Глава 102. Апостол Божий

Нойнт взмахнула своими серебристыми крыльями. И совсем не для набора высоты, а чтобы бросить во врага магически зачарованные перья.

Они, прорезая воздух, ускорились навстречу Хадзиме, который левитировал на высоте 8000 метров над землёй.

Он вперёд вытянул руку с револьвером — легендарным артефактом, которым он прежде оборвал неисчислимое количество жизней всяческих бестий, и выстрелил. Раскат взревел, и пули пробили сквозь перья Нойнт, разрывая их на куски.

Хадзиме выстрелил под таким углом, что единственная пуля прервала ряд летящих в него осколков. Затем он вошёл в образовавшуюся брешь, позволив лавине перьев Нойнт пройти мимо.

Чтобы полностью увернуться от подобной атаки, нужно набраться храбрости и сделать шаг вперёд.

-Хиияяя! — миленький голосок разорвал момент столкновения Хадзиме с Нойнт, как-то чересчур выбиваясь из общего ряда схватки,по обе стороны которой схлестнулись сильнейшие враги, поставив на кон собственные жизни. Так беспардонно их прервала, разумеется, никто иная как Айко.

Первый раз в своей жизни она стала свидетелем воздушной баталии. Если Нойнт успевала выстреливать перьями в то же время что и его пулемёт Метсурай выплёвывать пули, то Хадзиме к тому же ещё продолжал на волосок уклоняться от града осколков.

-Сенсей! Перестаньте визжать! Язык же прикусите!

-И как мне прикажешь замолча- Ай?! Я его дефтфительно прикуфила… — Айко как ни в чём ни бывало пропустила мимо ушей предостережение от Хадзиме и мгновенно пожалела об этом. К уголкам её глаз прильнули слёзы, и похоже было, что они появились не только от этого события.

Прекрасно зная Айко, а она не могла похвастаться большой физической силой, он мог заключить, что резкие движения она невесть как переносила, именно поэтому он, задействуя летящую походку, попробовал уйти из зоны поражения с наименьшими усилиями. К несчастью, даже такое условие требовало врубить скорость паровоза, и Айко начало укачивать.

При всём при этом, выхода другого не было. Бросить её где нибудь рядышком он всё-таки не посмел.

А так как о пропуске атак Нойнт даже на секунду и речи быть не могло, а даже если бы вдруг да, то она бы нацелилась на Айко, что тоже добром бы не кончилось и как безопасный вариант не рассматривалось.

Что хорошо, так это то, что ему не придётся ещё долго сдерживать её натиск. К Айко уже летел на помощь один верный соратник.

Раскатом Хадзиме скосил очередную волну перьев, затем повернулся к сенсею. Она к нему прицепилась что было мочи, чтобы не дай бог не пришибли ненароком, а глаза у Айко были зажмурены напрочь.

-Сенсей, вы там ещё чуток продержитесь. Сюда спешит одна из моего отряда. Она доставит вас в безопасное место.

-Л-ладненько!А-а что насчёт тебя, Нагумо-кун?!

-А мне ещё нужно завалить эту бездушную марионетку.

-О-о-ой, прости, я как лишний балласт… — Айко так расстраивало то, что она подводила своего ученика. Хадзиме же было недосуг ответить. Лучшее, что он успел сделать — это стиснуть её в объятиях покрепче и сделать в воздухе сальто назад.

Он проследил за тем, как серебристый луч пролетел над ними. То же самое заклинание, что превратило башню-темницу Айко в ничто.

Айко изо всех сил старалась не завопить, пока её трясли во все стороны. Прижимаясь к его груди, она заметила, насколько ровно у него бился пульс. Его спокойствие немного помогло затихнуть и её тревогам.

«Не время думать о таком!» Айко в душе сделала себе выговор и ещё ближе прильнула к Хадзиме.

-Не заморачивайся так. Мои расчёты включали возможные нестыковки по прибытию сюда.

-Те-тебе не стоило…Так далеко заходить из-за меня…

Определённо, Хадзиме догадывался, что ему придётся повоевать со Святой Церковью рано или поздно, тем более, что в планах у него было приобретение древней магии, так что он делал это не совсем только ради Айко. Однако, она восприняла его слова неверно.

И это только усиливало заблуждения, когда он её так тесно к себе прижимал, всё ещё сражаясь. Ему бы не помешало поскорее разрулить эти двусмысленности.

-Вижу, ты меня вообще не воспринимаешь всерьёз.

-Вэа?! — Хадзиме опешил, услышав механический голос Нойнт прямо подле себя.

Он моментально поднял вверх свою искуственную руку и выпалил снарядом дробовикового калибра из своего локтя. Посредством отдачи, он так же увеличил между ними дистанцию. Нойнт воздела один из клинков перед собой для блока, а вторым прочертила широкую дугу в передней полусфере.

Её сверкающий серебристый клинок вытянулся в длину на два метра и в тридцать сантиметров в ширину. Устрашало не только это, но и то, что в нём скрыт зловещий навык. Всему, окутанному в ману Нойнт, даровался эффект её особенного волшебства — Распада. Касание таким клинком нанесёт фатальный ущерб.

При этом, Хадзиме не сумеет перемещаться слишком резво, иначе повредит Айко, поэтому ему пришлось при помощи РАската перенаправлять лезвие Нойнт при атаке.

Меч Нойнт прошёл в паре дюймов от лица Хадзиме, отрезав кончики его волос.

Единственная причина, по которой не распался Раскат, это потому, что Хадзиме укрепил оболочку из азантиума стальной кожей. Только даже это не давало ему соприкасаться с мечом Нойнт на более чем несколько секунд.

В действительности, при блоке Раската, у него срезалось пару сантиметров его защитной оболочки. Если так и продолжится, не за горами тот миг, когда он развалится.

Нойнт двигалась вперёд благодаря взрывной силе своего выпада, её локоны цвета ртути развивались вокруг неё и собирались в этакий нимб. Когда она сделала свой первый ход, на второй она взялась за второй клинок и вместо блока опустила его на головы своих противников.

Скорость второго замаха казалась столь невозможной, что Айко глазами не поспевала за ним. Она лишь увидела пронёсшуюся перед ней серебристую вспышку.

Хадзиме ушёл в бок, воспользовавшись отдачей от второго выстрела из дробовика. Как только он улучил свободное мгновение, то прицелившись, сразу выпустил Раскатом трёхкратный залп.

Три росчерка алого света полетели прямо в Нойнт. Один в голову, другой в сердце, а третий в живот. В этот раз же, реакция Нойнт превзошла человеческую.

В то мгновение как он выстрелил, она подняла лезвие перпендикулярно земле, блокируя все три пули.

Хадзиме отступил ещё дальше и выпустил Красные Кресты для продолжения атаки. Они выпалили взрывными осколками, которые при детонации создали сокрушающие ударные волны.

Нойнт рассеяла волны на корню взмахом крыльев, зато это дало Хадзиме время к побегу.

-Авававававава. Мне даже не ясно, что тут-

-Сенсей, может прекратите издавать эти милейшие стенания, когда я в разгаре битвы? Это как бы убивает весь пафос.

-М-м-милейшие? Нагумо-кун, да будет тебе известно, говорить такое своему не-

Хадзиме явно ещё приуменьшал всю ситуацию. До странного няшные визги сбавляли его концентрацию. А в сражениях уровня этих двоих решала каждая миллисекунда, а миллисекундное же промедление вело к смерти. Нойнт верно подметила, когда сказала, что он не воспринимает её всерьёз. Прямо скажем, Хадзиме никак не смущало, что на его шее повисло милейшее создание в виде Айко, да только её голос был тем ещё отвлекающим фактором, так-то.

-Подумать только, даже с таким балластом, ты настолько хорошо уворачиваешься от моих атак… Как и ожидалось, невероятно силён. Такие сильные люди как ты, не могут быть пешками моего господина.

-Спасибо за похвалу. Не думаю что я хотел бы быть пешкой какого-то доходяги, истерящего каждый раз, когда что то идёт не так, поэтому рад слышать, что не нужен вам вовсе.

-Твои попытки насмехаться надо мной не имеют смысла. Я не испытываю эмоций.

-Ха? О чём ты? Я не насмехаюсь над тобой, это мои настоящие чувства.

-…

Нойнт расправила крылья и закрыв глаза сложила свои мечи крестом.

«Она действительно не испытывает никаких эмоций? Похоже она пытается погасить свой гнев и доказать мне, что её это не беспокоит….» Хадзиме быстро отбросил эти мысли. Не было никакого смысла беспокоиться об этом.

В любом случае, он всё равно убьёт её. Она умрёт от его рук независимо от её мыслей, независимо от её чувств.

Серебряные крылья Нойнт вновь затрепетали и ещё один шквал серебряных перьев разлетелся по небу. Однако, в этот раз они не атаковали Хадзиме. Вместо этого они моментально собрались вокруг Нойнт и выстроились в странную конструкцию. Хадзиме понял, что она создаёт магический круг. Когда всё было завершёно, кинув холодный взгляд сквозь сияющий магический круг из перьев, Нойнт произнесла заклинание.

-«Цунами адского пламени»!

Использованная магия создала огромное цунами огня, опалившее саму атмосферу.

«Оу, оказывается она может использовать ещё и элементальную магию.» Нойнт не использовала заклинания прежде, считая что её перьев будет достаточно.

Другими словами, она так же не сражалась серьёзно.

Огромная волна пламени обрушилась на них, и всё что видела Айко окрасилось красным. Цунами было настолько большим, что закрывало горизонт.

Айко перевела взгляд на Хадзиме, ожидая его решения. Пот стекал по его щеке, пока он осматривал цунами в поисках ядра заклинания. Когда он сможет найти его и выстрелить, огонь рассеется.

Конечно, это требовало нечеловеческой точности стрельбы, но Хадзиме сумел это сделать. Он упорно совершенствовал свои навыки стрельбы.

Однако, заклинание Нойнт было куда масштабнее всего с чем Хадзиме встречался ранее. Любой на Божественной Горе подумал бы, что наступил полдень, так как волна пламени была огромной и яркой. Поиск ядра заклинания был сравним с поиском иглы в стоге сена.

Время шло, а Хадзиме всё ещё искал его.

Массивное цунами поглотило Хадзиме и Айко. Любой, кто увидел бы это, подумал бы, что они умерли.

Цунами, раскинувшееся на пару сотен метров, не должно было оставить от них даже пепла, но Нойнт продолжала смотреть в центр пламени.

-Так ты выдержал даже это…

Когда она пробормотала это, действие заклинания подошло к концу, и пламя рассеялось. В центре заклинания стояли невредимые Хадзиме и Айко, окружённые четырьмя парящими Крестами.

Кресты выстроились пирамидой вокруг Хадзиме, их концы соединялись друг с другом проводами. Экраны малинового света закрывали пустое пространство между проводами.

-Я немного волновался, всё же это только прототип… Слава богу, сработало.

-Т-ты…

Хадзиме с облегчением вздохнул.

Это было одно из его последних улучшений вооружения. Он использовал магию создания, чтобы зачаровать провода пространственной магией, а затем снабдил свои парящие кресты этими проводами. Так же он покрыл поверхность крестов рудой, заколдованной пространственной магией. В отличие от физических щитов, барьеры, созданные разделением пространства, теоретически были неразрушимы.

Однако, они всё ещё находились в экспериментальной фазе. До сих пор Хадзиме не проверял их против настоящих атак, поэтому не знал их уровень прочности.

Айко безучастно перевела взгляд с барьера, который спас её жизнь, на Нойнт. Апостол уже готовилась к следующей атаке.

На этот раз она отправила несколько своих перьев в Хадзиме, попутно создавая одновременно свыше сотни магических кругов.

Она была полна решимости завалить его лавиной магии.

Хадзиме догадывался, что его новые барьеры смогли бы справиться с этими атаками, но решение остаться в обороне поставило бы его в невыгодное положение. Тем более, что он не был уверен, смогут ли они пережить распадающийся свет Нойнт, реши она использовать его.

Кроме того, главная сила барьера одновременно была и его самой главной слабостью. Поскольку он разделял пространство, Хадзиме не мог через него атаковать. В итоге, Хадзиме убрал барьер и приготовился уворачиваться. Ему нужно было держаться на расстоянии от Нойнт и продолжать уклоняться до прибытия Тио.

Как раз в тот момент, когда он собирался отпрыгнуть назад, он услышал пение, идущее с Божественной Горы.

Хадзиме увернулся от шквала перьев Нойнт и посмотрел вниз. Иштар стоял на горе, в окружении армии епископов и рыцарей. Епископы держались за руки в большом в кругу и пели молитву.

Видя, как сто с лишним епископов торжественно поют, Хадзиме вспомнил о том времени, когда он слушал на Земле как хор пел гимны.

«Но какой смысл в этом пении?»

-Ах!? Что за? Моё тело…

-Нагумо-кун? Ах, чт-что это…

Хадзиме и Айко ощутили странное чувство в телах. Их силы покидали их, и мана начала рассеиваться. Как будто их энергия истощалась. К тому же, пылинки света стали прилипать к ним, затрудняя движение.

-Нгх, похоже это какая то ослабляющая магия. Так вот какова сила лучших Святой Церкви. Похожи у них есть защитные контрмеры.

Предположение Хадзиме было верным.

Когда Иштар узнал, что один из Божьих Апостолов вступил в бой, он собрал всех своих последователей. И, чтобы помочь Нойнт в битве, Иштар заставил всех петь Гимн Разорения.

Гимн Разорения был мощным заклинанием, затрудняющим передвижение цели и истощающим её силу. В отличии от большинства заклинаний, требующих магический круг, это могло быть активировано только несколькими эпископами, поющими в тандеме. Таков был козырь Святой Церкви.

-Иштар? Вот он тот, кто отлично понимает свою роль, в отличие от вас. Хорошая пешка.

Иштар смотрел на Нойнт глазами, полными восторга, и она ответила ему взаимностью своими холодными, бесчувственными глазами.

Он был в восторге, просто зная, что помогает Нойнт в её борьбе, как будто в жизни не существует большего удовольствия, чем служба ей. Действительно, он был прекрасной пешкой, которая выполняла всё, что ему приказывали хозяева.

«Пешки или нет, эти парни просто усложнили бой. Сущая заноза для меня».

Хадзиме усилил свои ослабшие силы своими огромными запасами маны и продолжил уклоняться от атак Нойнт. Однако его движения уже не были такими резкими, как раньше. Кроме того атаки Нойнт были слишком сильны, и он не мог вечно уклоняться от них в ослабленном состоянии.

Великое множество электрических зарядов вырвались из магических кругов Нойнт, каждая из которых в беспорядке метнулась в сторону Хадзиме.

Хадзиме уничтожил несколько из них Раскатом, но он не смог увернуться от всех и одна молния задела его. Удар был не слишком сильным, и шок заставил его застыть всего на мгновение.

Однако Нойнт нужно было как раз всего мгновение.

-Чт-что?!

Она мгновенно приблизилась к Хадзиме и замахнулась на него мечами в крестовой формации. С ослабленной реакцией, Хадзиме смог заблокировать только нисходящий удар Раскатом. Боковой скользнул мимо его шеи, проливая кровь.

-Гааааах!

Если бы разрез пришёлся на несколько миллиметров глубже, он бы перерезал сонную артерию. Холодный пот струился по спине Хадзиме.

И всё же он знал, что не может позволить страху овладеть собой. Даже когда он закричал от боли, Хадзиме выстрелил из локтевого дробовика и использовал аэродинамику, чтобы попытаться выйти из диапазона атаки Нойнт.

Конечно, Нойнт последовала за ним, поэтому он выстрелил парящими крестами в её направлении, удерживая её достаточно долго, чтобы между ними образовалась некоторая дистанция.

-Нагумо-кун?!

-Я в порядке, просто пока заткнись!

Кровь капала с шеи Хадзиме на щёку Айко. Он защищал её от ударных волн своих крестов ваджрой, но она всё равно довольно сильно пострадала. Айко была почти без сознания, но всё равно больше беспокоилась за своего ученика, чем за себя.

Однако, у Хадзиме не было времени, чтобы успокоить её. Даже когда он кратко ответил ей, Нойнт выпустила в него ещё один шквал перьев.

Хадзиме сбил некоторые перья Громом и перерезал другие воздушными когтями. От немногих пропущенных перьев он защитился ваджрой. Частички света от заклинания в сочетании с его усталостью означали, что он больше не сможет уклоняться.

Нойнт бросилась вперёд и остановилась прямо перед Хадзиме. Она расправила крылья, которые начали излучать ослепительный свет. На секунду Хадзиме был ослеплён.

Однако, даже без зрения, он владел первоклассными навыками восприятия. Он почувствовал, что Нойнт зашла ему за спину, поэтому обернулся и выстрелил в неё из Грома.

Выпущенные пули прошли насквозь…и уничтожили клона, созданного Нойнт из перьев.

Она создала свой двойник для приманки.

-Ах?!

Хадзиме вздрогнул. Его инстинкты кричали ему «БЕГИ,СОБАКА,БЕГИ». Но он не успевал. У него не было времени даже выругаться.

Он откинул руку назад и нажал на курок. К счастью, целился он прямо в её голову. К сожалению, всё что нужно было сделать Нойнт для уворота, это наклонить голову в сторону.

Затем она подняла один из своих мечей и нанесла диагональный удар в спину Хадзиме.

Хадзиме использовал ваджру и точное усиление для защиты спины. Он готовил себя к тому, что получит огромное количество урона.

Но ваджра продержалась всего пару мгновений, а затем магия распада, покрывающая её меч, разрушила барьер, и кончик её клинка вонзился в плоть Хадзиме.

-Га-а-а-ах!

-Нагумо-кун!!!

Ему казалось, что вся его спина в огне. Обеспокоенная Айко открыла глаза и посмотрела на своего ученика.

Даже во время получения урона, Хадзиме распланировал следующий шаг. Он использовал инерцию от удара Нойнт для кувырка назад.

Затем обернулся и увидел, что Нойнт уже приближается для последующей атаки. Прекрасно зная, что с таким ослабленным телом он не сможет увернуться вовремя, Хадз наложил на один из Крестов ваджру и стал использовать его как щит. Остальные Кресты он отправил атаковать Нойнт с флангов.

Нойнт уворачивалась, и не снижая скорости, сбивала взрывные пули крыльями. Затем она вонзила один свой меч в Крест, используемый Хадзиме в роли щита. Меч накрепко застрял в металле, поэтому противник нанес рубящий удар сверху вторым мечом, разделив Крест пополам.

Глаза Хадзиме расширились от удивления. Нойнт холодно посмотрела на него. Её леденящий взгляд ясно давал понять, что это конец.

Но Хадзиме ещё не сдался. Он был готов к тому, что ему придётся чем-то пожертвовать, если хочет сохранить Айко жизнь, поэтому приготовился получить травму.

«Если бы я знал, что она настолько крута, я бы использовал выход за пределы возможного раньше. А я так надеялся, что сохраню его до прихода Тио…»

Хадзиме поднял свою исскуственную руку, планируя пожертвовать ею, чтобы пережить ещё одну атаку.

В тот момент, когда Нойнт подняла мечи над своей головой, громовой рёв раздался в воздухе.

-Гра-а-а-а-а-х!

Секундой позже, луч чёрного света скрыл Нойнт.

Это было драконье дыхание Тио, всеохватывающий чёрный свет, способный прожечь всё что угодно. У Нойнт не было времени на уворот. Поэтому она прервала свою атаку и обернула крылья вокруг себя.

Когда дыхание Тио поразило крылья Нойнт, они начали распадаться. Несмотря на это она всё ещё продолжала сопротивляться. Чёрная и серебряная мана боролись друг с другом, как вдруг дыхание Тио отправило Нойнт прямиком в башню собора. Сила удара разрушила остатки башни. Куски уничтоженной кладки упали на землю.

Епископы Иштара и рыцари закричали в отчаянии. Должно быть, зрелище, что их любимого апостола отправили полетать, поколебало их уверенность.

Хадзиме немедленно вытащил Оркан из своей коробки драгоценностей и безжалостно выпустил 12 ракет по Иштару и его людям.

Они снова закричали, но на этот раз по другой причине. Наконец, Хадзиме услышал голос той, которую он действительно хотел видеть.

-Хозяин! Вы в порядке?

Он не ослабил бдительности, но облегчённо улыбнулся.

Наконец-то Тио прибыла.

-Спасибо Тио, ты спасла мою шкуру. В конце концов всё близилось к моей кончине.

Тио улыбнулась на мгновение, но затем её лицо снова помрачнело. Если Хадзиме оказался в затруднении, то значит этот враг требовал её полной концентрации. Она подлетела к нему и вместе с ним уставилась на башню.

-Отрадно знать, что я прибыла вовремя. В качестве награды, могу ли я попросить хорошенькой дозы порки?

-Если доставишь сенсея в безопасное место, то подумаем и о таком.

— Серьёзно-серьёзно?! Тогда я буду болеть за вас, Хозяин! Пойдём же, сенсеюшка. Залезайте на мою спину.

«Даже сейчас она ставит свои желания на первое место, да? Хотя наверняка Юи, Шия и Каори ничем от нее не отличаются.»

Хадзиме вздохнул и посадил Айко на спину Тио.

Айко была более чем уверена, что во время этого разговора она услышала довольно аморальные вещи, но покорно позволила Хадзиме посадить её на спину Тио. Она больше не собиралась быть обузой.

-Ум, Тио-сан? Позаботьтесь обо мне.

-Конечно, не беспокойтесь. Вы очень важны для моего хозяина. Я никому не позволю причинить вам вред.

Разумеется, Тио имела в виду, что она была учителем, которого Хадзиме очень сильно уважал, но Айко неверно истолковала её слова, и сейчас полагала, что Хадзиме проявляет к ней романтический интерес.

Айко обеспокоенно посмотрела на Хадзиме. В этот момент любой бы мог сказать, что смотрела она не глазами учителя, беспокоящегося о своём ученике, а глазами девушки, беспокоящейся о парне, которого так любила.

В этот момент рухнувшая башня разлетелась на куски. Из-под обломков появилась совершенно невредимая Нойнт. Она взмахнула серебряными крыльями, вновь взлетая в небо. Как оказалось, даже дыхание Тио неспособно пробить защиту Нойнт.

-Уходите вы обе, Тио.

-Как пожелаете. Но позвольте мне помочь вам, как только я доставлю сенсеюшку в безопасное место. Даже если я не могу нанести ей ущерба, я определённо помогу разобраться с этими навязчивыми священниками.

Тио уже поняла, что это именно они ослабили Хадзиме. Она сердита посмотрела на уцелевших священников, а Хадзиме же в это время уставился на Нойнт. Убийственный блеск его глаз вернулся. Тио намерена была убедиться, что он полностью сосредоточиться на битве с монахиней.

Хадзиме усмехнулся и кивнул Тио, мимохом радуясь, что у него есть такой надёжный товарищ. На этот раз, он вступил в бой с Нойнт.

-Будь осторожен, Нагумо-кун! Я не хочу, чтобы ты пострадал!

-Хм? Ах, теперь всё ясно. Как увлекательно…

Тио наблюдала, как Айко сложила руки вместе и помолилась за безопасность Хадзиме. Она могла легко сказать, что учитель был влюблён в своего ученика. Тио приободряюще заговорила с ней.

-Сенсейчик, я понимаю ваше беспокойство, но мы должны поторопиться. Как только я доставлю вас во дворец, мне нужно уничтожить этих вредителей, мешающих Хозяину. Я не могу позволить им вмешиваться в его дуэль.

Тио повернулась к земле, но Айко остановила её. Она оглянулась через плечо и увидела, что та решительно смотрит на неё сверху вниз.

-Тио-сан. Не займёт ли доставка меня в безопасное место и возвращение слишком много времени? Мы на высоте 8000 метров. Путь туда и обратно займёт слишком много времени…

-Хм?В этом есть смысл, но… Подождите, вы же не имеете в виду—

-Всё правильно. Если ты собираешься помочь Нагумо-куну в битве, то позволь мне пойти с тобой. Мы должны быстро сделать что-то с Иштар-саном, иначе Нагумо-кун ни за что не победит. Ты не можешь позволить себе тратить время, унося меня отсюда.

Айко была права, но это всё ещё не устраивало Тио.

Ракеты Хадзиме ранили достаточно много епископов, но они уже начали перегруппировку. Они работали вместе, устанавливая барьер, и готовились возобновить Гимн Разорения. Тио тоже хотела остановить их прежде, чем они возобновят его. Но если она позволит им причинить вред Айко, обещание, данное Хадзиме, будет нарушено.

-Не хочу показаться грубой, но что именно вы планируете, сенсей? У вас ведь нет боевого опыта, так? И нет никаких магических кругов. Как вы собираетесь бороться с епископами и рыцарями?

Айко стиснула зубы. Тио была права. Но внезапно её осенило. Она закрыла глаза, сунула палец в рот и сильно прикусила его. Затем она капнула немного крови на тыльную сторону другой руки и быстро нарисовала магический круг.

-Несмотря на мой вид, моя магия на уровне Аманогавы-куна. У меня нет боевого опыта, но… Я могу хотя бы поддержать вас! Честно говоря… Я боюсь сражаться с другими людьми. Тем не менее, другого выбора нет. Теперь я понимаю, что пустой идеализм никуда меня не приведёт! Если я хочу, чтобы мои ученики благополучно вернулись в Японию, то не имею права убегать сломя голову. Я должна стоять за моих учеников и бороться за них до последнего!

Королевство было захвачено, и все епископы превратились в религиозных фанатиков. В этот момент полагаться на бога Святой Церкви чтобы вернуться домой было явно бессмысленно. Айко и ученикам придётся прокладывать свой собственный путь в этом мире.

В таком случае, она больше не будет колебаться. Если есть грязная работа, которую необходимо выполнить, она сделает её. Она решила больше не позволять кому-либо нажимать на курок вместо неё.

Тио заколебалась, увидев решимость в глазах Айко. Однако, в конце концов, она сдалась и позволила Айко идти своим путём.

-Если вы хотите идти по этому пути, то полагаю, у меня нет выбора. Я уверена, что хозяин не будет возражать, раз вы действительно этого хотите. Отлично. Давайте же раздавим этих идиотов сообща!

-Спасибо тебе!

Айко нервничала, но её новая решимость была куда сильнее. Вместе с Тио она направилась к великому собору Святой Церкви.

Им противостояли сотни рыцарей и епископов, но похоже, их это ничуть не пугало. Их странный дуэт собирался взять на себя уничтожение сильнейшей религиозной группы в мире.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,