, но Иштар им строго-настрого запретил, мол, собратьям еретиков не дозволено, из-за чего последние несколько дней они бесцельно прохлаждались в ожидании.

Правда в том, что после трёх дней безуспешных поисков, ученики были сыты по горло. Подъемник к собору никак не показывался, а сами священники ускользали от их ответов. Уже полумертвая от ожидания и усталости, Юка попробовала отыскать Давида и остальных и потребовать выложить всё как на духу.

Только досада, он и его рыцари ещё вчера ходили вокруг и все их видели, а сегодня они как сквозь землю провалились. Пропали они бесследно, как бы Юка ни старалась найти следы, это ничего не принесло. Единственным разумным объяснением могло быть, что они ушли в город, но что-то она сомневалась, чтоб они гуляли и дурачились там во время пропажи Айко.

— Нехорошее же у меня предчувствие назревает, — она нервно стиснула зубы и в тревоге своей оглянулась. Будто какое-то незримое зло утаскивало раз за разом её друзей.

В тот момент, когда страх уже почти взял верх над ее сознанием, кто-то её окликнул:

— Юка? Нана? — Шидзуку позвала их, тем временем озираясь по сторонам, словно выискивая кого-то.

— Я собиралась спросить у тебя, видела ли ты Давида и остальных, да… видя твое лицо, это явное нет, я так понимаю.

— Да уж. Похоже и ты капитана так и не сумела найти.

Шидзуку понуро опустила взгляд. Этой ночью не одна Айко бесследно пропала. Капитан Милд и Лилиана также числились в списке пропавших. Кое-какая прислуга и рыцарей тоже не доставало, все — друзья школьников.

— Эй, Юкачка, Шидзукочка… С нами точно всё будет в порядке?!

-…

Нана выглядела испуганно. И к сожалению, ни Юка, ни Шидзуку обнадежить её не могли.

Не зная, что будет дальше, их не отпускало это смутное чувство тревоги.

Только будь он здесь… будь здесь этот парнишка… Ход мыслей Юки и Шидзуку слился воедино. Заглядевшись на небо на западе, в их умах возник один и тот же парень. Немножко грубоватый, не всегда приятно с таким поблизости, и чертовски прямолинейный, однако на него всегда можно было положиться, они это знали.

***

Несколько силуэтов выстроились в ряд в просторной, едва освещенной комнате. Они напоминали скорее привидения, а учитывая мрак их окружения, привидения замерли во времени, ни разу не шелохнувшись ни на дюйм.

Зайдя сюда, на некотором расстоянии от остальных можно было обнаружить силуэты двух людей. В отличие от остальных, эти походили на человеческие. Не в своем уме, возможно, но анатомически точно.

В их взгляде читалось чистое безумие.

— Вот и завершены приготовления. И как же я возбужден! Момент истины, которого я так долго ждал вот-вот настанет! Как мне льстит по такому случаю быть призванным в этот мир! Теперь я постиг саму концепцию слова счастье! — оглушающий смех прогремел по комнате. Голос переполняла радость, его же подпитывало злорадство. Говорящий явно пребывал не в себе.

Персона невдалеке от него взирала на всё с холодным равнодушием в глазах. Определенно она не разделяла дружеских чувств с оратором, однако в такой же манере маниакально оскалилась.

***

В это же время, в другой части королевства на юге континента разразилось что-то невиданное.

Полчище чудищ выстроилось ряд в ряд. Их стан с легкостью набирал десятки тысяч голов. От них исходило небывалое могущество. Любой из таких приравнивался к монстрам, затаившемся на самом дне лабиринта Оркуса. Мощь, в состоянии которой было растоптать что угодно на своем пути.

Что поражало, среди них собралось не так уж много кавалерии. Очевидно, что их скопление нельзя было назвать просто мешаниной или толпой.

Перед всей армией снизошла с небес одна габаритная бестия, приземлившись пред ними. На спине её виднелся всадник человеческого телосложения. Багряные волосы развевались по ветру, в то время как пешая армия подбадривала его боевым кличем.

— До владыки демонов снизошло божественное откровение! И нашим войскам было поручено только одно: стереть еретиков в порошок. — голос его звучал величественно, хотя и чувствовалось в нём этакая частичка сумасшествия.

Армия снова взорвалась бурными возгласами.

— Пришла пора продемонстрировать твёрдость нашей веры. Ткнём же носом этих дураков, выступившим на северный континент, и укажем им, кто здесь полноправные властители земель! — монстры затопали с такой отдачей, что сотрясалась земля. 

Интригующе то, как скрытая в тускло освещенной комнате личность подала голос в одно и тоже время, что демонический всадник на белом драконе. 

— Итак, да начнём же. Ради нашего с вами счастья мы вытопчем хронику наших побед в анналах истории! Позвольте же вознестись от вашего боевого рева! Время браться за оружия во имя нашего владыки!

***

Восемь тысяч метров над уровнем моря, гигантский стальной шпиль возвышался над вершиной Божественной Горы. Чуть слышный стон отразился эхом в одной из клеток башни. По пальцам Айко Хатаямы стекала кровь, голова припала лицом к земле, брови сомкнулись в сосредоточенном усилии.

Магический круг она начертила собственной кровью, уже не раз попытавшись сотворить с дюжину заклинаний, только как бы они ни старалась, её магический поток прерывался оковами на запястьях.

Она опустила плечи и осмотрела руки. Дюжину порезов отметили ее глаза, каждая попытка по одной.

— Сколько мне ещё раз повторять тебе, что всё бесполезно, да так, чтоб твоя пустая голова впитала эту мысль?

— А-а-а-а-х, — Айко затряслась как осиновый лист, когда услышала механический голос подле неё. Подняв голову, на её обозрение предстала монахиня с капюшоном поверх глаз. Она принесла поднос с пищей.

Айко приметила оставленной монахиней распахнутую дверь позади и в бешеном порыве ринулась на свободу.

— Кажется я уже неоднократно твердила тебе, это бесполезно.

— Агх!

Монахиня ударила Айко в живот прежде, чем та ускользнула. Такая молниеносная атака, Айко даже не успела зарегистрировать её глазами. Она выдохнула от боли и отлетела в стену позади себя.

— В-выпусти меня. Что ты намерена сделать с моими учениками? — монахиня никак не отреагировала на слова. Поставив поднос с едой, движения механические, она вышла из тюремной комнаты.

— Подожди! Подожди, умоляю! Хотя бы сообщи мне в безопасности ли мои ученики или нет! — монахиня медленно закрыла дверь, её маска никак не изменилась, все столь же равнодушная поверхность. Прежде чем она полностью захлопнула её, она остановилась.

— Такова воля моего владыки. Тебе, той, кого убрали с игральной доски, ничего не следует знать. — окончательно высказавшись, монахиня закрыла дверь настежь.

Айко силилась перебраться на колени и прокляла в который раз свое бессилие. Нечто ужасное могло случиться с её подопечными, и она даже не в силах была узнать об этом. При том, что она их учитель, помощи от неё ждать не приходилось.

Мысли ее скользнули к мальчишке, который повернул вспять безнадежную ситуацию тогда, в Уре. Она подняла взор на луну через маленькое пространство меж тюремных балок и прошептала его имя.

— Нагумо-кун…

Монахиня ещё услышала шепот Айко, когда удалялась от неё. Выйдя на ближайшую террасу, она окинула взглядом земли снизу.

— Достань нас если сможешь, выродок. Лишь бесславно окончишь здесь свой путь.

Монстр бездны продолжал шествие вперед, к месту предательств, безумия и божественного провидения.

Словно что-то вело его вперед.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,