Бонусная история первого тома. Нисхождение богини в райские кущи

Изобилие товаров, рядком выстроившихся на каждой полке и книжном шкафу, придавало интерьеру магазина некоторую приплюснутость, несмотря на довольно-таки большую рабочую площадь. На фоне всего этого, играла популярная аниме песенка, достаточно громкая, чтобы слышаться всем, и в то же время не на том уровне, чтобы показаться навязчивой. Этот магазин повсеместно славился своим широким ассортиментом товаров по части аниме, манги и прочих подобных прелестей.

На, казалось бы, такой натуральный лад, у внешней стороны магазина вовсю толпились паломники, прокладывающие себе путь в эту святая всех святых. Большинство из них можно было отнести к группе «Воинов» или «Джентльменов». Кое-кто взял с собой и своих друзей, и магазин кипел от разгоряченных споров и оживленных обсуждений на тему о том, кто лучшая девушка всех времен и народов и показ какого аниме в этом сезоне не стоит ни в коем случае упускать.

Где-то посреди этого поле битвы существовал уголок тишины и спокойствия. В самой задней части магазина имелся отдел, спрятанный от посторонних глаз парой занавесок. Крупный знак ограниченного доступа — «Не для детей» был отпечатан на каждой занавеске, давая понять всем остальным, что этот уголок посвящался взрослой аудитории читателей.

Сколько бы стойкости не нашлось у книжных ветеранов, а их голоса как по волшебству смолкали при входе сюда и им в их беспокойстве чудилось, что неусыпные взгляды окружающих пронзают их сущность. Даже аниме песня на заднем фоне как-то по-умирающему обрывалась в атмосфере этой Мекки.

Однако сегодня тишина была разбита вдребезги.

— С-стоп, постой же ты, Каори! Нельзя вот так вот совать туда свой нос!

— Н-но Шидзуночка…

Голоса двух девушек разорвали всеобщую гармонию. Их звонкие, высокие голоса звучали точь-в-точь как звон колокольчиков. Все воины, от мала до велика, побросали все, что только можно, отложив все «важнейшие» дела на потом, и робко высунулись из-за своих полок. Из-под занавесок показался единственный тоненький женский пальчик, тыкающий на один из товаров.

Все присутствующие «вояки» сразу же достигли единомыслия: «Погодите-ка, неужели она собирается войти туда?! Черт побери, это ведь значит, что больше нет пути назад!

— Никаких но. Возрастная категория «Для любой зрительской аудитории» уже распродана, так что пора тебе уняться наконец.

— Но ведь… Отец Нагумо-куна работал над этой игрой, вкладывал в нее душу! А вдруг Нагумо-кун тоже играл в… в версию в-в-восемнадцать плюс от этой игры?

— Т-ты смотри сюда. Ты же собиралась купить эту игрулю, чтобы побороть себя и разговориться с Нагумо-куном, так? Уж не планируешь ли ты обсуждать с ним всякие там сцены с-с-секса с ним в классе или что-то вроде того? (П. П. ухаха, как же я угораю с их заикания. Люблю свою работу). У меня есть смутные опасения, что после такого он скорее даст деру в прямо противоположном  от тебя направлении. И неважно насколько благие и чистые побуждения ты преследуешь, Каори.

Для того, чтобы найти тему для разговора с человеком, в которого втрескалась по уши – повторимся, что звали его Хадзиме Нагумо — Каори заявилась сюда для покупки игры, которая вышла в свет из-под рук его отца. Однако из-за своей отгремевшей популярности, версию «Для любой зрительской аудитории» раскупили везде, где только можно, и на складе остались одни экземпляры 18+. И то, это лишь потому, что некоторые магазины случайно заказали больше товаров, чем первоначально планировали.

Учитывая ее возраст, Каори все равно не сможет приобрести игру 18+, но с ее бесшабашным «напроломом» и бесстрашием, она все равно решила попытать госпожу удачу.

— Я-я знаю. И все-таки… Не пытайся меня остановить, Шидзуночка! В жизни девушки наступают и такие моменты, когда она просто-напросто должна пойти напролом! И сделать то, что должно!

— Да, но это не относится к такому деликатному случаю. Эй, стой, кому говорят!

Воины все разом набычились, да как вдохнули ртом воздух, засвидетельствовав наверно первый на своей памяти раз, когда девушка прошла за занавески. На какое-то время никто не мог и слова молвить, но уже скоро послышался приглушенный шепот.

«Ух, все, занавес… какая горячая цыпа…», «Ах, какая женщина, какая женщина…» и прочие поощрительные комментарии и овации зрительских симпатий разнеслись оттуда.

Первое, что встретилось на пути Каори по проникновению на территорию секции продукции для взрослых, являло собой постер скудно одетой дамочки в полный рост. При одном только ее виде Каори покраснела до кончиков ушей, затем поспешно пригвоздила взор к полу, поймав на себя ошалелые взгляды каждого стоящего мужчины в этом отделе. На ней сфокусировались столько глазищ! Шидзуку позади ухватила ее за руку и попыталась силком вытащить отсюда, но… не тут-то было. Никто и ничто не удержит Каори от достижения заветной цели, с ее-то географическим кретинизмом. Она решительно заявила: «Я-я так просто не сдамся!» — прежде чем сделать еще один шажок навстречу хранилищу всея мудрости.

Щидзуку уже слишком обессилела оттаскивать Каори — как бы она сама того не желала, а во всю силу она ее оттянуть не могла ввиду нагрянувшего смущения. И так, она против воли тащилась следом, как какая-нибудь простодушная девушка, заплутавшая в другом мире.

— Ах, Ш-Шидзуночка, я нашла ее!

— Ч-что такое? Это, может прекратишь и дальше тянуть меня за собой?

Словно не вслушиваясь в ее мольбы, Каори неотступно вела за собой Шидзуку — у которой на глазах между прочим уже навернулись слезы — все дальше и глубже в священную землю, пока она таки не дошла до игры, от которой так млела в ожидании. Взяв ее в руки и посмотрев на обложку, Шидзуку внезапно жалобно пискнула. Причина, конечно, заключалась во многочисленных девушках, которые в соблазнительных позах усеяли все свободное место фронтальной стороны коробки с игрой.

Шидзуку стремительно отвернулась, но Каори беспечно развернула коробочку, дабы запечатлеть и то, что изображено на обратной стороне. Рассматривая веселые картинки, она выдала что-то поистине бестактное.

— Х-хах? Шидзуночка, тебе не кажется, что эта девушка похоже на тебя?

— Чавооооо?! Д-д-да не смеши меня! Я бы никогда и ни за какие коврижки не встала на четвереньки с растопыренной вот так попой! (П. П. Ухаха, флаги, автор поднимает флаги, господа! Хехе)

Шидзуку сама порядочность, прежде чем отразить такой опасный выпад, она оглянулась вокруг, и даже после этого, ее щеки стали подобием красной свеклы. Только вот незадача, ее голос выдался немного громче обычного, и возможно поэтому, по воздуху вдруг взвился какой-то красный шлейф. После чего, кто-то грохнулся позади полки. Вскоре за этим последовал истеричный вскрик раненого медведя: «Мужик, только не помирай на моих руках! Елки-иголки, кровотечение не останавливается, нос заткнуть нечем!» — Похоже у кого-то слишком бурно разыгралось воображение.

— Д-да и вообще, а тебе не кажется, что вот эта девонька выглядит как ты, Каори?

— Да ни за что в жизни! Я-я бы никогда не опустилась до таких смущающих вещей, как поза наездницы на таком-то вот мужчине!

Последовал еще один фонтан красного, и уже второй мужчина шмякнулся у другой полки. Минуту спустя раздался чей-то голос: «Врача, полцарства за врача-а-а-а-а-а-а!»

Затем, из рядов закаленных воинов вышел спаситель.

— Кхм-кхм, мисс. Прошу прощения, но вам должно исполниться хотя бы восемнадцать для покупки данного продукта. Могу ли я попросить вас вежливо покинуть это заведение?

Так ознаменовался приход менеджера. Тридцать с гаком лет, профессия -волшебник-маг, ой, менеджер, который уже догадался, что это скажется негативно на бизнесе, если часть его магазина будет завалена толпой трупов и поэтому, он целесообразно вмешался. Оставшиеся воины пребывали в твердой уверенности, что его авторитет будет достаточным, дабы отогнать нечистую силу в лице двух наглых вторженцев.

И… их противник оказался им мало того не по зубам, так они еще и крупно влетели. Шидзуку чуть ли не в яростном исступлении вращала головой вверх-вниз, проглатывая слова вместе со слезами, пока силилась вытащить Каори из отдела секретных материалов. Вот только Каори так легко не запугать. Даже когда по ее лицу стекали слезы, она все же вытянула коробочку с игрой к менеджеру и громогласно воскликнула:

— Я-я бы хотела купить вот это вот, пфашалуфта!

Лицо менеджеру сморщилось как вялый фрукт и он настойчиво напомнил, что вам, дескать, нужно быть совершеннолетними для таких игр, иначе никак, но Каори в голову пришла чересчур похоронная отговорка.

— Э-это для моего папули!

Да что за отец позволит дочери покупать хентай! — у каждого на уме зависла одна и та же мысль. Каори и сама въехала, что ляпнула что-то не то, тем не менее, она не потеряла шанс и дальше вешать лапшу на уши.

«Это подарок на его день рождения!» и «Мы с ним вместе сыграем! Будет здорово!» — собственно говоря, ее реплики вбивали последние гвозди в крышку гроба. К тому времени, Шидзуку зарылась в лицо руками, мечтая просто тихонько помереть. В конце концов, Каори завершила театр имени Каори со словами «Ну позязя, не позволите мне ее купить?» — ее щенячьи глазки и божественные мольбы потихоньку доводили и менеджера до ручки.

— Прошу меня простить, одну секундочку — это все, что бросил менеджер, прежде чем припустил за полку и чудесно сфонтанировал там кровью из носа. Он как и все — отаку, что означало, что менеджер спокойно мог пасть жертвой чар Каори. Стена причитаний и воплей «БОООООООС!» слышалась от тех немногих уцелевших воинов, кто все еще продолжал стоять.

В сей блистательный день, в день ее квеста по покупке одиночной игры, Каори собрала за собой горы трупов как клиентов, так и сотрудников магазина, что тут еще сказать — всех без разбору.

P.S.

(П. П. Даааа, Хадзиме от их парочки еще сильно достанется, бедный малый…)

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,

comments powered by HyperComments