Глава 98. Неожиданная встреча

Шия первая заметила что что-то неладно.

— Хм? Хадзиме-сан…мне это кажется, или там действительно кого-то убивают? -Хадзиме с Юи в своем репертуаре затеяли очередную серию флиртифлюшек, пока Каори вовсю их отвлекала от процесса. Хадзиме ненароком пришлось отвлечься от вождения при словах Шии, и он бесшабашно отвернул голову от вида спереди. Оставив поединок cтоек, что сейчас развернулся между грозовым драконом Юи и уже прокаченным ледяным демоном Каори, он выглянул из-за переднего стекла.

Парню на глаза попался купеческий обоз, сейчас потревоженный нападением. Судя по всему, пока что они держались молодцом. Как только наши подъехали поближе, ушки Шии уловили звуки людских криков, после чего Хадзиме активировал дальновидение дабы прояснить для себя всю картину.

— Похоже они отбиваются от бандитов. Порядка… сорока, как-то так. И все разодеты в какие-то лохмотья. Хм-м-м, всего лишь 15 стражей на ногах. С трудом верится, что они способны обороняться с таким-то явным перевесом не в свою пользу.

— Ага. До чего хорошенький у них барьер.

— Верно, они за ним как за каменной стеной. Эти негодяи не подойдут к торговцам пока он их заслоняет. С другой стороны, долго они не простоят под столь концентрированной магической бомбардировкой.

— И не похоже, что бандиты собираются скромно отступить.

— Ну, разве что у них там припасен целый взвод барьерных дел мастеров, иначе они падут под таким давящим натиском. Если дело пойдёт так и дальше, бандиты их одолеют. Защита ни к черту.

По ходу их застали врасплох. Кое-кто из телохранителей уже лежали хладным трупом в луже собственной крови. Другие были тяжело ранены.

Единственная причина, по которой был жив еще хоть кто-то, это барьер. Но с таким численным перевесом, каждый подкосившейся гвардеец влёк за собой безвозвратную потерю. Падёт барьер, их задавят в два счёта. Одна из женских искателей приключений уже была схвачена разбойниками. Её раздели догола и вздёрнули для острастки всё ещё сражающихся.

Как и предвидел Хадзиме, купцы держали барьер недолго. Тотчас, как только смолкла беседа их команды, незримый щит стал разламываться на глазах.

Бандиты с радостными возгласами не преминули воспользоваться этим для атаки. Их мыслями завладели все те вещицы, что они очень скоро загребут себе и лица их осветились победоносными улыбками. Оставшиеся гвардейцы сражались доблестно, но их превзошли числом. Один за другим они падали оземь, навсегда.

Каори поднесла руки ко рту, громко ахнув. Затем повернулась к Хадзиме, моля его вмешаться и помочь им.

— Ну Хадзиме-кун, ну пожалуйста! Нам необходимо их спасти! Что если… — Хадзиме даже не дождался пока она закончит фразу. Он влил ману в Бриз и ускорился. Торговцам придёт конец, пока они будут разглагольствовать кто прав, кто виноват, помочь им или нет. Он позже выслушает объяснения Каори. Для начала, спасём их шкуры. Если и было у него что-то, чем Хадз мог гордиться, то это именно решимость к действию. Особенно если это касалось просьбы его спутников.

Бриз рыча пустился по долине, пуская клубы дыма и поднимая их высоко вверх.

— Хадзиме-кун… спасибо. – расцвела улыбка у Каори на губах и привалило счастье, что он её выслушал. Хадзиме же лишь пожал плечами.

Тем временем, Юи и остальные поспешили пристегнуть ремни. Они хорошо понимали, что собирался сделать Хадзиме далее.

— У-у-у-у-м-м, Хадзиме-кун, ты же не всерьез планируешь… — физиономия Каори остекленела, когда она увидела летящий прямо в самую гущу бандюганов Бриз. Она умом чуяла, что она и только она ответственна за принятое им решение, да вот будучи одной из тех, кто жил-поживал в эпоху технологий и машин, девушка верила, что он не совершит нечто столь негуманное действие и замешкается.

Хадзиме развернулся к Каори и мордой кирпичом ответствовал:

— Видишь разбойника — переезжай пока не будет покойник он… разве не этому учат в любой школе вождения?

— А вот и нет! Хватит уже придумывать правила движения на своё усмотрение! Только глянь, даже Юи с остальными полностью со мной согласны!

Хадзиме проигнорировал Каори и направил Бриз точно в самый стан бандитов, нацеливаясь на того, кто по всей видимости играл роль их главаря. Хадз свято верил в машины и что их цель давить плохишей до фарша.

Атаман разбойников Бриз заметил слишком поздно. Он в панике истошно заверещал, отдавая распоряжение своим людям и попутно выколдовывая заклинание. Мужчина был убежден, что это странная черная коробочка это какой-то новый вид монстра. Никогда бы не догадался, бедный, что на самом деле монстр был транспортным средством, причём из металла.

Хадзиме влил в Бриз магии и задействовал один из гаджетов прикрепленных здесь же. Лезвия длиною в метр выскочили из-за капота по сторонам и спереди.

Мужчины впереди стали швырять огнешары направо и налево при виде монструозной машины несущейся на них на всем ходу, но какого-то эффекта не возымели. Хадзиме пренебрёг их попытками к сопротивлению и дал газу.

Разбойники затряслись в ужасе от монолитно-черного гроба на колёсах, что отражал все их атаки. Послышался приотвратнейший хруст и Хадзиме влился в толпу невооруженных головорезов. Отчаяние, смятение читалось на их лицах, когда они отлетали в разные  стороны будучи сбитые Бризом.

Некоторых притянул к себе капот, где их на части покромсали лезвия. Другие пробовали убраться с пути и были порублены в капусту лезвиями по бокам. Те счастливчики, кто избежал смерти превратиться в мелко нарубленный фарш, столкнулись с моментом грузовика, врезавшегося в них со скоростью 80 км/ч, их тела жесточайшим образом мигом обратились в мясную пасту.

За какую-то долю мгновения, не стало семи бандитов. После полного разгрома тыла врага Хадзиме поставил Бриз на тормоз.

И бандиты, и торговцы застыли в неописуемом неверии уставившись на Бриз. Внезапная резня отняла у них всяческий дар речи. Кое-кто из охраны и шайки даже прекратили взмах оружием на полпути.

Хадзиме внимания на них не обращал и повернулся к Каори.

— Если мы уж собираемся сделать это, то я беспощаден как всегда. Всех прикончу. Никого не исцелять. Ты же это уже уяснила, да?

— Да. Поняла.

Он имел хорошее представление насколько добра Каори, но в намерении лечить из наилучших соображений не было никакого смысла. Если же она поступит наперекор его указаний, то перестанет быть его товарищем, а это приравнивалось к возращению к отряду Куки.

Каори глубоко вздохнула и спокойно кивнула.

— Что ж, иди же. Я не буду мешать.

— Угу!

Каори выпрыгнула из Бриза и побежала навстречу раненным купцам. Бандиты до этого момента стояли в полнейшем ступоре, всё из-за ниоткуда взявшегося Бриза. Но Каори выглядела совсем как обычная девчонка. С ней они справятся. Они позволили гневу затмить свой разум и бросились в атаку.

— Сдохни, тупая сучка! — один из них замахнулся на неё клинком.

Каори едва окинула его взглядом прежде чем снова повернуться к пострадавшим. Продолжив бег к ним, она на ходу кинула исцеление.

Это пуще прежнего раззадорило разбойника, однако перед тем как он выпустил пар, его разнесли вдребезги – Хадзиме отстрелил ему начисто голову.

*Бах! Дах! Тарах! Пиф-паф!* — с каждым выстрелом лишался жизни один из шайки головорезов. Даже стражники, которых спасали, прямо сейчас содрогнулись от ужаса при такой расправе над внезаконниками.

Ведь это дико пугало своей кровожадностью. За каких-то пару мгновений более половины из сорока с чем-то головорезов были обезглавлены.

Некоторые бандиты устроили панику и попытались взять ситуацию в свои руки, при этом взяв в заложники купца, да не тут то было! Они мигом познакомились с Шией, которая бросилась им наперерез и на полном скаку «окружила» спереди.

Какой-то страж так любезно предупреждающе прокричал ей вслед, но спрашивается, зачем. К тому моменту Шия так раскачалась, что могла устраивать пари за деньги с самим Хадзом. У этого боевого кролика воистину отсутствовало понятие Ахиллесовой пяты. Призвав Дрюкен из хранилища ценностей, она приподняла молот высоко над головой. Затем размахнулась с такой силищей, что вызвала перед собой воздушный вихрь. Трёх попавшихся под раздачу мужиков, метнувшихся до этого к купцам, снесло и повалило на землю… прямым сглаживанием куда-то выбрив их верхнюю половину тела.

— Ой? Ва, да вы только гляньте сколько здесь кровищи!!! — им так давно не попадался по-настоящему хилый враг, потому никто из отряда не сдерживал силу в узде. Шия вообще собиралась хорошенько так пустить их полетать, но случайно поделила каждого человека на первый и второй этаж. Какое жуткое зрелище. Шия отскочила от с бухты-барахты заплескавшегося фонтана крови, извергнувшегося перед самым её носом.

Юи и Тио хватило одного взгляда на её действия, прежде чем очистить окружающую землю от оставшихся подлецов в кавабанге магической бури.

У немногих бросившихся на утёк как переспевшие сливы лопались головы от выстрелов Хадзиме. Им даже помолиться за жизнь на прощание не дали. Приговор был исполнен скоро и без каких-либо церемоний.

Каори включила святое благословение — такое по площади исцеляющее умение — оно должно было излечить разом всех торговцев и авантюристов без исключения. К сожалению, многих из них уже было не вернуть. И к их общей печали, даже восстанавливающая магия не воскрешала мертвых.

Она стиснула крепко зубы, уныло понимая, что не сумела уберечь всех. Пока она скорбела об их скоропостижной смерти, к ней кто-то подбежал. У той персоны капюшон застилал лицо и распознать черты лица не представлялось возможным. Хотя Хадзиме мог с точностью определить по сгущающейся вокруг неё цвету маны — барьер прежде воздвигла она. У него не было причин её останавливать.

— Каори! — девушка бросилась в объятия Каори. Та честно не ожидала, что её следующая догадка окажется верной.

— Лили, это правда ты?! То-то мне показался до боли знакомым барьер, хоть и сомнения улетучились не до конца. Как же ты здесь очутилась… — Каори назвала её Лили, законная принцесса королевства Хайлиг, Лилиана С. Б. Хайлиг.

Лили выдохнула с облегчением и откинула капюшон, выставляя на всю красу завораживающие белокурые кудри и отливающие голубизной глаза. Она в восхищении разглядывала Каори, вскоре решив ей что-то прошептать.

— И я не ожидала здесь повстречаться с тобой, Каори. Хвала господу за это, мне следует добавить. Должно быть удача ещё немножко на моей стороне.

— Лили? А что вообще… — Каори с беспокойством поглядывала на свою подругу. Будто заметив её чувства, Лилиана ещё раз прикрыла лицо капюшоном. Вслед за этим, она приложила палец к губам Каори, умоляя не выдавать никому её истинную личность.

Кажется она передвигалась инкогнито, не взяв с собой ни одного подчиненного. Лицо у Каори помрачнело. Следовало произойти чему-то совершенно из ряда вон, раз Лилиана отправилась в такое рискованное странствие. Они ещё несколько мгновений так стояли и переглядывались с собой.

— Каори, ты там всех уже подлечила? – подошел к ней Хадзиме с вопросом.

Лилиана не услышала как он появился и пискнула в полнейшем изумлении от внезапного голоса у неё под ухом. Она выпучилась на Хадзиме на секунду, когда на нее снизошло озарение.

— Ты наверно Нагумо-сан, верно? Сколько воды утекло. Шидзуку рассказывала мне, что ты выжил. Похоже тебе потребовалось немало усилий и воли, дабы найти выход из того лабиринта. Рада видеть, что ты в порядке. У меня внутри все сжималось при виде Каори и той нависшей над нею атмосферы скорби, все потому что она считала тебя погибшим.

— Лили, ну чего ты вообще заговорила об этом?!

— Фу-фу… И о твоём признании я слышала от той же Шидзуку. Тебе непременно придется поведать обо всех похождениях, случившимися с вами до этих самых пор.

Каори вовсю раскраснелась, а Лилиана подняла уголки губ, виднеющиеся из-под капюшона.

Большинство людей не в состоянии было противостоять её обезоруживающей улыбке. Слава о ней давно разнеслась по всему королевству. Мужчины и женщины, стар и млад, всех она привораживала очарованием казалось бы простой улыбки.

Но Хадзиме это никак не тронуло. Он на неё прищурился с недоверием, задав вопрос, слова в котором эхом отдавали его озадаченность.

— Погодь, ты кто?

— А?..

Каори и Лилиана подружились ещё когда Хадзиме проживал в столице. Лилиана действительно прилагала все усилия, чтобы найти время и обратиться к каждому члену из отряда героя хотя бы раз. И, так как поведение Хадзиме не снискало одобрения у остальных, ей не удалось с ним особо разговориться. Тем не менее, они заговаривали друг с другом когда он был с Каори. 

Лилиана не привыкла к тому, что её предают забвению. Она ведь не только королевской крови, её приветливый характер как будто сам по себе откладывался в памяти у любого встречного. Из-за этого принцессу как громом сразило, когда Хадзиме её не узнал. В последствии она только и знала что с ошарашенным выражением на лице посматривать на него.

Каори заступилась за Лилиану, вводя его в курс дела. Она прошептала Хадзиме на ушко, поскольку Лилиана не желала, чтобы её личность раскрывали каравану.

— Х-Хадзиме-кун! Она же принцесса! Принцесса Хайлига! Лилиана! Ты же с ней прежде уже говорил, помнишь?!

-…Ох…

-*Всхлип* Я бы никогда и ни за что не подумала, что быть забытой может причинить такую боль… *Всхлип*

— Лили, не плачь! Хадзиме-кун, знаешь ли, у нас немножко тугодум. Никто бы не забыл такую как ты! Пожалуйста, только не реви!

— Э, это ты меня только что оскорбила, что ли? -Хадзиме никак не ожидал, чтобы именно Каори из всех возможных людей с такой небрежностью возьмёт и ляпнет про него такое. Что еще больше вымораживало, Каори следом гаркнула ему в ухо: «Закройся уже ненадолго, Хадзиме-кун!»

— Нет, нет, Каори, ничего страшного. Мне всё равно не стоит задирать нос так высоко. — Лилиана бесстрашно выдавила улыбку сквозь слезы, Хадзиме же понял, что крыть это ему нечем. Да и он сам виноват, что позабыл о ней так скоро. 

Юи и остальные вскоре подошли к нему, вместе с ними пришагал глава купцов. К своему удивлению Хадз обнаружил, что знает эту личность.

— Вот время летит, а?.. Ты я вижу в добром здравии.

— А ты же тот пьющий энергетические напитки мужик…

— Энергетические? Продаю такие, помимо прочих товаров, но… сомневаюсь что они настолько в ходу у народа…

— А, пардон, просто мысли вслух. Так тебя звать Мотто, не так ли?

— Точно. Польщён, что меня помнят. Мотто Юнкер, «Торговая Компания Юнкер», к вашим услугам. Уже второй раз вы меня из лап смерти спасаете. Начинаю верить, что мы связаны самой судьбой. — глава купеческого каравана был никем иным, как тем попутчиком, которого Хадзиме перевозил из Бруктауна в Фюрен, Мотто Юнкер собственной персоной.

Он хорошенько запомнил ту поездочку. Именно там он узнал на что готовы были пойти торговцы этого мира ради крупной сделки. Его торговый энтузиазм за это время никуда не делся, и даже сейчас, в подтверждение всего, торгаш прикрыл большим пальцем кольцо Хадзиме при их рукопожатии, как бы невзначай. По ходу в нём всё еще не пропал запал скупить у Хадза его хранилище ценностей.

Шия мигом разложила ситуацию по полочкам для Каори и принцессы, то есть то, как они познакомились с Мотто, что еще больше привело последнюю в состояние депрессии.

— Он помнит кого-то, кого увидел единожды… но не меня… принцессу. — промямлила так она.

Каори из кожи вон вылезла какие способы только не перепробовав, чтобы развеселить павшую духом Лилиану, Хадзиме в это же время завёл разговор с Мотто.

По его словам, его путь лежал в Анкади через Холлад. Новость о плачевном положении дел в Анкади разлетелась далеко окрест и Мотто, уже чуть ли не довольно потирая ручища, задумал впихнуть чахнувшему городу побольше продовольствия. Один такой маршрут он уже проделал. Затем вернулся в столицу дабы добыть еще больше продуктов и теперь возвращался обратно. Судя по самодовольной физиономии, Хадзиме легко догадался, что деньжат он ещё с первого пищевого похода выручил прилично.

По другую сторону этой шахматной доски расположились Хадзиме и его отряд, их путь шёл в Халтийский океан деревьев. Однако по плану им предстояло сперва побывать и в Холладе, и в Фюрене. Холлад уже вот-вот готов был показаться на горизонте, там им надо было сообщить Илве о счастливом воссоединении Мю и её матери в Фюрене. Так как оба отряда собирались пройти сквозь Холлад, Мотто сделал Хадзиме встречное предложение о помощи с охраной их каравана до момента прибытия туда.

И вот Лилиана оборвала их на полуслове.

— Прошу прощения, достопочтенный купец, но я бы и сама пожелала нанять их себе на службу. Я понимаю, что поступаю заносчиво, особенно учитывая что вы мне так любезно согласись предоставить место в вашем караване, и всё же…

— О, так вы больше не нуждаетесь в поездке в Холлад?

— Пожалуй нет, туда больше не нуждаюсь. Конечно, я всё так же плачу вам в полном размере.

Кажется, она с самого начала намеревалась посетить Холлад с караваном. Да только наконец-то отыскав Хадзиме и его друзей, необходимость отпала.

Хадзиме очень уж сомневался что ему понравится то, что Лилиана задумала ему рассказать, но он также знал, что если сделает какое-нибудь замечание или комментарий, Каори просто-непросто наорёт на него за его неучтивость к принцессе и вся недолга, так что язык он благоразумно придерживал за зубами.

— Понятно… Счастлив знать, что ещё на что-то вам сгодился. Об уговоренной оплате не беспокойтесь.

— А? Но как же так, не могу же я просто взять и не заплатить вам… – у Лилианы что-то отказал язык. Караван предоставил ей крышу и кровлю, она и помыслить не могла не отплатить им за их радушие. Вообще-то она ждала, что он попросит больше обычного раз уж она утвердила оплату по прибытию в город, а не по факту получения задания.

Вопреки её ожиданиям, Мотто лишь улыбнулся ей.

— Вряд ли когда ещё такие слова сойдут с моих уст. Позвольте дать мне вам один совет. Это обычное дело, когда вы платите авансом при просьбе присоединиться к каравану. Когда же вас не спрашивают о деньгах на месте, значит неизвестные или что-то замышляют, или у них свои причины по которой они не берут вашу плату. Благо для вас сейчас второй случай.

— Постойте, то есть получается…

— Не малейшего понятия не имею, почему кому-то вашего статуса и положения понадобилось тайно выбираться из столицы, но полагаю, дело чрезвычайной важности. И если я не помогу вам во времена нужды, то едва ли когда-нибудь буду зваться гордым жителем Хайлига. Может во мне много от торговца, но от патриота во мне не меньше.

Так он с самого начала всё раскусил. И всё-таки не раскрыл инкогнито Лилианы, изо всех сил помогая ей во всем.

— В таком случае, я вам многим обязана. Только благодаря вам мне удалось покинуть столицу.

— Вот как. Извините, что так внезапно тему меняем, но знаете ли вы, что жаждет купец, но в поисках своих находит крайне редко?

— Ха? Нет, всё-таки не знаю.

— Это доверие.

— Доверие?

— О да, оно самое. Без него не ждать нам никакого бизнеса. В основе прибыли любого торговца заложены отношения, построенные на доверии. Следует сказать, что окажись торговец совсем уж лишенным всяких денежных средств, пока ему верят, он не пропадет. После нашего небольшого путешествия, вам же не так сложно сделать вывод, что торговая компания Юнкер достойна вашего доверия? Если ответ да, то я уже заключил сделку дороже любых предложенных вами денег.

Лилиана про себя улыбнулась. Он уж точно умел делать заявления. Если бы она ему сейчас заплатила, то как будто внушила всем, что купец не вселяет достаточного доверия. Её благодарность обратится против неё же.

Лилиана чуточку стянула назад капюшон и посмотрела Мотто прямо в глаза:

— Вашей компании я бы доверила свою жизнь. Клянусь, что я, Лилиана С. Б. Хайлиг никогда не забуду проявленной к своей персоне доброты. От всего сердца передаю вам мою признательность.

— Вы слишком добры.

Мотто как и остальные торговцы низко ей поклонились.

После всех формальностей, Мотто вверил Лилиану на опеку Хадзиме и продолжил путь к Холладу. Прежде чем они окончательно скрылись из виду, Мотто обернулся и прокричал Хадзиме последнее предупреждение. Мотто не понаслышке знал, что Хадзиме теперь новоявленный еретик, но всё же решил довериться человеку уже как дважды спасшему его жизнь. Он его оповестил о том, что в столице затевается нечто поистине зловещее и парню с компанией стоит быть настороже. В знак благодарности, Хадзиме сообщил ему о том, как их отряд очистил оазис Анкади и их острая необходимость в пищевой продукции отпала. Этого с лихвой хватало Мотто для понимая тех мотивов, почему против Хадзиме ополчилась святая церковь. Ушёл он оставив напоследок: «Если тебе когда-нибудь понадобится пополнить припасы для путешествия, прошу сперва заглянуть в торговую компанию Юнкер». Да он реально торгаш до мозга костей, рекламу тут втюхивает…

Когда тот отбыл, Хадзиме с девчатами сопроводили Лилиану до Бриза чтобы там выяснить, зачем она пришла. Тон её голоса не сулил ничего хорошего, и Хадзиме заволновался было, что его втянули в очередную авантюру, куда он себя втягивать не просил. Однако первые же её слова вызвали неприятный осадок от услышанного.

— Айко-сан…похитили. — это было хуже любой новости которую Хадзиме мог вообразить.

Лилиана тут же пустилась рассказывать всю историю не на шутку пораженному отряду.

Какое-то время принцесса места себе не находила из-за крайне накаленной обстановки во дворце. Её отец, король Эрихид, всё больше времени проводил с епископом, всё сильнее подпадая под власть своей веры. Он повадился чаще прежнего за приёмом пищи или разговорами молиться во благо Эхита, и его набожность передалась министрам и знатному сословию, вследствие этого и они превратились в одержимых фанатиков.

Лилиана уверяла себя, что всё это побочный эффект всего того времени, кое он проводил с представителями церкви. Люди должны объединить усилия в тяжкие времена, иначе их всех до единого перебьют демоны, так она мыслила. Только вот обстоятельства приобретали всё более скверный оборот. Многие воины теряли человеческую живость, будто кто-то высосал из них души. Каждый раз когда она расспрашивала рыцарей об их самочувствии, они всегда отвечали: «Прекрасно», ей же казалось, что они серьезно больны.

Но сама принцесса понимала, если взяли Айко, то её ученики вероятно находятся под пристальным наблюдением. И капитана Милда всё никак не было видно.

После всех треволнений, Лилиана приняла решение пойти к одному своему другу, который пребывал вне стен дворца.

Каори. Тем более принцесса была в курсе насчет её передвижения с Хадзиме. Эти двое — единственные, на кого Лилиана могла положиться, и поэтому вскоре она последовала по тайной тропке, пока не вышла из замка в поисках того, кто бы согласился привести её в Анкади.

Она взяла своей целью герцогство, поскольку догадывалась, что семья Зенген согласится оказать ей помощь. К тому же, их владения располагались достаточно далеко от столицы и едва ли были подвержены тьме, что повисла над землями по соседству. И больше всего остального, Лилиана верила, что там у неё больше всего шансов встретиться с Каори.

— Вскоре, я присоединилась к каравану Мотто Юнкера и выдвинулась с ним из столицы. Не ожидала я только, что он меня моментально раскусит. Или что мы окажемся под нападением головорезов, или что люди, которых мне было суждено отыскать придут мне на выручку… Пару недель назад я бы предположила, что на всё воля божья, ибо Эхит присматривает за мной. Но теперь…я… в страхе перед святой церковью. Они и что происходит сейчас выше моего понимания. И я понятия не имею, кто эта серебряновласая монахиня такая… или что стало с моим отцом. — Лилиана обняла коленки, содрогнувшись от ужаса. Сейчас она менее всего напоминала ту мудрую и уверенную в себе принцессу, имидж которой приписывает ей её репутация, и больше была похожа на обычную, испуганную девочку. Хадзиме её вовсе не винил. Все, кому она верила или пропал без вести или потерял рассудок.

Каори крепко прижала её к себе. Это всё, чем она могла облегчить душу своему другу на данный момент.

Хадз мысленно покачал головой. История Лилианы слишком уж верно наводила на видения из памяти, которые им показывали в затонувших руинах Милджины. Первый, второй, третий человек, и так по нарастающей Эхит одерживал вверх над человеческим разумом. Ситуация становилась всё хуже и хуже.

Учитывая текущие обстоятельства, Хадзиме плюнул бы на всё, мол сами разбирайтесь, моя хата с краю. Просто ускорил бы выполнение намеченных миссий, поскорее покорил лабиринты и покинул этот мирок без задней мысли раз и навсегда.

Теперь же, Хадзиме более-менее понимал, почему похитили Айко. И вряд ли можно было отвертеться якобы сказав, что он к этому не причастен. Некто связанный со святой церковью забрал её потому, что она пыталась донести остальным, что поведал ей он, Хадзиме. Эхиту бы не понравилось, если бы его пешки, Куки и прочие, перестали следовать прописанному им сценарию.

Её забрали так как Хадзиме воспользовался ею для своей же выгоды.

Раз Айко взяли в плен, то в ближайшее время убивать её не намерены. И тем не менее, ему не улыбалось воображать, что они могли с ней сотворить. Всё-таки этих так называемых богов не мучили угрызения совести после манипуляций с жизнями простых смертных как своих игральных фигур. А значит, и от пыток они не поморщатся.

А сверх всего этого, его нынешнее счастье он обязан был именно Айко. Это она ему посоветовала сменить взгляды на жизнь. Даже не будь похищение его виной, он в любом случае не бросил бы её в плену.

И выходило, что оставался лишь один правильный вариант.

— Похоже мы идем спасать сенсея, — решение он принял. Я её там ни за что не оставлю. Это проблема лежит на моих плечах, не на чьих-то еще.

Лилиана подняла на него голову, облегчение отчетливо проступило на лице. Она скорее ожидала, что он откажется. Шидзуку ей рассказывала, как он будет твердить о том, что людишки этого мира и даже собственные одноклассники отныне ему не более чем пустой звук. Она уже в мыслях приготовилась к долгим уговорам.

— Ты придёшь на помощь? — Лилиана переспросила ещё раз, на всякий случай. От Хадзиме последовало одно лишь пожимание плеч.

— Пойми правильно. На королевство мне плевать. Я возвращаюсь ради спасения сенсея. Перво-наперво это я виноват, что её схватили, и даже будь это не так, я все равно ей должен.

— Айко-сан значит…

Хотя жаль было, что судьба королевства его никак не заботила, это не меняло факта, что он придёт обратно вместе с ней. Лили это вполне устраивало.

Следующие его слова вызвали у неё улыбку.

— Да и встань то, что развратило так дворец на моем пути спасения сенсеюшки, я из него всё дерьмо повыбиваю, ты только скажи.

— Ты пойдешь на такое…Фу-фу. В таком случае, я буду молиться, чтоб оно встало на твоем пути. Спасибо большое, что согласился помочь, Нагумо-сан.

Айко похитила монахиня. Это, как доказательство, да и странный фанатизм короля подсказывали Хадзу, что за всем этим определенно стояла святая церковь.

Спасение сенсея почти неизбежно вовлекало резню в последствии. И он это знал. То есть получалось, что сопровождение Лили обратно в столицу подразумевало также спасение всего королевства в процессе.

Углы его рта заострились краями вверх при виде того, как Лилиана с Каори переулыбивались друг дружке.

Существовала и вторая причина почему он вновь возвращался в столицу. Как ни посмотри, а божественная гора приютила у себя свой собственный лабиринт. Другими словами, магия прошлых времен, которая ему позарез нужна, была сокрыта там. Единственное, что он абсолютно не брал в толк, это где искать вход внутрь. Поиск входа со всеми этими священниками и духовенством в погоне за ними неизбежно вёл к очередным неприятностям.

Всё это обусловлено тем, что пока что он не планировал развязывать войну с церковью, первоначально он ведь собирался пропустить божественную гору и взять курс на Халтийские леса. А зная, как обернулись дела сейчас, отныне у него появилась вполне себе уважительная причина идти на захват горы.

Спасение Айко поставит его по другую сторону святой церкви. Это значило, что имеет смысл вдарить по ним на упреждение разок. Он же по-любому заграбастает себе древнюю, столь желаемую магию. Убьём двух зайцев одной каменюкой.

Серебряновласая монахиня, о которой поведала им Лили, напомнила ему стоящую сбоку от короля Алеиста фигуру, укутанную капюшоном в одном из видений руин Милджины (П. п. В оригинале его имя Альфред, в официальном английском переводе Алестер. Я еле сдерживаюсь, чтобы не написать аист, млеа…). Когда они скрылись под палубой вместе с королем, у Хадзиме перед глазами ясно промелькнула копна серебристых волос. Он не был уверен, что речь шла об одном и том же человеке. Прошли ведь столетия с тех пор. Только что-то говорило ему, что так и есть. И наверняка уже очень скоро они вступят в конфликт интересов.

И он рвался в эту битву. Рожденный бездной монстр жаждал крови. Ничто, что стояло у него на пути до сих пор не выживало и не уйдет живым, без исключений.

Он разразился тем бесстрашным оскалом, который возникал всякий раз, когда ставки были весьма мрачноваты.

— Хадзиме, ты потрясающ.

— Ха-ва-ва, Хадзиме-сан опять с этим личиком. Я влюбляюсь в него снова и снова!

— Хм, хозяин. Если будете пялиться на меня в такой манере.. мои трусики намочатся сами собой.

Трио девок сохнущих по Хадзиме угробили весь пафос момента к чертям.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,