Глава 99. Вторжение в столицу

Несколько лунных лучиков просвечивали сквозь зарешечённое окно, давая без того погруженной в мрак темнице хоть какой-то источник света. Разительный контраст между ярким светом и тёмным помещением делал это место на удивление примечательным.

Убранство в комнате было обставлено весьма по-спартански. Пол металлический, и единственная доска из дерева – и та всего лишь крохотный рабочий столик. Для очевидных нужд здесь же присутствовал напольный унитаз. Говоря начистоту, тюрьма на Земле были куда уютнее этой животной клетки.

Айко облокотилась на стену, поджав колени в углу кровати, утопая в них лицом.

Миновало три дня с момента её заключения здесь. Из-за оков на её запястьях, она была не в состоянии воспользоваться какой-либо магией.

Сперва учитель вложила все силы в поиски путей побега. Едва ли можно было назвать удачным результат этого, ведь даже порезы самой себя и последующее черчение магического круга собственной кровью ни к чему не привели. И естественно, самой согнуть стальные прутья и выбраться ей не доставало сил. И вариант с проскальзыванием мимо сереброволосой монашки, которая приносила ей пищу, можно было смело назвать провальным. Та была куда могущественнее её и с лёгкостью подавляла любое сопротивление.

Решетка на окне предотвращала всякие пути побега отсюда. Камера заключенной находилась на высшем этаже башни пика Божественной Горы. Сомнительно что она сможет достигнуть поверхности земли, не превратившись при этом в раскатанный блин, да даже если бы и как-то смогла, гора кишмя кишела священнослужителями. Незаметно ускользнуть из-под их надзора и вернуться обратно в столицу казалось попросту невыполнимым. 

В конце концов, Айко сжалась в углу тюремной камеры. Она может и крайне переживала за своих учеников, но сделать ничего ради них была не в состоянии.

– Каковы их планы насчёт моих учеников… Что происходит… — пока Айко бормотала такое про себя, она невольно вспомнила, что сообщила ей монахиня прежде чем похитить.

Видимо, хозяин монахини посчитал чересчур накладным, если Айко передаст сведения от Хадзиме её ученикам. И поэтому, монахиня желала видеть продолжение предначертанного от одного из учеников без какого-либо постороннего вмешательства.

В глубинах разума учителя вихрем завертелись тревога и отчаяние. Айко ещё раз вспомнила о том мальчике, павшего при Уре, Шимидзу Юкитоши. Её переполняли волнения при мысли, что один из её учеников мог устроить что-то, что им никогда не повернуть вспять, и она места себе не находила из-за мучений по этому поводу.

В полном одиночестве темницы, у неё хватало времени на размышления. Чем больше она задумывалась и прорабатывала детали недавних событий в голове, тем больше у неё возникало ощущение, что что-то пошло не так при её возвращении во дворце. Элихид и остальная верховная власть королевства вели себя несвойственно самим себе — мягко говоря фанатично — когда она пришла к ним с визитом.

Эта серебряная монахиня определенно что-то с ними учудила. Если допустить, что странная волшба, наложенная на Айко действительно являлась техникой управления разумом, становилось понятным, почему король и придворные так легко подчинялись чьей-то воле.

Однако, в поведении Шидзуку и Лилианы странностей она не заметила. Хотя кто знает, что с ними произошло за то время, пока её похищали и сажали в темницу.

Молясь об их благополучии, Айко тем временем вызвала в памяти слова, брошенные как-то монахиней. Якобы, им нужно было устранить мешающий «фактор».

Это напомнило ей об особенном ученике её класса. Парнишке, спасшем ей жизнь и убившем Шимидзу. Пусть и стойкий волей, он всё же принял во внимание совет, данный ему ей, Айко. 

И затем… они какбынеявнонеточтобыоченьвозможнопочтипоцеловались.

Как бы крепко она ни старалась зарыть в памяти тот случай, он возникал в самый непредсказуемый для неё момент. Она запылала алым, хоть и прекрасно понимала, в какой горькой ситуации она оказалась.

Айко помотала головой, воспользовавшись жестом, чтобы протрезветь от нахлынувших мыслей. Она переживала за свою безопасность, но и его очень горела желанием увидеть вновь.

– Нагумо-кун…

– Чего? Как поживаете, сенсей?

– Ась?! — Айко ушам своим не верила. Как бы Хадзиме здесь, да оказался?

Оглядевшись вокруг, в помещении ею никого замечено не было, тут она свесила голову набок. У меня уже слуховые галлюцинации?

Хотя нет, это не игра воображения. Хадзиме снова позвал её.

– Сверху, сенсей.

– А? – Так мне не мерещится! Айко подняла голову к окну.

Хадзиме просунул головешник между стальными прутьями.

– Да? Что? Нагумо-кун? Как? Это же высший этаж… на вершине… А?

– Да знаю я, знаю. Успокойтесь, сенсей. Мне надо убедиться, что никаких потайных ловушек для нас здесь не припасено. — Хадзиме прошёлся взглядом по комнате, отмечая демоническом оком, что помещение чисто. Полыхнуло веером красных искр, и в стене Айко внезапно возникло отверстие, в которое вполне спокойно протиснулся бы человек.

Камера Айко возвышалась на высоте 100 метров над землей. И тем не менее, Хадзиме в темпе вальса зашёл сюда, как если бы преграды в виде высоты за стенами Айко и не существовало вообще.

Хадзиме не скрывал улыбку, увидев полный шок на её лице.

– А что вы так поражены, спрашивается? Я вроде проделал такую отличную работу по сокрытию своего присутствия, а вы всё равно как будто носом учуяли, что я здесь. Честно, как-то подорвали уверенность в собственных силах, что ли.

– Ха? Я-то? Как?

– Ну, вы же меня позвали, не так ли? Не потому ли, что знали, что я пришёл?

Конечно, у Айко прознать об этом не было никакой возможности, и его имя она  прошептала лишь из-за того, что думала о нём. Не то чтобы она могла выложить такое как на духу ему… И так, Айко торопливо замяла эту тему и перешла к следующей.

– Т-так значит, какова причина твоего визита сюда…

– Вас выручить, само собой.

– Ты зашёл так далеко лишь ради моего спасения? Правда?

Хадзиме приподнял бровь. Её причудливые действия и речи склоняли его на мысль, что ей уже промыли мозги. Он подошел к ней, включил демоническое око и осмотрел её на предмет возможной чужеродной магии.

Айко раскраснелась и сердечко бешено застучало в груди. Мальчонка, о котором она постоянно думала, так случилось, пришёл спасти её, когда она только об этом и мечтала, и теперь он стоял напротив её кровати и изучал Айко пристально-пристально.

Будь между ними обыкновенная связь «Ученик-Учитель», Айко бы решительно назвала сие противоестественным. Однако всё было иначе, и она не нашла ничего лучше, как пристально вглядываться в ответ.

Глаза Хадзиме не обнаружили каких-либо следов маны и как следствие он заключил, что Айко все ещё в здравом уме. Он взял её за руку и рассмотрел оковы. Похоже сейчас он планировал снять артефакт, который запечатывал её магический поток. Но Айко вообразила себе нечто иное. Пискнув в ответ, она выдавила весьма провокационные вещи из себя:

– Нам такое делать воспрещается, Нагумо-кун! Всё слишком внезапно, Нагумо-кун! Не забывай, что я твой учитель!

– А что ты было решила я делаю?

– А-ха-ха-ха…Прости. Ничего такого.

Хадзиме озадаченно вытаращился на неё, ту, которая отмахнулась простым смешком в конце. Снова сменив тему, она поинтересовалась, как Хадзиме разузнал, что её схватили.

– Принцесска мне все выложила.

– Принцесска, это Лилиана?

– О да. Наверно застала тебя за актом похищения. Понятное дело, Аманогаве и остальным рассказать ей показалось недопустимым, раз она посчитала, что те под строгим надзором. Вот она и сбежала по-тихому из замка в попытке разыскать нас.

– Так это была инициатива Лилианы-сан? И ты согласился помочь ей?

– Пожалуй. Всё-таки, отчасти вину можно присудить мне. Знаю, ты моего лица и видеть не желаешь, однако… тебе придётся потерпеть пока мы не свидимся с остальными. — Хадзиме сделал неловкое подобие улыбки, затем разнёс вдребезги браслет-оковы, блокирующие её поток маны, в конце поднявшись на ноги.

Такой ход мыслей у него по-видимому из-за случившегося с Шимидзу-куном. Айко ухватилась за запястье Хадзиме. Тут же она всмотрелась ему прямо в глаза и поделилась с ним истинными чувствами о том несчастном случае.

– Я бы никогда так не поступила. Я правда счастлива, что ты меня спас. Правда и то, что я сама не определилась окончательно, как мне себя вести после того случая с Шимидзу-куном… Скажу тебе правду, возможно это и никогда не разрешится внутри меня. И всё же, мне приятно думать, что… я уловила мотив, почему ты спустил курок. Я тебя не возненавидела и не держу зла на твои действия.

– Сенсей…

Айко встрепенулась в улыбке, её взор содержал равное количество радости и печали.

– Тогда я упустила мой шанс поведать тебе это, так что изрекаю подобное сейчас. От всего сердца спасибо тебе за спасение моей жизни. И прости, что вынудила тебя убить одноклассника.

«…»

Кажись, ты была кругом права, Юи. Она все поняла. – Хадзиме горько усмехнулся. Поняла она или нет, это не меняло факта, что Хадзиме совершил нечто ужасное по отношению к ней.

– Я поступил, как мне того хотелось. Я принимаю ваши благодарности, но мне не нужны ваши извинения. Оставим это в стороне, давайте уже выбираться отсюда. Принцесса сейчас по идее с Аманогавой и прочими. Что делать дальше мы решим, как снова воссоединимся с ними.

– Хорошо сказано. Будь осторожен, Нагумо-кун. Святая Церковь заклеймила тебя еретиком. И полагаю, что похитившая меня личность тоже…

– Знаю. У меня здесь ещё есть нерешённые дела, к которым я приступлю только когда отведу тебя в безопасное место. Разумеется, рано или поздно мне придётся сразиться с врагами лицом к лицу. Я пришёл сюда вполне осознавая такой расклад. –Хадзиме кивнул, во взгляде читалась сталью закаленная уверенность.

Айко вдруг покраснела, но тотчас вытащила себя из мира грез. Ей ещё предстояло предупредить Хадзиме об одном… Однако прежде чем ей это удалось, они оба услышали страшный грохот в отдалении. В один миг затряслось окружающее пространство.

Айко замерла и взглянула на него. Он смотрел вдаль, глаза зафиксированы на одной определенной точке. Хадзиме предполагал, что весь шум исходит с поверхности, и телепатическим путем получил уведомление от Юи.

– Тц, какое же дерьмовое время они выбрали… Хотя, может всё не так плохо как кажется. – Хадзиме прищелкнул языком и повернулся к Айко.

– Сенсей, демоны пошли в наступление. Этот звук являлся сигналом разлома барьера, что защищал столицу.

– Демоны уже наступают?! Значит ли это…

– Верно, Хайлиг под осадой. Мои товарищи сообщили мне по телепатическим каналам. И враги привели с собой целые полчища бестий. И это по-конкретному застало врасплох военные силы со стороны людей.

– Невозможно, — Айко побледнела, качнув головой.

Её оцепенение было очевидно. Демонам было не под силу совершенно незаметно и так близко к городу переместить армию достаточную для захвата столицы. Тем более, окружающий столицу барьер был практически нерушим. Нереально уже то, что они не только проломили его, но и проломили безо всякого распознавания окрестными силами.

– Сейчас нам стоит поскорее встретиться с Аманогавой и всеми остальными. Прочие материи разберём позже.

– Х-хорошо.

Хадзиме сгрёб Айко ручищами в охапку, и приготовился к прыжку. Она заверещала и обхватила ручками его шею. Однако в ту же секунду, ослепляющее свечение опустилось на них сверху.

– А?! – оно напоминало лунный свет, только куда более яркий. Хотя чутье Хадзиме подсказывало ему, что оно опасно, и он повиновался внутреннему позыву. Даже не бросая прощальный взгляд назад, он нырнул в отверстие что недавно проделал. Он услышал, как Айко испугано завопила, и ещё крепче прижалась к нему, но времени уделять ей момент попросту не было.

Через секунду после того, как он вылетел из камеры Айко, серебряный свет стёр камеру в ничто.

Свет испускал необъяснимые звуковые эффекты, когда крушил каменную кладку. Не звук столкновения физического объекта об скалу, и не какое-либо естественное шипение при плавке камня от высоких температур. Нет, свет просто-напросто разбирал стену на части. Верх башни как ветром сдуло, камни превратились в частицы ещё глаже песка.

Хадзиме поправил свое положение в воздухе, зависнув на месте при помощи Аэродинамики, и пробормотал про себя:

– А башню-то уже… по кирпичикам разобрали?..

– Верно, мешающий фактор, или же ещё лучше, аномалия. — он хоть и не ожидал услышать ответ на вопрос, всё же удостоился такой чести. Произнёсшая это девушка имела голос схожий с перезвоном колокольчиков, только начисто лишенным эмоций.

Хадзиме поднял взор и смог рассмотреть сереброволосую, голубоглазую девушку, которая смотрела на него свысока. Она левитировала с того места, что прежде гордо называлось вершиной башни. Внешность совпадала с описанием Лилианы по той монашке, что похитила Айко.

Хотя вместо наряда монашки, на ней было нечто иное. Шлем на голове, перчатки на руках, наголенники поверх ног. На грудь было натянуто одно только белое платье без рукавов.

Стоит заметить, однако, что неровности с обеих сторон груди покрывались металлическими пластинами (П.п. Да здравствует бронелифчик!). Хотя она с ней приобретала и несколько загадочный вид, эта униформа явно служила для боевых целей. Прослеживались также параллели с валькирией из норвежской мифологии.

Девушка взмыла в небеса, будто гравитация не имела над ней власти. Чётко различимый лунным сиянием силуэт повернулся навстречу Хадзиме, поблескивающие серебром крылья распустились позади неё.

То, как они отливали, создавало впечатление, что они полностью сотканы из маны.

Её великолепные волосы цвета серебра затрепетали на ветру. Они придавали ей ощущение мистической, иномирской красавицы. Прискорбно, что глаза её портили её же внешность.

В то время как всё остальное вокруг неё искрилось лунным, глаза были похожи на кристаллики льда. В них не читалось даже злобы или ненависти. Всего лишь механическая, хладное безразличие. Как какая-то кукла.

Девушка встретилась с ощетинившимся взглядом Хадзиме и широко расставила руки в ответ. Её перчатки засияли, и пара крупных, без эфесных клинков появились в её руках.

Двухметровые мечи отсвечивали тем же серебряным оттенком что и всё остальное. Она взмахнула ими, как если бы они ничего не весили, и обратилась к Хадзиме безо всяких эмоций:

– Я – Нойнт. Посланник Божий. Моя обязанность убирать с игральной доски мастера нежелательные игровые элементы.

Явное объявление войны.

Девушка перед Хадзиме – точно божественный посланник, весточка от самого Эхита, не иначе. Так что, так называемые боги наконец решили встать у меня на пути? Он испортил слишком многое и погубил их веселье, теперь им оставалось только ликвидировать его.

Воздух затрепетал вовсю, когда Нойнт стала накапливать всю серебряную ману.

Незадолго после этого, давление в форме волны обрушилось на Хадзиме и Айко словно водопад. Айко стиснула зубы и попыталась выдержать напор, но была белой как полотно. Давление слишком её коробило. Однако прежде чем потерять сознание, её окутала вуаль кроваво-красной маны. Магическая аура Хадзиме блокировала волновые толчки испускаемые Нойнт.

Очи Айко стремительно распахнулись и она посмотрела на него. Невзирая на такое подавляющее давление, он ничуть не был испуган. Совсем наоборот, в уголках глаз проскальзывал убийственный блеск, а на губах играл его бесстрашный оскал.

Айко проняло то, как уверенно он смотрелся. Хадзиме смерил Нойнт взглядом и заявил во всеуслышание:

– Попробуй заставь, Марионетка Богов! – Восемь тысяч метров над землей, гораздо выше облаков Божественной Горы, Посланник Божий и Монстр Вылезший Из Глубин Бездны схлестнулись в решающей схватке.

***

Немногим ранее начала схватки Хадзиме и Нойнт, Юи, Шия, Каори и Лилиана тайно проникли во дворец. Лилиана вела всю компания туда, где расположились Куки и остальные.

Первоначальной задумкой Юи и отряда было отыскать в недрах Божественной Горы потайной ход, ведущий к лабиринту этого места, а там и зачистить его после, следовательно –– они вряд ли по-хорошему стали бы оказывать помощь Лилиане свидеться с Куки и расхлебывать как последствия проблемы всего королевства. Впрочем, дабы обеспечить безопасность Айко, им для начала требовалось проверить, не зомбированы ли Куки и остальные соратники. Они же всё-таки разыскивали её до момента спасения Хадзиме. К тому же, Божественная Гора играла роль главной операционной базы Святой Церкви. Как раз-таки это и есть локация их основного храма. Ради того, чтобы войти незамеченным, Хадзиме пришлось пойти за Айко в одиночку. Хоть им и было под силу противостоять Святой Церкви, Хадзиме и его товарищи не хотели объявлять войну раньше положенного времени.

И раз им больше ничего не оставалось делать в столице, Каори и прочие решили присоединиться к Лилиане, пока та незаметно пробиралась во дворец.

Одна Тио осталась снаружи. Она сторожила на случай, если вдруг что нагрянет. Юи приняла решение, что один из них останется там, где можно будет обозревать всю ситуацию и не бояться полного провала.

Потайной ход, через который вела девочек Лилиана, кончился в редко используемой гостевой комнате. Когда замыкающий отряд с конца вышел из прохода, старинный деревянный шкаф сокрыл тайный лаз от посторонних глаз.

– Ребята, скорей всего, сейчас спят. Давайте начнём с покоев Шидзуку, – чуть слышно прошептала Лилиана девушкам сзади неё. Её решение однозначно говорило о том, кому она доверяла больше всего из класса призванных. И совсем не Куки, который с виду почитался всеми как герой и прирождённый лидер.

Девушки кивнули, и разошлись по порядку в гостевой. Шия, с бесспорно лучшим слухом, взяла ведущую роль в отряде.

Жилые апартаменты Шидзуку и других школьников находились в ином крыле дворца, что послужило причиной их марш-бросков через определённое число коридоров прежде, чем попасть туда.

Когда они уже были на подступах к апартаментам, раздался оглушительный взрыв, который потряс весь замок до основания. Секундой позже, звуки разбитого стекла зазвенели по всей столице. Стёкла всех без исключения окон в коридоре, где стояли девочки, вылетели из рам, засеивая пол блестящими осколками.

– Ва-ва-ва, что это только что было?!

– Неужели это…

Шия присела, поглаживая ушки. Они всё это время были навострены, вслушиваясь в мельчайшие шорохи, так что этот громовой рокот сильно их покорёжил.

Позади нее побелела Лилиана, метнувшись к оставшемуся без стёкол окну. Юи с Каори поспешили следом.

Что узрела Лилиана, лишь подтвердило её страхи.

– Невозможно… Барьер… разрушен? — она поднесла руку к приоткрытому рту, ахнув.

Небосвод пестрил от мириад точек света. Однако, то были вовсе не звёзды, а остатки теперь уж окончательно рассеянного барьера, что покрывал столицу. Показалась изумительная вспышка света, и очередной громовой раскат. Стал видимым второй барьер, который сдержал мощность удара. Тем не менее, по его поверхности пошли трещины.

– Д-даже второй слой еле-еле… Как же наша оборона так ослабла?! В таком темпе… — великий барьер, что защищал столицу, на деле состоял из трёх слоев. Эти слои создавались при помощи артефакта, за которым стояли власти дворца. Маги день и ночь подпитывали его маной, гарантируя тем самым постоянную работу барьера.

Столетиями напролет непоколебимо стоял он, оберегая оплот человечества от вторжения. Ни разу прежде не был покорен. Это одна из главных причин почему люди держались с демонами на равных.

А теперь, он рассыпа̒лся в мгновение ока.

Хуже того, второй слой тоже почти был пробит. Каждый последующий слой был меньше предыдущего, с другой стороны, содержал большую мощь. Несмотря на это, второй слой должен был исчезнуть в течение нескольких следующих мгновений.

Дворец буквально встал на уши. Вдоль коридоров для освещения зажгли лампы, а люди заметались по сторонам в панике.

– Кто-то предал нас? Но в таком случае они бы призвали небольшой отряд на штурм… А это разве не целое войско на пороге наших земель? Что всё-таки грядет? – пока Лилиана бубнила себе такое под нос, с их отрядом связалась Тио.

– Алло, вы меня слышите? Это Тио. Не хотите ли услышать, что на самом деле здесь творится? – телепатические камни Юи, Шии и Каори при этом ослепительно зажглись. Голос Тио громогласно прошёлся по их рядам. Должно быть, она уже как следует оценила обстановку извне.

– Были бы очень признательны. Спасибо, Тио.

– Поняла. Крупное войско бестий возникло в километре южнее от столицы. Белый дракон, с которым мы сражались в Великом Вулкане Гурюен, тоже здесь. В частности, это его дыхание разнесло барьерную стену в пух и прах. Только вот не вижу я демона, который контролирует его, даже близко нигде не вижу.

– Так нас правда атакуют? Как же войско демонов прибыло сюда без предварительного нахождения людьми? Чем занимались разведчики в каньоне Райзен?! — Лилиана впала в настоящую истерику.

Юи и прочие вполне могли вообразить, как они пробрались совершенно незамеченными. Тот демон, Фрид Багва, покорил Великий Вулкан Гурюен, а значит обладал пространственной магией. 

Открытие портала таких размеров, чтобы вместить целое войско – задача не из легких, но всё ещё выполнима. С текущим уровнем сил, Юи почти сама справилась бы с такой, подсоби ей чуточку кто-нибудь.

Только телепортация позволила бы армии таких масштабов ускользнуть от пристального надзора, причём не только от разведчиков каньона, но и деревень да крепостей вдоль маршрута к столице. Такой способ потому и обретал смысл.

Раскусив, что Фрид сейчас не был верхом на своем белом драконе, Юи подытожила, что он истощил себя при открытии врат, и теперь набирался сил для дальнейшего.

Мгновением спустя, послышался ещё один звон разбитого стекла. Пробили второй слой.

Лилиана подогнала Юи и спутников следовать дальше. Им необходимо было встретиться с Шидзуку как можно скорее. Но, Юи покачала головой.

– Здесь мы разделимся. Вы идите.

– А-а в чём, собственно, дело?

Нам нужно встретиться с нашими и установить последний рубеж обороны пока не поздно!

Юи выглянула из окна и чётко для всех заявила:

– Этот демон нанёс вред Хадзиме. Я заставлю его пожалеть, что вообще на свет родился, – она всё еще таила злобу за ту неожиданную атаку в вулкане. Прочие невольно попятились назад. Юи редко демонстрировала собственные эмоции, но сейчас в её голосе клокотал гнев.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,