Глава 101. Бесподобная Юи

Пепельные драконы заполонили небо, причем в таком числе, что закрыли своими силуэтами луну. Здесь спокойно насчитывалось больше сотни особей. В самом центре можно было обнаружить гигантского белого дракона с зияющей дырой в груди. Верхом на нем сидел Фрид Багва.

– Надеюсь, ты не сочтешь это за трусость. Разделять вражескую мощь — это основополагающий принцип стратегии. — Фрид глядел за тем, как Шия и Михаил пропали из виду в космическом разломе Фрида. Немного погодя, он повернулся лицом к Юи, рассмотрев мельком, как стая орлов Михаила нырнула внутрь за своим вожаком.

И пусть она вроде не показывала каких-либо признаков использования воздушной магии, Юи всё так же парила над землей. Фрид ожидал увидеть какой-то проблеск эмоций с её стороны, когда её товарищ угодил в портал Фрида, но нет, она просто молча смерила его взглядом, только и всего.

Как и все его сородичи демоны, Фрид придерживался мнения, что их раса стоит над остальными. Его пробирала гордость за свой род, его непоколебимая вера в бога никогда не знала трещин, и это делало его несгибаемым к обстоятельствам. Поэтому он никогда не потерпел бы насмешек со стороны  какой бы то ни было другой расы.

Тем не менее, ему казалось лишним умертвлять эту девочку, которая освещала округу подобно свету луны. Вот оно, внешнее обаяние Юи.

Естественно, он осознавал, что от нее стоит избавиться, дабы ослабить Хадзиме, и он не перестал ненавидеть ее за целую кучу погибших собратьев, однако ему не хотелось так скоро прерывать их недавнюю беседу.

– Какое огорчение. Женщина, как бы умело ты не управлялась там своим, пусть даже без голосовой команды, заклинанием, пока ты всего лишь маг, у тебя нет ни единого шанса на победу. Что скажешь? Почему бы тебе вместо этого не примкнуть ко мне? Кто-то твоего уровня у нас весьма почитаем и хорошо обслуживаем и-… — Юи даже не посчитала нужным выслушать его предложение до конца.

– Хмпф. И за миллион лет мой ответ — нет. Уродливый ты пенёк. — презрительно высказалась Юи.

Она, конечно, назвала его уродливым пеньком, да только что с того. Фрид являлся красивее большинства мужчин. Его сногсшибательная внешность, в придачу к его влиятельному положению, означали только то, что демонессы падали у его ног без какого-либо содействия с его стороны. Ни по каким стандартам красоты его бы не приняли за жалкий, трухлявый пень.

Правда в том, что Юи не преминула заметить, как Фрид приходил в полнейший восторг, когда заговаривал о собственном боге. И это слепое поклонение вызывало у неё стойкое чувство отвращения.

Да, теперь он снова стал прежним, но этот контраст еще сильнее вырисовывал его смехотворный вид. Впрочем, даже позабыв про все про это, у Юи не возникало желания быть с каким-нибудь еще мужчиной кроме Хадзиме.

Улыбка Фрида замерла во времени.

– Так ты выберешь скорее муки, нежели переход на мою сторону? Или твоя верность этой стране столь незыблема? Вот что я тебе скажу, они не стоят твоей преданности. Люди здесь жалкие глупцы, обманутые и принужденные молиться пустым вымыслам. Их жизни не стоят твоего самопожертвования. Ты лучше сбережешь себя, когда примешь исповеди нашего бога, божества Алва. Ибо когда раскроются правде твои очи, ты станешь— А?! — Юи в ответ на его религиозное пустословие послала вслед лавину воздушных клинков. У нее кончилось терпение стоять и слушать.

По ночному небу стремительным росчерком брызнул фонтан крови. Лезвия Юи слегка задели плечо Фрида, когда он уворачивался в спешной попытке. Эта реакция показывала, что он был весьма умел и точно покорял лабиринт до этого. Иначе, не будь его рефлексы так оточены, он остался бы без руки.

Юи хладнокровно взирала на Фрида, тот в гневе взирал в ответ. Она лишь сохраняла лютое презрение к этому, так называемому, демоническому покорителю подземелий.

– Избавь меня от своих льстивых речей. Ты поранил Хадзиме. За это ты умрешь, — Юи тотчас призвала бушующую снежную вьюгу.

Она раскручивалась вокруг девушки в торнадной помеси снега и льда, сокрыв Юи из виду. Белоснежный шторм, что воплотил в одно целое небо и землю, опустил температуру в окрестностях ниже нуля, до полной заморозки всего вокруг. Ближайшие к ней пепельные драконы моментально превратились в ледышки.

Она составила комбинацию из продвинутого уровня воздушного заклинания «Всполох Бури» и одного из мощнейшего заклятия льда, «Ледяная Темница».

Обратившееся в сосульки пепельные драконы попадали на землю, разбиваясь на тысячи осколков от столкновения. Юи словно создала условия для локального Ледникового Периода. Драконы сверху донизу были покрыты льдом. Когда их осколки оставались на поверхности, их кровь нельзя было отличить от корки льда.

– Ты наотрез противишься даже просто взвесить все за и против. Так тому и быть. Убейте её! — Фрид сжал зубы и отдал своим людям команду к действию. Он только что лишился двадцати пепельных драконов за раз. Больше терять он был не намерен. Сферы Сияния подступили в непосредственную близость вампирши в одно и то же время и со всех направлений. 

Радужных оттенков метеор обрушился на неё сплошным градом. Сферы проникали сквозь ледяное торнадо Юи безо всякого труда. На деле они разламывали его на части.

Фрид был полон ожиданий увидеть Юи побитой и всю в крови, что его встретило однако, это целая и невредимая она, в окружении сборища черных сфер.

В тот же миг он повелел своим демоническим исчадиям провести огонь по ней ещё раз. Правда, эти смертоносные сферы сияния без перебоя поглощались бездонными черными дырами Юи, или же их траектория именно из-за них смещалась. Юи взяла гравитацию под свой контроль и воспарила высоко в небо.

Вопреки всем смертоносным снарядам, кои встали у неё на пути, поверхность её лица казалась все такой же невозмутимой. Бесчисленные Небесорухи и Пространственные Разрывы (П. П. Такой уж вид снарядов), окольцовывающие её, всем своим видом напоминали мини-спутники, задача которых оберегать звезды.

– Не сработает пламенное дыхание, так сработает атака в лоб! В бой! — Пепельные Драконы тотчас повиновались. Их когти были остры как бритва и с легкостью превратили бы миниатюрную девушку Юи в миниатюрно нарезанный фарш.

Наступали они волнами, надеясь побороть ее благодаря численному превосходству. Куда бы Юи ни окидывала взглядом, всюду пестрело пепельно-серым однообразием. Но и тогда ее ничто не смутило. Она лишь прикрыла глаза и сосредоточилась.

Рассудив, что неподвижная мишень всяко лучше чем подвижная, пепельные драконы стремительно сократили расстояние, когти наготове, пасти на раззяве.

За секунду до будучи разорванной на ошметки, Юи резко распахнула веки.

Она произнесла одно только название заклинания.

– Расщепитель Пустоты. — И само пространство раскололось на части. Как разбитые осколки зеркала, тысячи вычурных линий испещрили небосвод, и где они соединялись, там размывался мир.

 

Любого пепельного дракона, попавшего в зону действия этих линий, разрывало надвое. Небо умылось кровавым дождем, в то время как драконы лопались с омерзительным плеском трещащей по швам плоти.

Таков был эффект ее пространственного заклинания, Расщепителя Пустоты. Разделяя грань мироздания на верх и низ, он не останавливался ни перед чем, рубя абсолютно все наповал.

Так как заклинание искажало само пространство, скрыться было невозможно. К списку жертв добавились новые строчки из 30 пепельных драконов.

Фрид поежился. Ведь даже он не сумел провернуть бы пространственную волшбу такого масштаба, да и никогда в жизни так быстро.

– Какой талант. Неужто и ты избранная богом? Может ли быть, что ты кандидат того божества-фальшивки, Эхита? Теперь мне ясна твоя причина отказа мне! — Фрид кивнул в такт сказанному, полностью убежденный в своей правоте и недопонимании ранее. Юи на него вытаращилась, как на очень уж наглого таракашку.

– Возмутительно. Я сражаюсь за Хадзиме и за него одного. Не причисляй меня к себе подобным. — Фрида похоже больше задело не то, что она оскорбила его, а смела принизить его бога. Лицо у него стало мрачнее тучи.

Сразу напрашивался вывод, что она задела его за живое.

– Чудесно. Больше нас незачем вести переговоры. Позволь же мне зарубить тебя и привести твой хладный труп к ногам твоего возлюбленного. И я уверен, пережитый шок сделает свое дело и он откроется для нападения, как беззащитное дитя.

– Так много болтаешь, дядя, а кишок хватит перейти от слов к действию, противный?

Венозная жилка прошла по лбу Фрида, Юи тут же хмыкнула при этом. Приняв на свой счет вызов Юи, он перешел в наступление.

Фрид рявкнул на то же птицевидное чудище, сидевшее у него на плече еще в вулкане Гурюен, отдавая новый приказ. Секундой позже, сборище бестий, заполонивших столицу, метнулось к Юи. Они планировали напасть на нее с земли.

Все еще поддерживая гравитационные заклинания, Юи выпустила драконью молнию дабы разобраться с полчищем снизу.

Темные тучи заволокли небо над ее головой и, секундой позже, светящийся золотистый дракон снизошел с небес. Юи пуляла сохранившимися в ее Пространственном Хранилище сияниями во Фрида и его дракона, чтобы временно сдержать их натиск, пока сама расправлялась с врагами на земле.

Ее молниевой дракон, который обычно пожирал все что вставало у него на пути, встретил преграду в виде шестилапого черепашьего монстра. Абсод, так называли его вид. То же существо, которое попалось им под руку во время спасения Каори и остальных.

Прямо сейчас, абсод заглатывал дракона Юи.

Магия абсодов заключалась в поглощении любого колдовства и хранении его в своем панцире. И этот абсод куда как превышал того своего собрата в лабиринте Оркуса. Юи предположила, что Фрид видоизменил его по своему усмотрению.

Каким бы грозным соперником он ни был, а с драконами Юи обычно шутки плохи. В процессе поглощения драконьей молнии, черепаха приподнялась на0д земной твердью. Панцирь от натуги весь покрылся трещинами лишь бы сдержать неистовое смыкание челюстей дракона.

Даже обновлённая черепаха не дотягивала до составной магии сплетенной из многочисленных заклинаний. При том, что она запросто сейчас поглощала молнию, гравитацию махина была не в силах переварить.

Прежде чем панцирь абсода раскололся от давления, вблизи появился еще один абсод, который стал помогать пожирать гравитационную магию.

Драконья молния не справлялась разом с двумя усовершенствованными абсодами и скоропостижно выгорела в их утробе.

Затем абсоды обратили магию Юи против нее самой.

– Какие приставучие, — два луча света, один желтый по окраске, другой черный, пустились прямо на нее.

Гравитационные сферы Юи покамест были заняты поглощением сияний пепельных драконов и не успели бы прийти на выручку, ей пришлось настроить гравитацию так, чтобы «падать» вверх, в небеса.

– Я горьким опытом научен, как бороться с этими твоими фокусами магии света. Пока со мной мои абсоды, твоя магия бессильна — зашелся в триумфальной ухмылке Фрид.

Юи ответить ему не удосужилась. Она опустила взгляд на абсодов на несколько мгновений, после чего же сомкнула очи в полнейшей концентрации грядущего.

– Опять собираешься искривлять пространство? А вот так мы не договаривались! — его белоснежный дракон и пепельные собратья выпустили сильнейший их сгусток огня. В то же самое время, напоминающие черных пантер бестии подпрыгнули прямо на Юи.

Юи вполне успешно сдерживала столб сияний, правда пока она заплетала заклятия, ее движения становились дубоватыми, в том-то и загвоздка. Фрида взяла несокрушимая уверенность в своих черных пантерах и как они растерзают ее на куски.

Пантеры выпустили целый вихрь щупальцевых отростков в сторону Юи, юрко петляя между ее черными сферами.

Щупальца за это время не оставили живого места на вампирше, нанося множество порезов и царапин на ее коже, превращая ее в кроваво ходячее нечто. Несмотря на внешний вид, ни один из разрезов нельзя было назвать глубоким.

А если бы и были таковыми раны, неприступной обороной Юи считались ведь не ее барьеры или магия гравитации, а ее саморегенерация.

Когда с ней её соратники, она воздвигала барьеры для их прикрытия и уклонялась от всяческих атак попросту потому, что не любила, когда одежда рвалась на лоскуты. Только вот если вспомнить ее изначальный боевой стиль, то заключался он в игнорировании всего входящего урона и фокусе целиком на нападении.

Фрид в полном удовлетворении наблюдал, как его пантерки раздирают Юи на части. Как вдруг, челюсть у него отвисла напрочь, когда все раны зажили в следующие мгновения.

– Это что ли тоже какая-то древняя магия? Сколько же лабиринтов ты разорила?! — действительно истина то, что они приобрели в процессе магию восстановления, впрочем, в случае Юи преобладало кое-что иное. Фрид бился об заклад, что единственная его надежда, это прикончить девушку пока та не успеет опомниться и не зализать раны. Он повелел своим монстрам провести полномасштабный удар на поражение. При этом и сам устроив создание нового пространственного волшебства.

К горькому его сожалению, Юи окончила первой. Ее глаза распахнулись во всю ширь и ее до чудесного мелодичный голос звонко раскатился в хаосе сражения.

– Пять Небесных Драконов. – и вновь скопление темных туч заволокло небо.

Бешеный смерч заходил в крутом круговороте поблизости.

Струйки воды полились как одна, пока не заледенели в одну сплошную глыбу.

Серые пылинки срослись воедино в монструозное драконище.

Голубые искорки, полыхающие жарче пламени преисподней единым витком закружились вокруг нее.

Пять громадных драконов стихий возникли на обозрение всем в ночном небе столицы.

Каждый из них принадлежал индивидуальной стихии, каждый был сплочен воедино гравитационным колдовством.

Завибрировал воздух будто в предвкушении от этих пяти небесных зверей. Каждый пепельный дракон, узревший их, познал ужас и понуро захрипел в предстоящей агонии. Они на уровне инстинктов почувствовали, что они этим божественным созданиям явно неровня, раз тепревосходили их по всем параметрам.

У созданий Фрида как-то поубавилось интересу проглотить заживо Юи. Теперь их сознание занимала лишь мысль о побеге. Они в мольбе потупили взоры в кучу – на своего хозяина.

– Да как… — Фрид в прострации уставился на драконов. Это настолько выходило за рамки его понимания магии, что мыслительные процессы окончательно у демона застопорились.

– Ты все еще надеешься запечатать мою магию? Знай свое место. — Юи надменно на него зыркнула. Она точь-в-точь сейчас вошла в роль принцессы, которой когда-то являлась, в то же время тонким пальчиком наводя на землю.

Небесные Драконы вняли воле их повелительницы и набросились на ее врагов.

Драконы молнии рванули сразу же на абсода, вовсю жаждая реванша.

Абсод вновь приступил к их поглощению, но в этот раз огненные дракон Юи зашел к нему сзади. Пока абсода занимал один дракон, остальные плавили его панцирь раскаленным пламенем.

– Ка-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! — взревел абсод от боли. Его же расплавляли в жидкость в относительно живом состоянии. Снова освобожденный, дракон молнии ускорился в поиске новых жертв.

А именно другого абсода, кто сейчас поглощал штормового дракона Юи. Громовой дракон сожрал абсода целиком, оставив лишь пепел.

Тем временем, ледяной дракон заморозил в ледышку другого абсода, пока земляной дракон превращал в камень все живое, к чему бы он ни прикоснулся.

Теперь уже освобожденный дракон бури рванулся вперед дабы повырезать всех тех монстров, которых не преминул призвать Фрид.

Сколь бы сильна ни была Юи, а ей становилось нарастающе трудно управлять разом пятью драконами. На лбу у вампирши собралась испарина, пока же она неумолимо ввела их под своим командованием.

Заметив этот шанс, Фрид приказал пепельным драконам перейти в наступление.

Юи призвала пять драконов стихий и ее первозданные силы природы столкнулись лицом к лицу с опустошающими пепельными бестиями Фрида.

Разница в мощи была крайне очевидной. Бедные драконы Фрида валились штопками от лап творений Юи.

И только сейчас Фрида постигло озарение, что он выступил против монстра такого калибра, с которым ему с текущим его арсеналом средств ни за что не совладать. Этот парнишка, которого ему удалось застать врасплох совсем не единственный человек, о котором Фриду стоило беспокоиться. Компаньоны Хадзиме тоже внушали подлинный трепет своей смертельным запалом.

И наконец до него дошло, насколько высоко он поднял нос, когда предложил Юи вступить на его сторону как его подчиненная.

Единственный сценарий, когда у него имелся шанс, это выжать из себя все без остатка.

–  Да пошатнется твердь этого мира, чью твердую плоть не смеет лелеять надежды ни рокот драконий, ни молот великана, ни марш тысячи армий коснуться. Одни лишь вздохи божьи позволят выпустить земли извечные стенания! Раскайся и потони в отчаянии своего неизбежного конца — Разлом Пустоты! — пространство вокруг Юи стало преображаться. Вскоре послышался шумный грохот, такой, что звучал как вой из самого сердца планеты.

Юи догадывалась, что за заклинание выпустил Фрид, поэтому мгновенно перешла в оборону. Разлом Пустоты покрывал слишком большой участок для возможного ее уклонения. И стандартная магия бы никогда не защитила от такого, одного взгляда было достаточно.

Юи рассеяла драконов и гравитационные сферы, после моментально соорудив магию собственного производства. Она бы точно не выжила, будь ее внимание разрозненно на многочисленные колдунства.

Она вовремя выставила в качестве защиты заслон, чтобы укрыться от взрывов, вызванных Разломом Фрида.

И взрывы не были похожи на заурядные всполохи огня. Здесь словно разорвалась на отдельные нити само полотно пространства.

Оставшихся пепельных драконов Фрида и чудищ с земли мгновенно стерли с лица этого мира, земля под ногами Юи разверзлась в пропасть, а облака над ней измельчали на комки ваты.

Разлом Пустоты намеренно сокращал, а после стремительно раздвигал определенное место в определенной зоне. Последствиями служили ударные толчки, что невозможно становилось заблокировать простыми способами.

– Хм-м… Так вот какая мощь древней магии, — все посреди нее может и было разрушено, однако Юи еще находилась при жизни.

Одежда превратилась в лохмотья, изо рта шел кровавый ручеек, тем не менее, она еще относительно легко отделалась. Учитывая какую магическую артиллерию по разрушительности подбросил Фрид, восхищало уже то, как мало ее задело. И даже те мелкие раны, которые он ей нанес, быстро заживали.

Юи должна была навсегда исчезнуть. А почему этого не произошло, так это все из-за призыва иллюзорной клетки, которую она успела активировать прежде чем по миру ударило заклятием Фрида.

Иллюзорная Клетка тоже относилась к пространственному типу колдовства, которая как бы ставила защитную задвижку на часть пространства по отношению к поражаемой области. Таким образом, магии отводилась роль как барьера, так и этакого капкана для цели. Правда цену она взимала соответствующую — чудовищные магические затраты.

Ибо она этот процесс сколотила весьма и весьма поспешно, то Юи не сумела как следует залатать место рядом с собой. И только поэтому она понесла хоть какой-то урон. Разумеется, тот минимум вреда был устранен благодаря ее саморегенерации. Она еще и на одежду применила магию восстановления, чтобы выглядеть как подобает на все триста, будто ее и не задело вовсе.

Юи так и возвышалась там, посреди всего разрушения, купаясь в лунном свечении. Фриду она казалась чуть ли не божественной. В этот раз, только вот, он ее не недооценил. Фрид пустил еще одну атаку из ее слепой зоны. 

– И я ведь знал, что ты выживешь, мелкая ты чертовка! – при этом помимо Разлома Пустоты, Фрид раскрыл Космический Разлом позади Юи. Сам он прошел сквозь него и повелел своему белому дракону пустить в неё атаку сияниями.

Юи вполне удачно ушла с траектории выстрела, отскочив направо, не учла она только то, что дракон укусит её за руку когда будет пролетать мимо.

Брызнула густая струя крови, которая заполнила его пасть. Несмотря на кажущуюся мягкость кожи Юи, дракон не прокусил ее насквозь. Он связал ей руку собственной глоткой и зарядил по ней очередным сиянием на расстоянии прямого выстрела.

Фрида сильно вымотали высокоуровневые заклинания одной сплошной быстрой очередью, однако теперь он с гордостью мог сказать, что обхитрил Юи как сам того желал.

Только когда он заметил моську Юи, уверенность на лице у него отхлынула так же, как и прильнула до этого, сменившись окончательным и капитальным отчаянием.

Она на него лыбилась. Так едва-едва, однако уголки ее губ явственно были подняты вверх. Фрид понял, что не в состоянии отвернуться.

Она больше не имела сходства с божеством. Отныне она больше напоминала дьявола с рожками, кого угодно, только не бога или божество. Лунный свет, который придавал ее величию новые уровни объема, повернулся к нему темной стороной луны и наложил подозрительную тень на ее «святой» лик.

Алые глаза ее, обрамленные пышным водопадом золотистых волос, засветились под покровом ночи.

На меня клыки обнажить вздумал? Юи прошептала название магии, что уже было наготове и ждало своего часа.

– Обратное Воскрешение. — и поток под названием время знает, как течь обратно к истокам.

Юи не сказала ни слова вслух, но Фрида прошибла догадка, что он по уши в проблемах.

Фрид с драконом ощутили магическое воздействие одновременно.

– Га-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

– Гра-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Дракон откусил руку Юи целиком, тут же заизвивавшись в агонии, ее же это едва тронуло. Как только тело ее освободилось, она взлетела ввысь благодаря гравитационной магии.

Мгновением позже, ее рука вновь отросла.

Юи свысока взглянула на Фрида, который в этот самый момент истекал кровью от многочисленных глубоких ран.

– Каковы ощущения? Это те же раны, что ты нанес Хадзиме. Так же болит, не правда ли?

–  Га-а-а-а! Ах ты падаль, как ты вообще-… –  Фрид сцепил зубы вопреки мукам и поднял голову на девку, кто так сладко ему улыбалась.

Их обоих покрывала кровь.

Дыра в груди белого дракона выглядела рваной и воспаленной, будто бы совсем свежей. Он расцарапывал ее, все еще пытаясь остаться в воздухе.

Левая рука Фрида теперь была раздавлена всмятку, а в его груди заметен был глубокий разрез. Он не переставал кашлять кровью.

Они оба находились на грани гибели.

Все эти ранения были теми, что Хадзиме и его спутники нанесли им еще в великом вулкане Гурюен.

Обратное воскрешение это такой тип магического восстановления, который заставлял вспыхивать новой волной боли раны прошлого. Ужасающая магическая кара, которая открывала старые шрамы, казалось бы, уже давно зажившие.

Юи планировала одолеть Фрида этим умением с самого начала.

Таков ее замысел мести. Еще в великом вулкане, ей пришлось отступить и не удалось всадить по нему даже одного удара, пока он позволял себе навредить ее дорогому Хадзиме. Тогда она поклялась, что в следующий раз завидев Фрида, она из него труху сделает.

Как только они успешно зачистили Подводные Руина Милджины и выучили магию восстановления, она нашла идеальное заклинание для такого случая. 

Вернуть Фрида в то состояние и вынудить пережить ту горечь поражения, игра явно стоила свеч.

Хотя имелась и проблемка с использованием такого вида волшбы.

Обратное воскрешение требовало от заклинателя быть в трех метрах от цели, и касаться хотя бы в одной точке тела цели. К тому же, максимальный урон равнялся максимальному магическому запасу мага. А ближний бой являлся слабостью Юи. Она искренне не верила, что сможет приблизиться вплотную к Фриду, к тому же пока он восседал на маневренном драконе. Ее планом стало протаранить его магией и приблизиться, когда он достаточно ослабнет. Но прежде чем она воплотила план в жизнь, он подошел к ней по собственной воле. Поэтому она улыбалась, когда дракон откусил ей руку. Он дал ей прекрасную возможность для мести.

– Стало быть…мне не достает мастерства победить тебя сейчас. В таком случае, моим единственным выходом буде-…

– Тебе от меня не скрыться. — Юи подняла руку, намереваясь нанести по Фриду сокрушительный финальный удар. Все же, прежде чем она это совершила, в нее полетел залп магических снарядов снизу.

– Господин Фрид! Просим вас отступать!

– Мы выиграем вам время для побега!

Демоны, которые вторглись в столицу вернулись на выручку своему повелителю. Когда они заметили, как шатко он держится, они отдали остальным приказ прийти на помощь к нему.

– Парни! Нгх, простите меня когда-нибудь! — разгневанные тем, что Юи сотворила с их владыкой, демоны перешли в нападение безо всякой боязни за собственные жизни.

Естественно, их хлипкие потуги никак не могли причинить вред Юи. С другой стороны, им удалось дать Фриду время на открытие космического разлома и тем самым, дать ему путь к побегу. 

Он ушел прежде, чем огненное копье Юи его проткнуло.

– Сдохните. — Юи по-ледяному опустила глаза на демонов, что сейчас оскорбляли ее отборной руганью. Мановением руки, она сплела Разлом Пустоты, то же колдовство, что применял Фрид на ней. Разрывные взрывы раскатились по земле.

Она вкладывала в него больше маны, чем обычно. Ее до чертиков разозлило, что эта чума помешала ей закончить начатое.

– Тц…он как какой-то таракашка, – Юи цокнула язычком в негодовании.

В следующий раз она определенно отправить его на тот свет.

Юи глубоко вздохнула, чтобы унять расшатанные нервы. И в тот же миг, веселый и звонкий голосок прошелся по полю сражения.

– Юи-са-а-а-а-а-ан! Этот мерзавец еще жив? И раз так, дай и мне по нему хорошенечко треснуть пару раз…Воа, что тут случилось-то? Ты землетрясение вызывала или что? — Шия подскочила к Юи, прыгая с одной голубоватой магической платформы на другую.

– Он ускользнул от меня… – Шия более-менее могла сообразить, что значили эти слова. Его живучесть поразили ее. Зайка горько усмехнулась и стала утешать вампиршу.

Они обе обменялись последней информацией и пополнили ману. Пока они описывали каждая свой бой, эти двое увидали, как радужного цвета сияние промелькнуло над дворцом, сопровождаемое красным лучом следом.

Они наблюдали за тем, как столбы света обрушивались на город, дробя городские стены и стирая десятки тысяч монстров в мгновение ока.

Наступила тишина. Они обе переглянусь и хором произнесли:

– Хадзиме.

– Хадзиме-сан.

Никто другой такого бы не сделал. Здесь они были друг с другом солидарны как никогда.

– Пойдем же во дворец.

– Ага…

Юи с Шией в последний раз осмотрели выжженную пустыню, которая когда-то гордо называлась окраиной столичного города. Вымученно улыбнувшись от скверного вида, они вместе заторопились в сторону столицы.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,