Бонусная история второго тома лайт-новеллы. Родительское собрание с учителем

— Мам, пап, я вас очень прошу, нет, я вас ЗАКЛИНАЮ, будьте людьми и не ляпните что-нибудь вгоняющее меня в долбанный стыд. — такие слова первым делом разнеслись по коридору школы, заполненной вечерним светом.

— Да будет тебе, Хадзиме, что за повод к беспокойству? Всего лишь разговор учителя с родителями. Всего-навсего перетрём о твоей успеваемости в школе, то, сё.

— Ну что за беспокойное дитя! Только потому что твой куратор — законнорождённая лоли ещё не значит, что мы будем её дразнить или что-то подобное.

— А вот это и есть ПЕРВОПРИЧИНА проблемы! Пожалуйста, не смейте использовать словосочетание «законнорождённая лоли» в присутствии моего преподавателя. Я серьёзен как никогда, никто из других родителей не ведёт себя как вы. Прошу, умоляю вас, держите это при себе, ладно?

Хадзиме выглядел серьёзней Будды. Но его мама, Сумире, его папа, Шуу, не могли сдержать ухмылок, прям как дети малые.

— Слышала, мама Сумире? Он утверждает, что остальные ведут себя иначе.

— Слышу вас хорошо, папа Шуу. Кто бы мог подумать, что он о нас так высоко отзывается. Дорогой, я не уверена что позволю ему идти по жизни самостоятельной дорогой. У-фу-фу.

— Я вообще не о том! Хватит додумывать всё на свой лад! — родители на него положили.

Сегодня должно было состояться его родительское собрание. С глазу на глаз родители с его учителем. Ибо он ведал, насколько диковаты повадки его родни, Хадзиме небезосновательно верил, что дела могут с лёгкостью покатиться под откос.

Ему вдруг вспомнился полный провал, случившийся в его средней школе при тех же обстоятельствах. Из своих размышлений его вывели звуки шагов, идущие из коридора. Учительница, что пришла с ними познакомиться, была никто иной, как Айко Хатаяма собственной персоной. При росте в 140 сантиметров и милой детской мордашкой, Айко чем-то напоминала маленькую белочку нежели учителя, учитывая ещё и то, как она носилась туда-сюда стараясь помочь абсолютно всем. Но только всё усугубляя.

Собрание началось безобидно, Айко завела разговор об оценках Хадзиме. Шуу и Сумире преувеличенно трясли головами в одобрении, когда она проходила тесты и подобные вещи. Они воистину отыгрывали свои роли, и беспокойство Хадзиме всё нарастало.

— Ум-м, говоря напрямую, академически у Хадзиме всё в порядке с оценками. Хотя я и некоторые другие учителя искренне волнуемся за его хроническую привычку спать во время занятий… — Айко неловко улыбнулась и Хадзиме понимающе сделал то же самое. Затем, она, скрепя сердце, открыла было рот и постаралась донести как можно деликатнее до них следующее замечание:

— К тому же, отношения с одноклассниками у Нагумо-куна обстоят чуть-чуть…

Сцена Хадзиме, одиноко сидящего за обедом промелькнула в сознании Айко. Хотя его изоляция тревожила её, самому Хадзиме это никак не мешало жить (П. п. не забываем, что у япошек коллектив это всё. А по одиночке там чуть ли не полный игнор и козел отпущения ты). Он также сообщил Айко не волноваться за него, поэтому она и не знала, как получше взяться за эту тему. Однако Шуу смёл её заботы одной левой.

— Я и и моя жена в курсе о недостатке друзей в его социальном кругу, сенсей. И мы, в общем-то, не против.

— Н-но…

— Всё нормально, сенсей. Наш сынок немного пассивен, но когда придёт время и надо будет показать характер, он непременно сделает всё что в его силах. Я и мой муж уже долго это обсуждали…И когда придёт пора и нашему сыну придётся совершить побег, то мы уже заготовили для него пару тропок!

— Ум-м, сомневаюсь, что побег это… — Айко пребывала в оторопи, понимая, насколько родителей Хадзиме не волновало его школьная ситуация и то, что они готовы были помочь ему сбежать, если возникнет необходимость.

Сумире внезапно посерьезнела. Полагая, что её предыдущее высказывание было не иначе как шуткой, Айко тоже в миг посерьезнела. Она уже приготовилась отвечать на вопрос его мамы, что она как учитель делала всё чтобы исправить такое положение, только то, что задала ей Сумире, это перцу, а не вопрос.

— Кстати, Хатаяма-сенсей, вы с кем-нибудь встречаетесь?

— Что-что?.. — глаза Айко округлились, фигуральные вопросы всплыли у неё над головой одной сплошной стайкой. А вот у Хадзиме взлетел над головой вопрос с восклицательным знаком.

— Я спрашиваю, есть ли парень, с которым вы ходите на свидания?

— Н-нет, пока нет, но…

— Тогда есть ли девушка, с которой вы…

— Да ещё чего! Чего вы это мелите-то, в самом деле?! — на повышенных тонах воскликнула Айко. Лицо Хадзиме мгновенно пережило трансформацию сверху донизу.

— Понятно. Слышала я, что преподавание накладывает большую ответственность. К тому же мой сын упоминал, что вы посвящаете много свободного времени вашим ученикам… Честно признаемся, мы очень обеспокоены вашими делами на личном фронте.

— Б-благодарю за вашу заботу! Так, почему вы об этом именно сейчас заговорили?

— Да просто тут мысль одна в голову пришла… Почему бы не сосватать вас на нашем сыне?

— Да боже правый, что вы такое несите, правда-правда что?! — заголосила Айко.

— Ваших ж бабушек! Мама, папа-а-а-а!

Хаос окутал такую классную комнату. Шуу и Сумире не останавливались на достигнутом и вгоняли Айко всё больше и дальше в краску, пока Хадзиме тщетно пытался найти выключатель режима берсерка у родителей. Всё только ухудшалось.

— А? Дык, разве Хатаяма-сенсей не в твоём вкусе? – переспросил Шуу.

Смущённая и пышущая как рак, Айко едва пролепетала «А-ва-ва».

На что Шуу прокомментировал следующим образом: «Вау, мне послышалось или я в первый раз в жизни услышал звуки ‘Авава’ в реальности? – ещё и кивая в полном удовлетворении.

— Ум-м-м, это всё, что я хотела с вами обсудить… — Айко медленно и устало сползла мокрой лужицей со стула, на котором сидела.

Пару секунд спустя, она встала и побрела вялой походкой по направлению к учительской. Разборка с Шуу и Сумире выжала значительную долю её психики. Хадзиме находился в процессе придумывания подходящих извинений, когда Айко замерла на середине пути и повернулась к ним. По её щекам расходилась пунцовая россыпь смущения.

— Н-Нагумо-кун! Я твой учитель и мы не можем состоять в отношениях, ты меня понял? — затем она развернулась и скрылась в учительской комнате.

— Мам, пап, и как мне завтра прикажете показываться на глаза учителю?

Родаки только и сделали что выказали одобрение большими пальцами вверх.

— С улыбочкой, а? — они это хором пропели. Первый раз в жизни Хадзиме почувствовал, как готов убивать на месте.

иконка стрелка, стрелка влево,Картинки по запросу иконки три палочкииконка стрелка, стрелка вправо,