Бонусная история второго тома лайт-новеллы. Кошачьи Ушки Ужаса

Одним погожим утром, Хадзиме, Юи и Шия решили прогуляться по главной улице города, приготовившись закупиться всеми необходимыми товарами для предстоящего путешествия. Они восприняли эту тихую пору как некую передышку между постоянными схватками и покорениями лабиринтов. На улочке вовсю кипела торговля, проворачивались сделки купцов, и эти самые купцы, не теряя времени понапрасну, расхваливали во всю глотку собственный товар. По воздуху же попутно разносился аромат сотен пряностей самых разных разновидностей, смешивающихся воедино в неповторимую палитру вкуса. Пока торговцы бойко и даже с каким-то азартом раскладывали свой ассортимент, их компании открывался вид тысяч различных магазинчиков и лавок, с уникальным исключительно ему или ей добром на продажу.

Любой проходивший мимо, не удержавшись, обязательно бы воспрял духом в подобной оживленной обстановке. Особенно такой проходимец как Шия, чья нога до недавнего времени не ступала дальше крохотной деревушки посреди океана деревьев. Её заячьи ушки трепетали от счастья, пока она сама озиралась вокруг, причем нетерпение на лице и не думало куда-то исчезать. Через каждые пару секунд она приходила в себя и молниеносно оглядывалась, дабы убедиться, что она не отошла слишком далеко от Хадзиме и Юи. А убедившись в этом, она снова вприпрыжку скакала вперёд — разнюхивать всё, что только ни попадалось ей на глаза, всё, что разжигало хотя бы миниатюрную искорку интереса в этом неуемном кролике.

— Шия как малое дитя, — Юи, больше не сдерживаясь, звонко засмеялась, глядя на метавшуюся туда-сюда, от одной лавки к другой, зайку Шию. Затем она повернулась к Хадзиме, как бы спрашивая и его мнение тоже. В обычной манере, Хадзиме как по свистку моментально отзывался на голос Юи, но прямо сейчас замер, не в силах оторвать голову от того, что стояло впереди.

-…Хадзиме?

— А-ах, что такое, Ю? — несколько поздновато опомнился он. Озадаченная его странным поведением, Юи сердито сдвинула брови. Поняв, что он не услышал её, она обронила лишь: «Да нет, ничего». Затем, аккуратно присмотрелась к нему.

Мгновением позже, она увидела, как взгляд Хадзиме сосредоточился на определённом субъекте. От одного только этого вида её захлестнула волна зависти! Но при ближайшем рассмотрении, стало ясно, что смотрел он все же не сколько на неё, сколько на некую часть её тела.

«Понятненько», — пробормотала она себе под нос. Хадзиме видимо питал слабость к «этим» вот штукам. Её зависть частично выветрилась, но Юи до сих пор досаждал тот факт, что «они» у неё отсутствовали. И она все ещё не могла простить другую девушку за кражу драгоценного внимания Хадзиме, пусть даже лишь одна частичка её тела повлияла на его «измену». Да, фраз «Ой, сдаюсь» и «Здесь я отступлю» Юи попросту не ведала, и собравшись с духом, она потянула Хадзиме за рукав.

— Хадзиме, давай пока временно разделимся? Ты с Шией, я одна. Позаботься о ней, хорошо?

— Разделимся? Если ты желаешь что-нибудь посетить или пойти куда-нибудь, то я совсем не против сделать крюк. Пойдем вместе.

— Нетушки, я пока не хочу, чтобы ты знал куда, пока нет, — надулась Юи и отвернулась от него. Хадзиме это потрясло: это же наверно первый раз, когда она так с ним обошлась. Не обращая никакого внимания на его недоумение, Юи приправила слова окончательным взглядом искоса.

— Смотри, не иди за мной. Я рассержусь, если попытаешься.

— Х-хорошо. Не пойду… — он конечно старательно скрывал, насколько внутренне разгромлен, но всё же, с треском провалился. После, даже не обернувшись на прощание, Юи скоро смешалась с толпой.

— Что на нее вообще нашло?.. — Хадзиме как истукан просто стоял на месте, ничего не соображая и даже не догадываясь, что это он послужил причиной её такого странного поведения.

Этим вечером, Хадзиме и Шия вернулась в постоялый двор и принялись обсуждать поистине неподвластную их пониманию Юи, незадолго до этого.

— Юи-сан чего-то задерживается.

— А-ага. Я-я уверен, что ей п-просто нужно побыть чуток наедине с самой собой.

— Хадзиме-сан, ты как-то застеснялся, что ли.

— О чем это ты? Я вполне здоров. Я к тому клоню, что… что вообще могло меня хоть как-то смутить? Ничто, м-м-м, никак, не смогло бы. Да, я такой, какой я всегда.

«Ты же находишь ответы на собственные вопросы… И это, как по мне, совсем никуда не годится». Шию начинало раздражать это его поведение. Она никогда прежде не видела Хадзиме таким, и хоть это само собой разумеется, что Юи всё равно его не бросит… кажется, Хадзиме недостаточно доверял вампирше, чтобы быть уверенным даже в этом. Её порядком доставало , что он не доверился Юи так же, как всем сердцем доверилась ему она, и от этого недовольство Шии легко читалось в её голосе.

— Я тебе не верю, Хадзиме-сан. Юи бы тебя никогда не оставила, так чего ты весь как на иголках? Не пора бы и успокоиться?

— Да? Ты наверно кое-что недопоняла. Я абсолютно точно знаю, что она меня никогда!.. Никогда не оставит. Да я бы тебе поверил охотнее, скажи ты, что небеса завтра рухнут на землю, чем в то, что Юи якобы меня бросит.

Не зацикливаясь особо на деталях и тем самым засмущав Хадзиме, Шия поспешно продолжила: «Тогда в чем же дело?» — Хадзиме засмотрелся на то, как ее заячьи ушки завалились на бок в растерянности. Наконец, он запинающимся тоном выдал:

— В-в-видишь ли, Юи как обычно ни за что бы не отошла от меня ни на шаг. Раз ей захотелось разделиться со мной, то я должно быть натворил что-то не в меру ужасное, чем навлек на себя её гнев. Гнев и горечь!

— И-и-и, дальше-то что?

— А дальше обрыв — этой ночью она возьмет меня стоя, как последнюю скотину. В любой миг, когда она мною недовольна, она этим и занимается. Она монстр на крыльях ночи, поэтому я даже не уверен, буду ли я на своих двоих в завтрашнем путешествии или нет.

«Вот как», — глаза Шии жалили упреком заметно дольше привычного ей напора. И это вполне естественно, Хадзиме ведь только что признался ей, какими утехами он будет заниматься с Юи сегодня ночью. С точки зрения Шии, всё выглядело так, как если бы он возносил её опыт в интимных единоборствах до небес. Как та, кто боролась за его симпатию, учитывая ещё и то, что все её потуги не увенчались успехом, имело смысл, что Шию ожидало разочарование в их текущих отношениях. И её заячьи ушки еще больше захлопали в такт её мыслям, как бы обвиняя во всём его.

Хадзиме суетливо заёрзал на месте и проворчал: «Лишь потому, что ты не видела, какие трюки в постели я испытал на собственной шкуре, еще не значит, что ты можешь нести околесицу. Вот, позволь мне привести тебе простой пример. Как-то раз я спросил у Юи, не девственница ли она». (П. П. и было это вроде в экстре первого тома, ага.)

— Воа, ты серьезно? Это же первейшее предложение из запретных, которое никогда, ни за что в жизни, ни под каким предлогом не должно выскальзывать у тебя из-под губ.

— Да уж, теперь-то я понял. Честно, не знаю, что на меня тогда нашло. Может я просто был слишком близок к срыву, после-то всех этих ночных атак исподтишка. Ну и да, она настолько хорошо это вытворяла, что я невольно стал  задаваться вопросом, не девственница ли она часом?

— Я уверена, она рвала и метала.

— Да что ты говоришь, это еще явное преуменьшение. Я уж было решил, что прям там моя песенка будет спета и моя дудочка сдута. В мыслях, это уж точно. И так я приготовился кончить как раб для секса с Юи на всю оставшуюся жизнь… Эти деньки, я бы окрестил их моей черной жизненной полосой. Господи, да я упал тогда на колени и умолял о прощении, даже сейчас помню! Можешь себе представить МЕНЯ, просящим прощения?

— Т-ты и встал на колени? Да как это вообще может сочетаться в одном предложении… — Шия буквально затрепетала от страха. Хоть Хадзиме и называл это ночными похождениями по его душу, она обрисовывала это себе в уме так, словно они всего-навсего позанимались чуть-чуть жестким сексом. Она уже готова была осудить заявление Хадзиме за чрезмерное сгущение красок, но услышав, как он высказался, она стала гадать, что за сумасшествие там могла учинить Юи.

Неловкая тишина повисла в комнате, Хадзиме же в это время — весь на нервах — оглядывался вокруг, волнуясь о том, что его любимка в любую секунду совершит убийство его самого. Шии только и оставалось, что поглядывать на паренька, не в силах что-либо добавить. С легким щелчком, дверь в их комнату распахнулась. Шия с Хадзиме разом повернулись к источнику шума. Юи стояла в дверном проходе, на ее голове выросла пара заячьих ушек.

— Я вернулась, — лицо, по обыкновению, кирпичом. И ей похоже совсем не мешало то, что из её головы торчали не только её уши. Не обращая внимания на их прифигевшие лица, она уселась на кровати. Когда эти двое наконец пришли в себя, и прежде чем Хадзиме разорвал стратегическую, чуть ли не рекламную паузу, Шия завизжала:

— Хва-а-а-а, ва-а-а-а! Что во имя всего заячьего это тако-о-о-о-о-о-о-о-о-е-е?!

— Какой странный вопросец. Очевидно, заячьи уши обыкновенные.

— Это я поняла! Но с чего ты их надела, Юи-сан? Так ты пытаешься отнять мои сильные качества или что?! — Шия тыкнула на нее пальцем, «Виновна!», брюзжа, словно Юи только что украла патент и скопировала её особый шарм. Юи лишь отвернулась и проговорила шелковистым голосом:

— Все из-за Хадзиме и заячьих ушек.

— И в-всё равно, с чего это ты решила, что вот так запросто можешь отбирать у меня мои ушки?! Если же они действительно виноваты, то зачем ты их вообще нацепила? — Шия качнула головой в непонимании. Её заячьи ушки прыгали с места на место во время этого действа. Хадзиме вытаращился на них, как пещерные люди на огонь, а Юи пробормотала: «Судя по всему, ненастоящие здесь не сработают…»

Эти слова полностью объясняли сложившуюся ситуацию. Юи раскрыла самое сокровенное желание Хадзиме потереть пушистенькие ушки Шии. И так, чтобы честь по чести посостязаться в ней в этом деле, она раздобыла и себе комплект заячьих ушей. Скорей всего, из магазина.

— Ч-что ж, кажется я очень даже понимаю твою всесжигающую жажду приобретения собственных заячьих ушей после того вида, насколько восхитительны мои. Фу-фу-фу, но позволь мне кое-что оспорить. Перед истинными заячьими ушастиками твои нацеплялки на голову лишь жалкая подделка! — Шия возможно чересчур заигралась и слегка свысока посмотрела на Юи, оценивая её сверху вниз, как ни в чем не бывало продолжив:

— Юи-сан, ты подорвалась на стратегической ошибке, а другого я здесь не вижу, сражаться со мной в моей же стихии! Прими свое поражение! — Шия уже напрямую высокомерничала в торжестве логики, да только здесь и в правда не поспоришь — с одного взгляда любопытному становилось понятно, что дополнительные ушки Юи подделка и не такие мягкие и шелковистые, как у ушастого зайца.

Однако в случае Юи, она сделала это ради Хадзиме. Он и без того находил ее безгранично миленькой, но зная, что она готова была пойти на такое только бы удовлетворить его, ясно говорило о том, чью пару ушей он ставил на первое место. Здесь не получалось провести и сравнения между зайцеухой девчонкой, которая зазналась и слишком уж приподняла свой нос перед ним, простым смертным, и вампиршей, кто пожертвовала всем лишь для того, чтобы доставить ему максимальное удовольствие. Разумеется, Юи не горевала в отчаянии от шквала атак Шии. По факту она превзошла все ожидания.

— Я и никогда не думала, что мои заячьи головогрейки смогут разбить в пух и прах твои ушастые прелести. Это только начало, — Юи стянула с себя не свои уши и заменила их на кое-что еще. Это что-то выглядело как пара аппетитно-пушистых, черненьких треугольничков, сейчас в состоянии покоя лежащих на её голове. Что еще больше открывало вам рот во всю ширь, это тот нюанс, что при вливании маны они двигались сами по себе, как настоящие!

— Э-это еще что за…нафиг такой? — по позвонкам Хадзиме, как деревянные молоточки по брусочкам ксилофона, застреляло искорками электричества. По нему прошло такое неописуемое чувство благоговения, прошло еще и вытерло об него ноги! Но на этом спектакль Юи не заканчивался. Когда рука Хадзиме — точь-в-точь рука дрожащего старика — прикоснулась к заветным кошачьим ушкам Юи, он в неконтролируемом порыве чувств завизжал как последняя сучка. Перед его глазами, Юи показала ему еще одну мохнатую и удлинённую штучку, каким-то чудом присобаченную к области тела над ее попой. Когда она залила ману и сюда, штуковина зашевелилась как живой хвост. Хадзиме шумно сглотнул. Юи встала на четвереньки и проползла туда, где в опупении стоял Хадзиме. Она выглядела до умопомрачения мило. Дойдя до Хадзиме, она произнесла одно:

«Мяу».

Чем на самом деле заменила Юи заячьи уши, являлось вершиной эволюции всех животных ушей — уши кошачьи. Она даже приделала им хвост для большей схожести. Юи выгнула податливую спинку и игриво махнула лапкой, рассекая воздух, будто не прочь поиграть с ним в царапки, цап-царап. Мяу – а ведь какое схожее звучание, какое совпадение! Учитывая, что в это же мгновение где-то в другом месте, на свет появилась девочка по имени Мюи.

— Юи, до каких же пределов ты норовишь испытывать моё самообладание? — схватился за голову Хадзиме, уже чуть ли не в припадке сдерживая самого себя. Его животные инстинкты практически возобладали над его разумом. Но даже когда он держался из последних сил, Юи не выказала ему ни капли жалости.

«Мявк» — Юи перекатилась на спину, точно пёсик, который беспрекословно подчиняется своему хозяину. Её умоляющий взгляд встретился с глазами Хадзиме. И этого хватило, чтобы смыть плотину мыслей к чертям. Свет его очей сменился незнакомым, кровожадным блеском. Но прямо перед тем, как состоялся наверно один из величайших уроков анатомии в истории, в их происходящее доблестно вмешалась Шия.

По позвоночнику Хадзиме еще раз прокатился поток статического электричества.

— Как это подло! Юи-сан, ты вероломная женщина, так любишь устраивать подлянки! Видно же, что ты заранее всё спланировала! И всё ж!.. Не забывайте, что эти уши-лапы-хвост, все это под-дел-ка! А мои настоящие ушки и хвостик никогда и ни за что не проиграют какому-то второсортному товару, хм! Посмотри сюда, Хадзиме-сан, вот оно, сокровище нации, самые настоящие заячьи пушистики! Трогай их, мни их, сколько душенька возжелает! – выставляя на показ всю себя, с размахом приняла вызов Юи Шия. Ее уши и хвостатый друг в предвкушении задергались, когда она прислонилась к Хадзиме. Но похоже, Юи предвидела и такое развитие событий. Когда дело заходило до битвы за Хадзиме, Юи была готова к любым неожиданностям.

— Ты дурашка. Шия, что конкретно наводит тебя на мысль, что… мои ушки ненастоящие?

— Чего… ты такое ляпнула?

— Я ведь отлично знала, что ты воспользуешься этим, моя дорогая Шиячка. Именно поэтому я достала настоящие кошачьи ушки. Это не подделка. И поэтому я могу вливать в них ману, сколько захочу. Мана также помогает им не сгнить, — Юи присела на кровати и победоносно воззрилась на Шию. Армия мурашек побежала по спинам Шии и Хадзиме, но уже по другой причине. Только что ему пришлось хлебнуть лиха от суровой правды жизни, но и он и вспотеть-то толком не успел. Шия медленно, повторяю! Ме-е-е-едленно отступала шаг за шагом назад, дрожа уже всем своим существом. Юи в непонятках склонила голову набок, когда Хадзиме собрал всю свою волю в кулак, чтоб задать такой деликатный, ма-а-а-а-аленький вопросик:

— Ю-Юи, откуда они у тебя?

— Хм? Из универмага, который на главной улице — Хадзиме с Шией выпустили облегчённый вздох. Видимо, такие в этом районе обычная вещь—

-…Но там не продавали живой экземпляр, — Хадзиме и Шия снова застыли как изваяния, не живы ни мертвы. Выходило, что ненастоящие заячьи уши она раздобыла там. Тогда откуда же эти кошачьи уши и кошачий же хвост? Они оба уставились на Юи, сейчас она выпятила грудь колесом от гордости, и так налегке ответила:

— Их я оторвала сама, — Ох уж эти извивающиеся кошачьи уши и хвост. Потому ли они шевелились, что она маны им втюхивала или же, потому что еще свежее мяс…

Эти «ухи» чего-то разом больше не казались такими уж «милафными». Шия затряслась от ужаса в уголке, её стоячие как веер уши поникли, опустившись на голову концами вниз.

— Она псих, Юи-сан маньячка полная, — шептала и шептала она в страхе. Из глаз ручьем лились слезы, всё тело трепетало как от жаркого озноба.

Юи ни с того ни с сего перевела взгляд на Шию. Шия испуганно вскочила, когда Юи выпучилась на её, пока еще функциональные ушки прохладным, равнодушным взглядом.

— Позволь же мне… оторвать и эти тоже?

— Не-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-ет, Юи-сан, ты больна!!! Ты монстр-р-р-р-р!!!! — Она на всех парах вылетела из комнаты со скоростью удирающего зайца. Состроив гримасу, Хадз окликнул Юи.

— Ум-м, Юи?

— Да? Извини, это была просто шутка. Мне очень жаль Шию, но мне хотелось побыть с тобой наедине… К тому же, эти искусственные уши изготовлены из настоящего меха монстра, поэтому можешь гладить их, сколько пожелаешь, хорошо?

— Д-да, ладно. Ум-м, вот что, Юи, ты очень обворожительна. Но, э-э-э, совсем не из-за кошачьих ушей, а потому что ты это ты, ты же это понимаешь?

— Да. Спасибо, — Юи тепло улыбнулась. Хадзиме аккуратно снял кошачьи уши и хвост и крепко её обнял. Юи прислонилась к нему и позволила себе отдаться этому порыву. Заворожённый её видом, Хадзиме стал поглаживать её по волосам.

…Он решил не спрашивать, почему со снятого хвоста и ушей Юи исходило тепло.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,